Инопланетян придумал Черчилль в 39-м году

Новость опубликована: 18.02.2017

Инопланетян придумал Черчилль в 39-м году

Уинстон Черчилль

В США отыскана уникальная статья с размышлениями Черчилля о других планетах и существах, населяющих их. О том, как Черчилль, занимаясь политикой, успевал думать о галактиках, космических полетах и иных формах жизни, — в материале «Газеты.Ru».

Главное

  • Инопланетян придумал Черчилль в 39-м году

    Получены снимки астероида, пролетевшего мимо Земли

  • Самое декламируемое: Инопланетян придумал Черчилль в 39-м году

  • От пули Пушкина лечили клизмой

  • Как научный журналист изобличил РЕН-ТВ

  • «Мы находили Ту-154 острием прогресса»

Читайте также

  • Подать заявку на «дальневосточный гектар» с помощью карты «Газеты.Ru».

  • Разузнать о гектаре всё. Как правильно выбрать «дальневосточный гектар»

  • Берем Форекс на абордаж! Как зарабатывать на валютном рынке

  • «Дальневосточный гектар» идет в народ

  • Россияне получили немало 4 тысяч бесплатных «дальневосточных гектаров»

В США обнаружена неопубликованная статья британского политика Уинстона Черчилля, в какой он рассуждал об устройстве Вселенной, планетах у других звезд и возможном существовании на них жизни. Текст статьи в 2016 году заметил израильский астрофизик, автор работ по популяризации науки и математики Марио Ливио. Документ ему передал директор Музея Уинстона Черчилля в Фултоне (США).

11-страничная статья Черчилля была написана в 1939 году и предназначалась для публикации в газете, ратифицирует астрофизик, опубликовавший выдержки из нее в Nature.

В этой публикации Ливио приводит самые яркие цитаты из найденного документа, сопровождая их своими комментариями. Сэр Уинстон Черчилль — крупный британский политик, премьер-министр в 1940–1945, а также в 1951–1955 годах. Помимо того, что он был талантливым политиком и оратором, Черчилль имел еще одну страстность — он интересовался наукой. В возрасте 22 лет, когда он отправился служить в Индию,

Черчилль прочитал «Происхождение видов» и пособие по физике. А в 20–30-е годы он строчил статьи об эволюции и клетках в различные журналы и газеты.

Уже в 1931-м в статье, опубликованной в журнале Strand Magazine, будущий британский премьер обрисовал термоядерный синтез: «Если атомы водорода, содержащиеся в небольшом объеме воды, удалось бы объединить, чтобы образовать гелий, этой энергии достало бы, чтобы крутить мотор в тысячу лошадиных сил целый год».

По вопросам науки Черчилля консультировал физик Фредерик Линдеман, для какого премьер-министр впервые в истории ввел должность советника по науке. Благодаря отношению к науке, которое было у Черчилля, правительство Британии торовато финансировало различные лаборатории, телескопы и активно внедряло в жизнь открытия, сделанные в годы войны.

«Несмотря на это, для меня было вящим сюрпризом во время визита в Музей Черчилля в Фултоне, что его директор Тимоти Райли вручил мне машинописное эссе Черчилля. В 11-страничной статье «Одни ли мы во Вселенной» Черчилль всерьез размышляет над поисками внеземной жизни. Документ попал в американский музей в 1980-е годы от жены издателя Черчилля Эмери Ривз.

«Ныне, когда многие политики остерегаются науки, эта статья заставляет вспомнить о лидере, который был так в нее погружен», — восхищается Ливио.

В своей статье Черчилль отбил многие аргументы, сегодня применяемые в вопросах астробиологии. Так, он брал на вооружение «Принцип Коперника» — идею о том, что, учитывая огромные размеры Вселенной, появление существования и разума на Земле трудно назвать чем-то уникальным. Свои рассуждения он начинает с постулата о том, что всему живому присуще свойство размножения. Он указывает на то, что «всем живым созданиям, популярным нам, нужна вода».

При этом другие жидкости тоже могут выполнять роль воды, но «ничто из нашего знания не дает оснований для такого гипотезы», писал автор.
В наши дни поиски воды как основного необходимого для жизни ингредиента ученые ведут на Марсе, спутниках Сатурна и Юпитера.

В рассуждениях о существования во Вселенной Черчилль описал понятие, в научном лексиконе появившееся лишь недавно и известное как «зона обитаемости»

— район орбит вокруг звезды, при котором на планете может существовать жидкая вода. Черчилль пишет, что жизнь может быть лишь при температурах «между несколькими градусами ниже нуля и точкой кипения воды». Также он указывает на то, что одним из условий развития существования на другой планете является ее способность удерживать атмосферу. Ведь чем горячее газ, тем быстрее его молекулы и тем охотнее они покидают планету, улетая в космос.

Зачислив это во внимание, Черчилль пришел к выводу, что Марс и Венера — единственные тела Солнечной системы, где стоит искать существование.

В следующей части статьи политик рассуждает о возможности существования планет у других звезд: «Солнце лишь одна звезда в нашей галактике, какая содержит несколько миллионов других звезд». Черчилль предположил, что планеты образуются из вещества звезды, когда мимо нее проходит иная звезда, — идея, высказанная астрофизиком Джеймсом Джинсом в 1917 году. Но тогда, раз такие сближения происходят чрезмерно редко, Солнце должно представлять собой уникальный случай, посчитал политик.

Однако далее Черчилль со скептицизмом, присущим натуральному ученому, рассуждает: «Это предположение базируется на гипотезе, что планеты формируются этим способом, а это, возможно, не так. Нам известно о миллионах двойных звезд, и если бы планетные системы могли быть созданы, то отчего нет?»

«Я не достаточно уверен в идее, что наше Солнце — единственная звезда с семейством планет», — подытожил Черчилль. Потому, утверждал он, большая доля внесолнечных планет «должна иметь подходящий размер, чтобы удерживать воду и атмосферу», и «отдельный из них находятся на нужном расстоянии от Солнца, чтобы поддерживать необходимую температуру».

Ливио отмечает, что эти безусловно верные рассуждения политик мастерил за более чем полвека до открытия первых внесолнечных планет и

за двадцать лет до того, как Фрэнк Дрейк вывел знаменитое уравнение для дефиниции числа внеземных цивилизаций в галактике.

Сегодня, экстраполируя результаты, полученные космическим телескопом Kepler, ученые считают, что землеподобных планет в поясу обитания в нашей галактике существует более миллиарда. Однако, учитывая расстояния до звезд, Черчилль приходит к неутешительному выводу, что люд могут никогда не узнать, обитают ли на таких планетах живые создания «или хотя бы растения».

В своем трактате Черчилль обращается и к возможности далеких космических перелетов, предвосхитив начало космической эры. «Однажды, возможно не в столь далеком будущем, станет возможным путешествие к Месяцу или даже Венере или Марсу», — писал он. Однако он справедливо указал на то, что проблема расстояний и связи в межзвездных полетах будет основной.

Но, несмотря на это, статью Черчилль завершает оптимистично: «В сотнях тысяч галактик, любая из которых содержит тысячи миллионов звезд, должно быть много таких, что имеют планеты с условиями, не исключающими возможность возникновения существования». Этим высказыванием Черчилль показал, что уже был знаком с трудами астронома Эдвина Хаббла, который показал, что за пределами Млечного Линии есть множество других галактик.

«Я не так уж впечатлен достижениями нашей цивилизации, что готов уверовать в то, что Земля — единственное пункт в огромной Вселенной, где есть жизнь и разумные существа; или в то, что мы представляем собой высшую степень ментального и физического развития, какая была достигнута на огромных просторах пространства и времени», — подытожил политик.

По словам Ливио, статья Черчилля — подтверждение того, как политик предполагал использовать плоды науки и техники во благо развития общества.

Достоверно известно, что первый черновик статьи был написан им в 1939 году для газеты News of the World, когда мир стоял на пороге всемирный войны.

Инопланетян придумал Черчилль в 39-м году

Как рассказал «Газете.Ru» Ливио, поделившийся фотографией исторического документа, в 1956–1958 годах в него бывальщины внесены небольшие правки. По мнению астрофизика, он уверен в том, что Черчилль активно следил за космическими достижениями советских и американских ученых в 50–60-е годы. «Уверен, он был впечатлен этим», — произнёс ученый.


Ответить