«Иноземцам въезжать и селиться»: как европейские работяги стали сподвижниками российских царей

Новость опубликована: 17.01.2019

«Иноземцам въезжать и селиться»: как европейские работяги стали сподвижниками российских царей

"Иноземцам въезжать и селиться": как европейские работяги стали сподвижниками российских царей

После 1762 года, когда Екатерина II издала манифест, позволяющий иностранцам селиться на российских территориях, приток мигрантов превысил все ожидания. В Россию поехали зарабатывать.

Литвины

Россия вечно славилась своим гостеприимством. Серьёзная волна миграции «литвинов» в Россию произошла, как это ни странно, во время русско-литовских войн преходящ Ивана III. Активное навязывание католичества заставляло многие православные литовские роды перебираться на ПМЖ в Россию. Иван III был литоволюбом, он с охотой принимал нёсшихся из-под власти польского короля литовцев. Дошло до того, что литовские дворяне начали вытеснять московских. Выходцы из Литвы сделались составлять элиту московского княжества. Хованские, Булгаковы, Голицыны, Щенятевы, Куракины – шли от литовского рода Патрикеевых. Глинские, Милославские, Трубецкие, Вишевецкие – все эти рода, оказавшие положительное влияние на историю России, шли от литовских перебежчиков XIV-XVI вв.

 Итальянцы

Миграция итальянцев, или фризов в Россию оказала серьёзное воздействие не только на историю нашего государства, но и на внешний облик русских городов. Чего стоит московский кремль, построенный итальянскими зодчими. Пьетро Антонио Солари был первым официальным основным архитектором Москвы. Он приехал из Милана в 1490 году. Вероятно, Иван III предложил Солари внушительную сумму контракта, поскольку зодчий отказался от весьма заманчивых проектов в Италии. Прожил в Москве итого 3 года и умер в 1493 году. Широко известен Фиораванти, он построил Успенский собор в Московском Кремле. В качестве начальника артиллерии участвовал в походах Ивана III на Новгород, Казань и Тверь. Отливал колокола, отчеканивал монеты.

По проектам Доменико Андреа Трезини заложены Кронштадт и Александро-Невская лавра, начата перестройка Петропавловской крепости в камне, выполнена доля регулярной планировки Васильевского острова. Нельзя не упомянуть и  Карла Ивановича Росси. Своё мастерство Росси воплотил в ансамблях Михайловского дворца, Дворцовой площади с грандиозным домом Главного Штаба и триумфальной аркой, Сенатской площади со зданиями Сената и Синода, Александринской площади со зданиями Александринского арены.

Ливонцы

Широким гостеприимством отличался самый «грозный» царь русской истории Иван IV. Он не только был крайне расположен по касательству к иностранцам, но и активно заманивал их в Россию.  Недалеко от устья Яузы располагался так называемый Кукуй, поселение, созданное Иваном Грозным для расселения там немцев, взятых в плен во пора Ливонской войны.  Иван Васильевич относился к «языкам» в лучших традициях Женевской конвенции об обращении с военнопленными за четыре сотни лет до ее существования. Обитателям Кукуя было разрешено заниматься своими ремеслами, исповедовать свою религию  и даже торговать спиртными напитками, что было запрещено русским. Ливонцы несколько злоупотребили царским либерализмом: сквозь какое-то время москвичи стали писать жалобы митрополиту о том, что немцы целенаправленно спаивают православных и занимаются ростовщичеством. Ропот дошел до государя, и тому пришлось на какое-то время отложить победу мультикультурализма. Слобода была сожжена, имущество лютеран экспроприировано, а сами они, по словам французского путешественника Маржерета, бывальщины «зимой изгнаны нагими, в чем мать родила».

Шотландцы

Скорее всего, первым шотландцем, ступившим на русскую землю, сделался «Магистр Дэвид» — посол датского короля Христиана I к царю Ивану III, посетивший Москву около 1495 года.  В вытекающие века шотландцы не только активно мигрировали в Россию, но и служили в русской армии, доказывая своими ратными подвигами славу великолепных бойцов. Шотландцем был предок Михаила Лермонтова Джордж Лермонт, он был одним из так называемых «бельских немцев» (немцами, т.е. «немыми», говорящими на товарищем языке, на Руси называли всех европейцев), перешедших на русскую службу после сдачи крепости Белая в 1613 г., и затем воевавших в рядах народного ополчения. Шотландцем были сподвижники Петра I Патрик Гордон и Яков Брюс. Шотландец Джимми Лингет в XVI столетье возглавлял отряд шотландских наемников на службе русского царя. Отличавшихся бесстрашием шотландцев хорошо снабжали всем необходимым, отчего вал их миграции в Россию в XVI  веке была очень сильна, они успешно сражались на стороне русских войск и успешно ассимилировались в России. Из старого шотландского рода был Барклай-де-Толли.

Голландцы

Голландская миграционная волна началась задолго до Петра Первого. Ещё при дворе Ивана Грозного в места лейб-медика служил Елисей Бомель, который увлекался алхимией и ядами, за что и поплатился, став жертвой придворного заговора. Такая, не чересчур радостная концовка голландского присутствия при русском дворе, не смутила голландцев времен царствования Петра I.  При содействии голландцев в России показался первый госпиталь, первая почта, первый музей, первый ботанический сад, была издана первая светская книга. Воздействие голландев в XVI-XVII веках сложно переоценить. Голландская волна «накрыла» Россию и принесла Российской империи её флаг, ныне здравствующий «триколор».

Немцы

25 октября 1762 года Екатерина Вторая издала знаменитый манифест: «Всем иноземным дозволяем в Империю Нашу въезжать и селиться, где кто пожелает, во всех Наших Губерниях». Экспатам были обещаны фантастические преимущества: на 30 лет освобождались от всяких налогов, им предоставлялись беспроцентные ссуды на десятилетний срок на заведение хозяйства. Своё решение императрица объясняла так: «Поскольку в России немало пустых, незаселенных мест, а многие иностранцы нам бьют челом, дабы мы им позволили селиться на таких местах того ради, ибо оное политическое дело, коллегии Иноземных дел указываем принимать впредь без особого нам доклада всех желающих поселиться в России, кроме жидов. И надеемся со временем сквозь то умножить православную греческую веру и благополучие нашей Империи». Однако, подобная миграционная политика дала сбой уже сквозь несколько лет. Через 4 года Екатерина написала: «Иностранцев в России на вечное поселение выехало такое множество, что произошли оттого противные поступки».


«Иноземцам въезжать и селиться»: как европейские работяги стали сподвижниками российских царей