Иоганн Рейнолд фон Паткуль: интриги, дебоши, четвертование

Новость опубликована: 08.03.2019

Житье Паткуля напоминает шпионский детектив. В ней нашлось место интригам и подковерным играм самого высокого класса. Иоганн поспел послужить и шведскому королю, и польскому, и российскому. Но под чьими бы знаменами он не стоял, талантливый интриган и дипломат всегда старался продавить заинтересованности своей родины — Лифляндии.

Иоганн Рейнолд фон Паткуль: интриги, дебоши, четвертование

Путь к вершине

Будущий главный дирижер внешнеполитических оркестров сразу нескольких стран показался на свет ориентировочно в 1660 году. Это приблизительная дата, поскольку точная цифра остается неизвестной. Иоганн Рейнолд фон Паткуль выходил из старинного дворянского рода. По одной из версий, его далеким предком являлся вассал ордена меченосцев Андреас Паткуль, какой проживал в Риге ближе к концу четырнадцатого века. Кстати, еще с середины сороковых годов восемнадцатого века род Паткуль «вселился» в Лифляндской и Эстляндской матрикулах.

И хотя Иоганн являлся представителем лифляндской знати, родился он вовсе не в стране, протянувшейся от Риги до Дерпта. Если быть буквальным, то нет достоверной информации о месте его рождения. Принято считать, что Иоганн родился в одной из тюрем Стокгольма. Дело в том, что его отец – Фридрих-Вильгельм – был в заключении. Лифляндского ландрата и по совместительству шведского военачальника обвинили в том, что он сдал польским войскам стратегически важный город Вольмар (нынешний Валмиера в Латвии), хотя не имел на это права и должен был защитить его от неприятеля. Жена Фридриха Гертруда не захотела оставлять своего супруга и последовала в темницу вместе с ним. Не остановило ее и то, что к тому времени она была беременна. Вот в таком месте, по официальной версии, и появился на свет Иоганн в 1660 году. Надо произнести, что вскоре Фридриха фон Паткуля все же оправдали и отпустили. Но время, проведенное за решеткой, не прошло для него даром. И Иоганн лишился папу уже в 1666 году.

О детстве Иоганна ничего неизвестно. Сохранились лишь свидетельства о том, что его мать находилась в трауре недолго и отыскала утешение в замужестве с ротмистром Генрихом Мюллером. Как складывались отношения Иоганна с отчимом – неизвестно. Но первоначальное образование фон Паткуль получил собственно в своей семье. Но затем он не захотел оставаться дома и отправился в путешествие. Иоганн жил на протяжении нескольких лет за границей, где, собственно, и получил необходимое ему образование.

В Лифляндию по одной из версий Паткуль вернулся в крышке 1680 года. К тому моменту молодой человек получил блестящее образование в области юриспруденции, математике, фортификации и инженерных наук. Помимо этого, он поспел на достаточно высоком уровне освоить несколько иностранных языков. В общем, Иоганн сделал все от себя зависящее, чтобы, если можно так выразиться, выбиться в люд.

Вернувшись в родную Лифляндию, фон Паткуль вступил во владения несколькими имениями, унаследовав их от покойного отца. А затем поступил на военную службу к шведам, что, в принципе, неудивительно, поскольку отечество Иоганна в то время входила в состав шведской короны.

Иоганн Рейнолд фон Паткуль: интриги, дебоши, четвертование

Иоганн Паткуль

Но тихая и спокойная жизнь продлилась недолго. Сквозь короткое время шведский король Карлу XI решил провернуть земельную реформу, которая в первую очередь ударила всех лифляндских дворян. Буквально в одночасье они лишились всех своих владений. Земли бывальщины отобраны у местной знати и отданы, конечно, привилегированным шведам. По факту, правительство Швеции решило одним махом истребить все лифляндское дворянство как класс, поскольку, лишив их собственности, шведы лишили их и средств к существованию. Да и сама Лифляндия из-за этой гибельной и жестокой реформы оказалась на пороге экономической катастрофы.

Лифляндская знать решила, что нужно в обязательном порядке встретиться с Карлом XI и, что именуется, на пальцах объяснить ему, к чему приведет подобное отношение к стране. И вскоре в Стокгольм прибыла делегация ландратов, среди каких, конечно, оказался молодой и остроумный фон Паткуль. Во время беседы с монархом Иоганн, казалось, сумел подобрать нужные слова. Карл XI, выслушав делегата, известил, что пересмотрит свой приказ и сделает его более мягким. Лифляндские визитеры радовались, поскольку сумели одержать жизненно значительную дипломатическую победу. Но… потом все их мечты рухнули. Шведский монах получил некое письменное послание от лифляндцев. Доподлинно невесть кто его написал и что в оно заключалось. Есть версия, автор сего послания недвусмысленно намекнул королю, что если он не отменит земельную реформу, то начнется бунт. Природно, Карл XI не мог этого просто так оставить. И тут же распорядился арестовать всю делегацию и судить по всей строгости закона. Лифляндцев до начала процесса послали в одну из тюрем. Но сидеть и ждать возможного смертного приговора Паткуль не стал. Он каким-то чудом сумел сбежать из-под стражи и затеряться в Лифляндии. Увлекательно вот что: Иоганна все равно осудили, пусть и заочно. По решению суда его приговорили к смерти, лишили всех регалий, а также конфисковали собственность.

Паткуль на протяжении нескольких лет пытался добиться амнистии, но его попытки не увенчались успехом. Даже когда Карл XI находился присмерти и помиловал делегатов, этот распоряжение не распространился на Иоганна. Тогда Паткуль окончательно понял, что в Швеции ему делать нечего. А бороться за права Лифляндии можно и, так произнести, удаленно, работая на потенциального врага шведского монарха.

К тому времени в Европе к власти пришли три монарха, которые сыграли вящую роль на всем континенте. С 1697 года королем Польши и курфюрстом Саксонии (с 1694 года) являлся Август II Мощный, в то же время престол Швеции занял Карл XII, а в России с 1689 года правил Петр I. Как раз в Августе и Петре Паткуль видал своих будущих работодателей. Ему необходимо было лишь выбрать какому монарху предложить свои услуги.

В октябре 1689 году он определился и сумел обставить так, что сам король Август пригласил его для проведения переговоров в Польшу. А компанию государю составил граф Флемминг, его главный советник. Надо сказать, что польский король был заинтересован получить Паткуля в качестве союзника, поскольку представитель лифляндской оппозиции мог оказать неоценимую поддержка в возможной войне со Швецией. Это прекрасно понимал и сам Иоганн.

Знаковая встреча произошла в самом начале 1699 года. Паткуль и Август повстречались в Гродно. Известно, что переговоры продолжались около двух часов. Во время аудиенции Иоганн представил монарху «Всеподданейший мемориал», то кушать, докладную записку, в которой подробно изложил свои мысли, касавшиеся войны со Швецией. Несмотря на то, главная мысль Паткуля заключалась в том, чтобы отсоединить Лифляндию от Швеции. В идеале — сделать ее самостоятельной. Но добиться свободы, действуя напролом, было нереально. Поэтому Иоганн решил прибегнуть к помощи хитроумных маневров и дипломатических ухищрений, коих в его арсенале было предостаточно.

Иоганн Рейнолд фон Паткуль: интриги, дебоши, четвертование

Август Сильный

Вот что написал Паткуль на счет привлечения союзников против шведов:

«Данию легче итого привлечь к союзу в войне против Швеции, поскольку Дания давно уже недовольна тем, что Швеция занимает главенствующее положение. Однако при таком альянсе для Дании существует большая опасность: географическое положение делает ее очень уязвимой, и шведам легко будет заставить ее выйти из брани. Чтобы добиться нейтралитета Бранденбурга, достаточно поддержать бранденбургского курфюрста в его стремлении получить королевский титул. Но самое основное — привлечь на свою сторону русского царя, а важнейшей предпосылкой для его участия в войне против Швеции является подписание миролюбивого договора с Турцией.

Поэтому следует уговорить царя поддержать миссионерскую деятельность папы в Китае, тогда папа повлияет на императора Священной Римской империи и на Венецию, с тем чтобы в Константинополе был заключен подходящий мир между Россией и Турцией.

Союз с русским царем сопряжен, разумеется, с определенным риском. Нужно принять все меры предосторожности к тому, чтобы царь не утащил у Августа Лифляндию из-под самого носа, для этого надо заблаговременно определить, что причитается России. Так или иначе, очень важно внушить ему кое-какие иллюзии: во-первых, что его предки имели права на Лифляндию и, во-вторых, что довольно будет царю получить Нарву — и он сможет со временем подчинить себе всю Лифляндию и Эстляндию. Но если же царь завоюет Нарву, надо будет привлечь Англию, Голландию, Бранденбург и Данию, чтобы они вмешались и выступили в роли третейского корабля».

Непредсказуемое поведение Петра I сильно беспокоило Паткуля. Он вполне допускал, что российский монарх способен «забыть» про первоначальный уговор и завладеть Лифляндию. А отдавать свою страну Петру Иоганн не собирался. Что же касается начала войны, то хитрый дипломат предложил Августу намести молниеносный удар по Риге и захватить ее. Поскольку он сам некоторое время находился на шведской военной службе, Паткуль располагал необходимыми сведениями о немощных местах города. А значит, знал, что нужно сделать для его захвата. А в конце встречи Иоганн посоветовал польскому королю заручиться поддержкой лифляндской знати. Сделать это было не сложно. От Августа требовалось лишь заключить с дворянами скрытый договор, который давал бы им определенные привилегии. Польский монарх оценил старания Иоганна и поручил ему заняться подготовкой военной операции. Истина, сразу он утвердил лифляндца ни на какую официальную должность при дворе. Зато буквально через день после встречи Август отдал распоряжение саксонской армии перебазироваться в город Полаген, что севернее Мемеля. Здесь солдаты должны были обосноваться на зимних квартирах. С этого, собственно, и завязалась будущая Северная война.

Подготовка к войне

Паткуль тоже не сидел сложа руки. В феврале он тайно приехал в Ригу и начинов проводить аккуратную, но уверенную агитационную работу среди местного населения. Особенно сильно лифляндец старался переманить на свою сторонку аристократию. В предстоящем сражении за город ее приверженность могла сыграть ключевую роль. И с поставленной задачей Паткуль справился глянцевито. Подготовив почву в Риге, Иоганн отправился в Варшаву. Здесь он в докладной записке сообщил Августу о своем успехе. После этого политик, представляясь Валлендорфом, направился в Копенгаген для встречи с датским королем. И вскоре он сумел добиться аудиенции у Христиана V. Надо произнести, что поначалу датский монарх довольно настороженно отнесся к плану Иоганна. Риск был слишком велик. Но агрессивная политика Швеции принудила монарха встать на сторону Польши в предстоящем конфликте. А способствовало это появление войск Швеции в Голштинии. По большому счету, у Христиана попросту не оставалось пространства для маневра.

Заручившись поддержкой Дании, Иоганну оставалось добиться встречи с российским государем. В восточном вояже компанию политику (к тому времени он все же обзавелся официальным статусом госсужащего Августа) составил генерал-майор Георг Карл фон Карловиц. Им требовалось уверить Петра I вступить в войну в строго определенное время. А удар необходимо было нанести по Карелии и Ингерманландии. По задумке, военные поступки должны был начаться либо в конце декабря 1699 года, либо в самом начале 1700 года. Кстати, выбор Карловица в качестве переговорщика был неслучайным. Дело в том, что он пользовался особым, произнесём так, привилегированным расположением российского государя.

В конце августа 1699 года умер король Дании Христиан V. Его место взял Фридрих IV. И первым делом между Данией и Россией был подписан пакт о военном союзе. А в конце сентября Фридрих заключил с Августом Мощным военный союз против Швеции. В составленном договоре было указано, что нападение на Лифляндские земли должно состояться или января или же в феврале 1700 года. Истина, все это было, так сказать, написано вилами на воде, поскольку своего окончательного согласия на войну не дала Россия.

И чтобы ускорить процесс, Паткуль продемонстрировал Петру свою очередную докладную писульку. В ней он подробно расписал все плюсы военного союза с Августом. А именно: в случае успеха, Петр получал власть на Балтийском море и мог создать мощный флот. Соответственно, его, произнесём так, рейтинг среди европейских монархов от этого события резко бы подскочил вверх. И российский государь решился, сообщив, что в самом крайнем случае сумеет ворваться в Карелию в апреле 1700 года. А затем в ноябре 1699 года Петр и Август заключили между собой военный альянс. Заручившись поддержкой России, польский монарх распорядился сосредоточить саксонские армии у курляндской границы.

Иоганн Рейнолд фон Паткуль: интриги, дебоши, четвертование

Петр I

Попытка штурмовать Ригу была предпринята в рождественскую ночь 1699 года. Тайной спецоперацией командовали Флемминг, Карловиц и Паткуль, сделавшийся к тому моменту полковником. Саксонские солдаты, переодевшись в одежду местных крестьян, на лыжах отправились к цели. По дороге они должны бывальщины преодолеть замерзшую реку, а потом, незаметно подобравшись к городу, устранить охрану у ворот. Вот только выполнить поставленную задачу не вышло. Против саксонцев и их командиров сыграла погода. Рождественская ночь выдалась очень холодной, поэтому солдаты очень скоро получили обморожения различной степени тяжести. И им пришлось возвращаться на исходную.

Эта попытка атаки стала известна генерал-губернатору Риги Эрику Дальбергу. И он распорядился усилить охрану города и огласил мобилизацию горожан. Он понимал, что рано или поздно, но противник вновь постарается взять Ригу. Вскоре для отражения возможной штурмы к городу подошел кавалерийский отряд, а Дальберг получил дополнительное вооружение. Август Сильный решил отказаться от первоначального плана и отказался от штурма Риги на неопределенный срок.

В Швеции же ситуация накалилась. Когда Карл XII разузнал, что за польским монархом стоит Паткуль, его гневный взгляд обратился в сторону Лифляндии. Лифляндская знать так сильно испугалась, что тут же огласила Паткуля предателем и изменником. Более того, от него даже отказалась собственная власть. Для шведского монарха этого было довольно. Он не собирался тратить время на лифляндцев. Вместо этого король приказал направить войска к Варшаве и Кракову. После нескольких схваток, Август Сильный оказался на краю пропасти. События разворачивались совершенно по другому сценарию, и польский монарх не понимал, как можно исправить критическую ситуацию. Ничего не мог предложить и Паткуль. Его поза в Польше стало слишком шатким и опасным. Дипломат понимал, что во всех своих неудачах Август обвинит именно его. И потому он решил сменить «работодателя» — предложить свои услуги российскому императору.

Под крылом Петра I

Российский государь, получив предложение от Иоганна, тут же дал позитивный ответ. И осенью 1701 года Паткуль официально стал работать на благо России. Первым делом, дабы отблагодарить Петра за фактическое спасение, Иоганн разрешил наладить дипломатические отношения с Францией. Выбор пал на эту страну не случайно, дело в том, что Иоганн узнал о желании Петра заключить с французами альянс.

Благодаря своим многочисленным связям лифляндец добивается визита в Москву специального уполномоченного Балюза, который прибыл в Россию в феврале 1702 года. После этого Иоганн получил место тайного советника и чин генерал-лейтенанта. Конечно, останавливаться на достигнутом Паткуль не собирался, ему требовалось закрепить успех. Поэтому вскоре он предложил Петру план по реорганизации российских армий. Кстати, превращение кавалерийских подразделений в драгунские полки – это идея как раз лифляндца.

В мае 1702 года Паткуль прибыл в Польшу. В Варшаве, работая как официальный представитель Петра, он предложил план по совместных военных действий против армий Карла XII. Но реализовать его не получилось. Дело в том, что польская армия была разгромлена шведами в битве под Клетчовом, а затем уступила противнику Краков. Иоганн увидал, в каком бедственном положении находится войско Августа Сильного и понял, что толку от него практически нет. Изначальный сценарий войны со шведами требовал срочного изменения. И не точечного, а полного. Как показали произошедшие события и монархи, и сам Паткуль сильно недооценили возможности шведской венцы. Но, тем не менее, в октябре 1703 года Иоганн от имени Петра I заключил с Августом союз. Более того, лифляндец сумел добиться крупной финансовой и военной поддержки польскому монарху. Вот только выгоду Август из этого извлек сомнительную. Вместо того, чтобы собрать силы для противостояния противнику, государь предпочитал тратить драгоценное время на женщин и алкоголь.

Самое интересное произошло позже. В сентябре 1704 года русские армии вместе с Паткулем освобождают Варшаву, которая некоторое время находилась в руках неприятеля. Казалось бы, вот он переломный момент! От Августа требовалось скопиться и развить успех союзнической армии. Но… Пока русские войска пытались отбить у шведов Познань, польский монарх был в стороне и не предпринимал никаких действий. Поэтому нанести еще одно болезненное поражение противнику не удалось. А шведы, после успешной обороны Познани воодушевились и перешли в контрнаступление. Противостоять им у Паткуля, русских и саксонских солдат не было сил, поэтому они решили покинуть территорию Польши. Из-за удивительного и пассивного поведения Августа, угроза вторжения нависла уже над курфюршеством Саксонским. Иоганн понимал, что без союзников противостояние со шведами не выиграть. Потому несколько раз Паткуль с рабочим визитом посещал Берлин, а также Пруссию. Путем хитрых уловок, интриг и подковерных игр он пытался втянуть их в брань. По сути, в тот момент карьера Иоганна достиглас своего пика. Он стал чуть ли не главным механизмом в политической жизни всей Европы.

Будучи в Дрездене Паткуль отправил Петру несколько секретных донесений. Вот что он писал в одном из них:

«Дрезден, 2 апреля 1704 года.

Ваше Величество Великодержавный Царь и Всемилостивейший Государь.

Вашего Царского Величества всемилостивейшее послание от 28 января совместно с приложенными к нему распоряжениями из Канцелярии благополучно мною пол учены…

Помимо того, невозможно описать, сколь рьяно неприятели Вашего Царского Величества стараются объявить всему миру, что Турция порвет с Вашим Царским Величеством единственно потому, что те дворы, какие могли бы иметь благие намерения в отношении общего дела, позволят себя испугать, поскольку некоторые верят, что в таком случае у Вашего Царского Величества не останется возможности с должной силою выступать против Швеции. В противовес этому я распространил при всех дворах противоположного характера информацию и опубликовал ее также в газетах Гамбурга, Лейпцига и в иных городах, дабы помешать распространению подобных сведений…

Разработали новую конструкцию ручных мортир, чтобы облегчить обращение с ручными гранатами, что чрезмерно полезно, в особенности при штурме крепостей. Как только конструкцию доведут до совершенства, я тут же перешлю ее Вашему Царскому Величеству с артиллерийским офицером, какого я все еще ожидаю.

В Берлин прибыл шведский специальный посланник, но пока еще он не получил аудиенции, так как здесь все еще не могут прийти к единому суждению относительно церемониала. В чем состоит его миссия, в настоящий момент узнать невозможно, я всеми силами пытаюсь об этом узнать и нашел одного человека, какой следит за развитием событий.

Итак, я хотел бы на этом закончить и остаюсь в ожидании дальнейших Ваших Всемилостивейших приказаний, вечно к услугам Вашей Милости, в заверениях пожизненно неизменной моей верности и почтении Вашего Царского Величества, моего Всемилостивейшего Государя нижайше преданный и неизменный слуга И. Р. Паткуль.

P. S. Я должен без церемоний доложить Вашему Царскому Величеству, что совершенно необходимо и крайне полезно было бы владеть хороших и надежных корреспондентов (секретных информаторов) при каждом дворе, но прежде всего в Вене, Берлине, Лейпциге, Гамбурге и Копенгагене, и даже в Стокгольме, дабы вовремя узнавать обо всем, что происходит, и своевременно выработать соответствующую собственную линию. Для этого годятся люди, разбирающиеся в делах, неплохо знающие в своих местах всех и вся и имеющие доступ к надежным источникам. Я заверяю Ваше Царское Величество, что без этого невозможно подвигаться вперед и принимать правильные решения в политических мероприятиях».

Иоганн Рейнолд фон Паткуль: интриги, дебоши, четвертование

Карл XII

Вот только Паткуль, несмотря на все усилия, не смог предотвратить основной беды: Август Сильный оказался не таким уж и сильным. Испугавшись, он решил погасить конфликт со Швецией и заключить с ней мир. Струсив в решающий момент, польский государь спутал все карты и нанес чувствительный удар по интересам Петра. Да и над самим Паткулем нависла угроза. В экстренной ситуации он попытался уверить российского государя в необходимости заключения сепаратного мира со Швецией. Причем одним из пунктов в договоре должна была сделаться обязательная амнистия лифляндца. Но попытка провалилась, поскольку послание перехватила саксонская тайная служба. Вскоре по распоряжению главы дипломатического ведомства России русский корпус совместно с Иоганном отправился в распоряжение австрийских властей.

Последний удар

И все равно Паткуль оказался в трудном положении. Его окружали неприятели. И на дипломатическую неприкосновенность, полученную от Петра, он особо не рассчитывал. И не зря, поскольку его вскоре арестовали и обвинили в превышении полномочий. В декабре 1705 года Иоганна привезли в крепость Зонненштейн. Здесь он и узнал о заключении Альтранштадтского мира. Причем шведский монарх, конечно, не забыл про Паткуля, какого он воспринимал чуть ли не как личного врага. Карл XII потребовал его выдачи. Августу ничего не оставалось, как согласиться. Правда, польский государь отдал тайное распоряжение коменданту крепости Кенигштайн (здесь лифляндец ожидал приговора), приказав тому организовать отросток лифляндца. Вот только этого не произошло. По одной версии, комендант не ждал, что шведы явятся за Паткулем так быстро, поэтому не поспел выполнить задание Августа. По другой же, промедлил специально, боясь разгневать шведского короля. И в апреле 1707 года победители забрали непокорного лифляндца. Популярно, что Петр I предпринял несколько попыток, чтобы спасти Иоганна, но его усилия оказались напрасными. И в октябре Паткуля, как изменника, вначале колесовали, а потом четвертовали. Так печально завершилась история лифляндского интригана, дипломата и мастера подковерных игр.

Источник


Иоганн Рейнолд фон Паткуль: интриги, дебоши, четвертование