«Пропали под гусеницами танков»: как СССР завоевал Кенигсберг

Новость опубликована: 13.01.2020

«Пропали под гусеницами танков»: как СССР завоевал Кенигсберг

13 января 1945 года завязалось широкое наступление советских войск в Восточной Пруссии. Итогом операции, стоившей СССР почти 130 тыс. человек, сделалось занятие важного для нацистов в военно-экономическом плане региона с крупным городом Кенигсбергом. После войны эта территория была поделена между РСФСР, Литовской ССР и Польшей. Доля «российской» Пруссии сегодня составляет Калининградскую область.

По стопам царских генералов

В последнюю военную зиму советские армии наносили мощные удары по противнику на южном, центральном и северном направлениях. 13 января 1945 года Красная армия приступила к реализации плана Восточно-Прусской операции. Во другой раз за время Великой Отечественной войны советские войска входили на исконную территорию Германии. Наступление на этом участке осуществлялось мочами 2-го и 3-го Белорусского фронтов (командующие Константин Рокоссовский и Иван Черняховский), 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта (Иван Баграмян) при содействии Балтийского флота (Владимир Трибуц). В всеобщей сложности к наступлению в Восточной Пруссии с советской стороны были подключены порядка 1,67 млн человек при 25,5 тыс. орудий, 3,85 тыс. танков и 3 тыс. аэропланов.

Замысел Ставки Верховного главнокомандующего состоял в том, чтобы отрезать «гнездо германского империализма» от центральных районов Германии, придавить восточно-прусскую группировку немцев к морю, расчленить и уничтожить ее по частям. Директивы на проведение наступательных операций были доведены командованиям фронтов еще в крышке 1944 года. Можно сказать, советские военачальники Рокоссовский и Черняховский шли по стопам царских генералов, которые в 1914 году потерпели разгром от немцев в рамках своей Восточно-Прусской операции, что привело Русскую императорскую армию к печальным последствиям. Прослеживалась своего рода преемственность: как и на Далеком Востоке, «потомки» взяли реванш за неудачу «отцов».

Первая попытка штурма Восточной Пруссии состоялась в октябре 1944 года.

Однако армии 3-го Белорусского фронта достигли тогда лишь частичного успеха. Разгромить немецкую группировку им не удалось, хотя они достаточно вдали продвинулись вглубь территории.

Итак, через Восточную Пруссию СССР прорубал себе дорогу непосредственно на Берлин. Советское командование учло промахи первого похода в Восточную Пруссию, когда наступление велось сравнительно небольшим числом. Ударная группировка 3-го Белорусского фронта на первом этапе операции должна была намести удар севернее Гумбиненна и уничтожить тильзитско-инстербургскую группировку противника. В ее состав входили 39-я армия Ивана Людникова, 5-я армия Николая Крылова, 28-я армия Александра Лучинского и 11-я гвардейская армия Кузьмы Галицкого. Наступление поддерживали 1-й и 2-й танковые корпуса.

На территории исторического региона была создана мощная фортификационная система, вводившая семь оборонительных рубежей и шесть укрепленных районов. Наиболее сильной являлась оборона севернее и северо-западнее Мазурских озер и в зоне Кенигсберга. РККА противостояли две полевые, одна танковая армии и воздушный флот – всего 780 тыс. солдат и офицеров.

Смазанное начин

Начало операции не удалось сохранить в тайне. Германское командование узнало о подготовке советского наступления и успело принять упреждающие меры. Кроме того, погодные обстоятельства не способствовали использованию всех возможностей артиллерии и авиации. Как вспоминал маршал Рокоссовский, погода была отвратительной, «все скрыто пеленой мглы и мокрого снега». Пришлось отменить вылеты. Бомбардировочная и штурмовая авиация в течение всего дня не могла наносить удары по неприятелю.

Генерал Галицкий, в апреле штурмовавший Кенигсберг, в послевоенные годы составил крупное исследование боевых действий в ходе операции. Вот как он описывал начин наступления в своем труде «В боях за Восточную Пруссию: Записки командующего 11-й гвардейской армией»:

В ночь на 13 января армии 39-й, 5-й и 28-й армий заняли исходное положение для наступления.

«Ночь была тревожной. Еще с вечера пошел густой снег и началась пурга. Прогноз предрекал туман, нелетную погоду. Это, естественно, беспокоило всех.

В 6 часов утра должны начать разведку боем передовые батальоны, в 9 час. 15 мин. — артиллерийская подготовка во всей полосе прорыва, для чего на любом километре фронта было сосредоточено более 200 орудий. На наблюдательном пункте штаба фронта относительно тихо. Противник ведет методический пламя по площадям, в разных местах слышны отдельные разрывы. К полуночи артиллерийский гул стал нарастать. Неужели хотят упредить? Но тут же приходит успокаивающая дума — огонь пока ведется методический».

По воспоминаниям Галицкого, в 11 часов закончилась артподготовка, и войска первого эшелона перебеги в наступление. В условиях сильного тумана, низкой облачности и крайне ограниченной видимости они быстро и сравнительно легко овладели на всем фронте первой чертой траншей противника, в которой находились лишь дежурные огневые средства. На второй линии траншей части РККА уже повстречали упорное огневое сопротивление. Бой за вторую, третью и четвертую траншеи основного оборонительного рубежа немцев шел весь день. По словам генерала, 13 января армиям не удалось выполнить поставленную задачу, из-за чего не состоялось предусмотренное планом выдвижение соединений 11-й армии.

Неблагоприятные обстоятельства сохранялись несколько дней. Только 18 января войска Черняховского прорвали оборону противника, создав брешь шириной до 65 км и глубиной в 30-40 км. К этому поре в связи с улучшение погодных условий советская артиллерия и авиация смогли действовать в полную мощь.

«Восточная Пруссия утеряла все сухопутные связи с западом»

Немецкий историк Юрген Торвальд (настоящее имя Хайнц Бонгарц) отмечал в своей книге «Разгром на восходе. Поражение фашистской Германии. 1944-1945», что «катастрофа поразила Восточную Пруссию так же внезапно, как она разразилась над районом Варты и Силезией».

«13 января 1945 года был четкий и морозный день. Земля, крепко замороженная под тонким слоем снега, облегчала передвижение танков. Равнинная местность с негустыми лесами не создавала никаких естественных препятствий для русских бронетанковых войск, которые, после сокрушительной артподготовки, были кинуты на немецкие позиции.

Советские войска, атаковавшие 3-ю и 2-ю армии, имели более чем десятикратное превосходство.

На севере атака была наведена на Кенигсберг, столицу Восточной Пруссии. На юге наступление продвигалось на Данциг. Германская 4-я армия и большая часть Восточной Пруссии должны бывальщины быть замкнуты в гигантских клещах», — отмечал он.

Согласно Торвальду, советские войска в течение нескольких дней отбросили назад 3-ю танковую армию вермахта и вышли на шоссе в 120 км восточнее Кенигсберга. 19 января они взяли Тильзит, где 7 июля 1807 года Александр I и Наполеон подмахнули мирный договор между Россией и Францией. 21 января пал Гумбиннен, 22-го – Инстербург. 26 января советские армии вышли к внешнему оборонительному обводу Кенигсберга. На этом первый этап операции был завершен.

«Еще большая трагедия случилась на юге Восточной Пруссии, — помечал историк Торвальд. — За несколько дней она охватила почти все население этого сектора и многие тысячи людей, какие были эвакуированы сюда из пораженных воздушными налетами городов Германии. Она унесла жизнь по крайней мере 500 тыс. человек. 14 января фронт 2-й армии на реке Нарев рухнул под русским наступлением. В пределах десяти дней русские бронетанковые колонны, сопровождаемые моторизованной пехотой, накрыли 190 километров, отделяющие их от балтийского побережья, и достигли берегов мелководной лагуны Фрише-Хафф в 60 километрах к востоку от Данцига. Восточная Пруссия утеряла все сухопутные связи с западом – только за пределами Хаффа была узкая дорожка вдоль Фрише-Нерунга.

Население полуденных и западных частей Восточной Пруссии, внезапно попавшее на линию сражения, сломя голову бежало на север и северо-запад, влача свое скудное имущество, брошенное на телеги и сани.

Неразборчивая воинская повинность забрала для народной армии большинство мужей: фургоны вели 80-летние старики, поляки, французские военнопленные, женщины или мальчики-подростки. Так как партийные чиновники до последнего уверяли в том, что нет никакой опасности, многие заселенные пункты были наводнены русским наступлением. Колонны беженцев насчитывали до 30 тыс. человек. Многие из них исчезли без следа в коловороте метелей, которые охватили страну во второй половине января, под гусеницами русских танков или в огне между рассеянными чертами фронта».

18 февраля получил смертельное ранение находившийся в тылу Черняховский. Вместо него во главе 3-го Белорусского фронта был спешно поставлен маршал Александр Василевский. На следующий день немецкие войска контратаковали, остановив наступление советских войск. Однако их успех имел локальный нрав. Гибель военачальника не сказалась на боеспособности армий. 9 апреля после ожесточенного штурма выбросили белый флаг заступники Кенигсберга. А 25-го с падением немецкой военно-морской базы Пиллау Восточно-Прусская операция достигла своего логического завершения. Безвозвратные утраты СССР составили 126 646 человек, нацистской Германии – 105 538.

«С падением Кенигсберга очаг и форпост германского империализма на восходе — Восточная Пруссия — был ликвидирован. Отныне на исконно славянских землях, отвоеванных у захватчиков, развивается советская район», — констатировал генерал Галицкий.

Источник


«Пропали под гусеницами танков»: как СССР завоевал Кенигсберг