Ил-28. 8 июля 1948 года впервые возвысился в небо

Новость опубликована: 04.06.2017

Ил-28 — первый реактивный бомбардировщик России
Ил-28 — первоначальный реактивный бомбардировщик России

Ил-28 — первый реактивный бомбардировщик России

8 июля 1948 года впервые возвысился в небо самолет, которому предстояло стать самой массовой в мире машиной такого типа

Еще гремели последние залпы Другой мировой войны, когда советские авиаконструкторы вплотную приступили к разработке самолетов нового типа — реактивных. Опыт применения немецких реактивных истребителей и бомбовозов, хотя и был весьма невелик, ясно показал, что будущее — за такими машинами. Отвечая на этот вызов времени, Советский Альянс создал несколько настоящих летающих легенд реактивной авиации, в том числе и среди самолетов первого поколения. Истребитель МиГ-15 сделался самым массовым реактивным истребителем в мире, а созданный практически одновременно с ним фронтовой бомбардировщик Ил-28 — самым массовым реактивным бомбовозом. А в первый полет ильюшинский самолет отправился 8 июля 1948 года — всего через семь месяцев после утверждения эскизного проекта совсем новой машины!

Рассказывая историю создания Ил-28, большинство историков авиации не преминут написать, что-де его проектирование завязалось «с хвоста» — с создания новой кормовой оборонительной установки Ил-К6. Но это справедливо лишь отчасти: создание этой установки лишь ускорило принятие решения об всеобщей компоновке самолета, однако началом создания будущей легенды не было. В действительности отсчет истории Ил-28 нужно вести с двух событий: разработки реактивного четырехдвигательного бомбовоза Ил-22. По справедливости, именно его и стоило бы называть первым самолетом такого типа в СССР: построенный в единственном экземпляре и так и не общепринятый на вооружение, он, тем не менее, был именно боевой машиной — со всем необходимым оборудованием, включая мощное оборонительное вооружение.

Именно на Ил-22 сделалось понятно, что обеспечить безопасность реактивного бомбардировщика можно лишь за счет комбинации двух факторов: высокой скорости полета, позволяющей уходить от истребителей противника, и оборонительного вооружения, способного успевать за маневрами атакующих аэропланов. А это означало, что от привычных турельных установок нужно отказаться: человек не в силах двигаться с нужной скоростью. Ставку сделали на электрогидравлический привод — и это тоже было первое подобное решение в истории советской авиации. Так показалась кормовая 23-мм спаренная пушечная установка Ил-К6, которая оказалась настолько удачной, что фактически решила проблему обороны задней полусферы бомбовоза — и позволила конструкторам избавиться от лишних стволов, кабин и членов экипажа, заметно облегчив машину.

И если уж считать установку Ил-К6 одной из первопричин появления Ил-28, то другой такой первопричиной нужно признать покупку Советским Союзом лицензии на производство английских турбореактивных двигателей «Нин». Ведь основным недостатком Ил-22 стала его недостаточная скорость и тяговооруженность, прямо зависевшие от использованных на нем реактивных двигателей ТР-1 конструкции Архипа Люльки — первых отечественных двигателей такого образа. Их тяги откровенно не хватило для такой тяжелой машины, несмотря на то, что на ней установили сразу четыре двигателя. Лицензионные «Нин», получившие индекс РД-45, бывальщины гораздо тяговитее, и на новую машину Сергей Ильюшин решил ставить именно их.

Когда стало понятно, что для обороны новоиспеченного бомбардировщика достаточно одной свежеспроектированной кормовой установки, а новые лицензионные двигатели обеспечивают достаточную тягу, встал проблема: сколько двигателей нужно, чтобы дать машине нужную скорость? Поначалу остановились на четырех, но они делали бомбардировщик чересчур тяжелым: взлетать он мог бы только с бетонных взлетно-посадочных полос, а фронтовому самолету такая избирательность была противопоказана. Тогда ильюшинские конструкторы разрешили оставить только два двигателя, соответственно уменьшив и размеры самолета, и число членов экипажа, разумно рассудив, что фронтовой машине не придется совершать многочасовые перелеты — в посредственном два-два с половиной часа полета, с которыми справится и один летчик. А когда стало понятно, что использованный на Ил-22 подход с размещением пилота и штурмана в назализованный сплошь остекленной кабине себя не оправдало, решено было вернуться к классическому расположению «штурман впереди внизу — пилот позади наверху» и за счет этого уменьшить диаметр фюзеляжа и вес машины.

Так воедино сошлись несколько решений, предопределивших появление одного из самых успешных реактивных самолетов первого поколения: мощная оборонительная установка, два сильных двигателя, классическая компоновка пилотской и штурманской кабин, небольшой экипаж и небольшие размеры машины. С учетом всех этих конструкторских находок создали эскиз бомбовоза, который генеральный конструктор Сергей Ильюшин утвердил 12 января 1948 года, а уже 8 июля летчик-испытатель ильюшинского ОКБ Владимир Коккинаки впервые возвысил самолет в воздух.

Примечательно, что этот полет состоялся всего через полмесяца после того, как правительство официально выпустило постановление о создании фронтового бомбовоза с турбореактивными двигателями в ОКБ Ильюшина. Такая скорость объяснялась просто: Сергей Ильюшин начал проектировать Ил-28 по своей инициативе, без распоряжения, хорошо понимая необходимость такой машины. Формально же заказ на постройку такого самолета был дан двум другим КБ — Андрея Туполева и Сергея Алексеева (прогремевшего как один из создателей самолета Ла-5). В итоге алексеевская машина не дошла даже до стадии испытаний, а туполевский Ту-14 стал основным конкурентом Ил-28.

Впрочем, конкуренция эта была с самого основы неравной: Ил-28 существенно превосходил Ту-14 и в скороподъемности, и в простоте управления, и в простоте обслуживания, и в возможности использования с грунтовых аэродромов. Проигрывал «Ил» лишь в дальности полета и грузоподъемности, что было не критично для фронтовой машины. Однако симпатии военных достались обеим машинам поровну, и заключительнее слово в выборе осталось за тогдашним председателем Совмина Иосифом Сталиным, который дал «добро» обоим самолетам: первый установили в армейскую авиацию, второй — во флотскую, превратив в торпедоносец. Одновременно КБ Ильюшина получило распоряжение заменить лицензионные двигатели РД-45 на новоиспеченные отечественные ВК-1, имевшие большую тягу. Первый самолет с новыми моторами поднялся в небо 8 августа 1949 года, достигнув на вышине 4 км скорости в 906 км/ч — на шесть километров больше, чем требовал военный заказчик.

В конце сентября 1949 года первый серийный реактивный фронтовой бомбовоз Ил-28 приняли на вооружение. Производство новой машины развернули сначала на трех, а потом на пяти заводах — благо, простота конструкции позволяла подобный масштабный выпуск. Причем сдавали самолеты невиданными для реактивных машин темпами: временами до ста с лишним единиц в месяц! Утилитарны все Ил-28 первых выпусков поступали в авиачасти, дислоцированные в западных военных округах и группах советских войск в европейских социалистических краях — туда, где их применение было наиболее вероятным. И буквально с первых же месяцев «Илы» заслужили искреннюю любовь и пилотов, и техников. Первых завоевала простота управления на всех режимах, удивительная устойчивость на курсе и тот факт, что машина прощала своему летчику очень многое, вплоть до натурального воздушного хулиганства. А вторые по достоинству оценили впервые обеспеченную на отечественном самолета доступность всех узлов и агрегатов. Довольно сказать, что все гидропроводы и воздухопроводы, да и электропроводку прокладывали в наружных аналах по обе стороны фюзеляжа, закрытых легко снимающимися панелями, за счет чего все эти системы можно было легковесно осмотреть и отремонтировать, что, в конечном счете, существенно повышало скорость подготовки к вылету и боевую эффективность самолета.

Увы, несмотря на то, что Ил-28 очутился идеальной машиной для фронтовой авиации 1950-х, а со временем стал еще и носителем тактического ядерного оружия, ему был отведен недолгий срок. И вовсе не потому, что аэроплан плохо зарекомендовал себя в строевых частях или оказался неудобен в эксплуатации — со стороны военных к нему претензий не было. Виной всему сделалось знаменитое сокращение армии при Никите Хрущеве и возобладавший при нем неумный взгляд на ракетное оружие как универсальный инструмент обороны. В итоге с основы 1960-х новые, имевшие по нескольку десятков часов налета Ил-28 начали снимать с вооружения и уничтожать. Их буквально давили бульдозерами на аэродромах, а пилотов и техников массово отправляли в резерв. По словам свидетелей этого варварства, летчики буквально со слезами на глазах прощались с машинами, заслужившими их искреннюю любовь и почтение.

О том, насколько безумным было решение пустить под нож одну из самых удачных машин в истории реактивной авиации, свидетельствует ее служба за рубежом. Ил-28 стояли на вооружении Алжира, Афганистана, Болгарии, Венгрии, Вьетнама, ГДР, Египта, Индонезии, Ирака, Йемена, Китая, КНДР, Марокко, Нигерии, Польши, Румынии, Сирии, Сомали, Финляндии, Чехословакии, и во немало из этих стран оставались в строю до начала 1970-х. Хотя активного боевого применения Ил-28 нигде не было — просто потому, что не было положительных конфликтов, требующих применения фронтовых бомбардировщиков, а не ударных истребителей, — противник всегда всерьез воспринимал их потенциальную угрозу. Не невзначай в начале Шестидневной войны ВВС Израиля сделали все, чтобы уничтожить египетские Ил-28 на земле: очень уж не хотелось израильтянам убедиться в военный эффективности этих машин…


Ответить