Истоки горской милиции

Новость опубликована: 20.09.2019

Горская милиция. Пора рождения горской милиции почти невозможно определить, т. к. на протяжении всей истории присоединения Кавказа к России периодически являлись и исчезали иррегулярные воинские формирования союзные русским войскам и вполне подпадающие под характеристику горской милиции. Это были отряды осетин и кабардинцев, многообразные ополченские подразделения, формирования различных грузинских князей и т.д. К тому же не стоит забывать знаменитые «команды охотников», часто заключающиеся из выходцев с Кавказа, покинувших родной аул по самым разнообразным причинам. Кстати, одним из таких «охотничьих» отрядов командовал великий русский стихотворец Михаил Лермонтов.

Истоки горской милиции

Основание острога Терки как истока союзнических горских отрядов

Примерным временем оформления военного сотрудничества в рамках взаимодействия регулярной русской армии и иррегулярных воинских формирований народов Кавказа является 16 век. Собственно в 16 веке по указу царя Иоанна Грозного, заключившего союзнические отношения с кабардинскими и черкесскими князьями, на Северный Кавказ пускаются не просто служивые люди, но и казаки со своими семьями, которые позже положат начало Терскому казачеству. В 1567-м году был основан Терский острог в устье реки Сунжи. Запоздалее это фортификационное сооружение, неоднократно переносившееся, вырастет в крупный город-крепость Терки.

Знаменитый османский путешественник и историк Эвлия Челеби вытекающим образом описывал город Терки:
«Это крупный и наиболее отдаленный порт на границе Дагестана и королевства Москвы. Все московские торговцы сходят здесь с кораблей и направляются в Дагестан, Грузию и Иран».

Как раз в этом городе с крайне пёстрым национальным составом и показались первые горские подразделения, состоящие из самых разных людей. Здесь были и беглые горцы, и искатели воинской славы. Их число поначалу не превышало пары сотен бойцов. К тому же чаще всего эти отряды исполняли разведывательные и дипломатические функции, т.к. владели массой языков Кавказа. Также эти горские формирования часто использовались для наведения правопорядка, ибо решить жаркий конфликт между армянским и кабардинским торговцем русскому казаку или стрельцу ввиду языковых барьеров было не под мочь.

Истоки горской милиции
Терки на карте

Скоро Терский город стал обрастать всевозможными слободками, в которых компактно проживали представители того или другого этноса. Появилась Татарская слободка, Черкасская и даже Окоцкая, населённая чеченцами-акинцами. Охрана правопорядка в этих слободках велась прообразом горской милиции. Особо стоит отметить Новокрещённую слободу, в какой проживали горцы, принявшие православие. Позже горские жители этой слободы часто вступали в ряды Кизлярского Терского армии.

Истоки горской милиции
Темрюк Идарович, союзник Иоанна Грозного и предок Сунчалея Черкасского

Кроме того, в случае нужды в защите города от неприятеля, кем бы он ни был, любая слобода выставляла конный отряд, входящий в состав сводного иррегулярного воинского формирования, т.е. по факту горской милиции. В 1603-м году командование над этим отрядом было возложено князю Сунчалей Канклычевичу Черкасскому из Кабарды, которому в том же году царь Борис Годунов разрешил поселиться в Терках. До крышки жизни Сунчалей Черкасский, как и его конница, был верен Руси и склонил в сторону Москвы множество кабардинских князей.

Тернистый линия развития

Далее практика привлечения местных жителей к охране правопорядка, разведке, наведению дипломатических мостов и, наконец, участию прямо в боевых действиях стала расширяться. Это было продиктовано рядом факторов. Так, несмотря на низкую боеспособность некоторых горских подразделений, сам факт их существования снижал число ружей в стане противника. Также горская милиция была политическим подспорьем, демонстрируя местному населению степень доверия, а также содействуя формированию государственного мышления у новых подданных. Теперь они были не каким-то придатком к земле, а гражданами великого царства, а запоздалее империи.

Однако выучка и дисциплина многих горских подразделений, особенно в начале их формирования, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Многие русские военные весьма скептически и даже презрительно отзывались о подобных отрядах, потому воплощать в жизнь, как они считали политические, решения столицы не спешили. Также страдало и качество человеческого материала. Кавказские беглецы нередко были изгнаны из собственного аула за преступления, кто-то разбойничал, кто-то был кровником или просто убийцей. Однако формирование горской милиции становилось насущной нуждой.

Вскоре в состав документов, согласно которым кавказские князья принимали подданство уже Российской империи, вошел пункт, какой предусматривал обязательное формирование национальных иррегулярных подразделений для содействия российским войскам. В 1765-м году в Моздоке была сформирована горская команда из двух сотен бойцов-горцев. А уже в 1786-м году императрица Екатерина II повелела создать методом вербовки армия из горских жителей с соответствующим окладом за службу. В итоге было сформировано несколько сотен всадников, как для местной службы, так и для зарубежных походов.

В то же время были сформированы отряды ингушской (300 бойцов) и осетинской (500 бойцов) горских милиций для охраны Военно-Грузинской пути. Более того Кавказскому наместничеству позволяли в случае необходимости привлечь в созданные осетино-ингушские силы милиции большее число бойцов из местного населения.

Особым импульсом к серьёзному восприятию отрядов горской милиции стало взятие потийской твердыни Фаш-Кале. Как известно при попытке снятия осады со своей крепости османы высадили крупный десант в районе Поти. На поддержка русским войскам генерала Орбелиани пришла горская милиция гурийцев, мегрелов и абхазов. Вопреки устоявшемуся стереотипу о низенькой подготовке и боеспособности горских подразделений, гурийцы, абхазы и мегрелы отличились в сражении при Поти. Стало ясно, что горская милиция при грамотной мотивации и подборе кадров может сделаться весомой военной силой на Кавказе, при этом это будет военная сила Российской империи.

В 1810-м году комендант Владикавказской твердыни заключил с ингушским населением договор, согласно которому ингуши обязывались противодействовать враждебным группам карабулаков, чеченцев и прочих вторгаться в российские земли, грабить народонаселение и обирать торговые караваны. Также ингуши должны были по зову русских войск выставить до тысячи воинов. Им было возложено содержание на время похода, а также доля от трофеев.

Граф Паскевич и его горская милиция

В 30-х годах 19-го века с инициативой формирования горских подразделений выступает уже собственно наместник на Кавказе Иван Фёдорович Паскевич. Именно при нём создаются полноценные отряды милиции, в том числе Кавказский конно-горский полк. Эти подразделения отличились в закавказских походах и во пора Польской кампании. 2 июня 1835-го года император Николай I подписал указ о формировании двух полков. Одинешенек должен был состоять из мусульман, армян и прочих жителей Закавказья, и нарекался Мусульманским, а другой из черкесов, кабардинцев, чеченцев, кумыков и иных горцев будет назван Кавказско-Горским.

Истоки горской милиции

Паскевич так верил в идею формирования полноценных горских подразделений, что в это же время в 1835-м году, будучи в столице, лично доложил императору о необходимости комплектования Лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона людьми Кавказско-Горского полка, прослужившими установленное время в действующей армии. А также разрешить этим проверенным в боях воинам возможность перевода в Собственный Его Величества конвой. Это сделается важнейшим и последовательным политическим шагом.

Истоки горской милиции

Однако далеко не все попытки интегрирования горцев в воинскую систему Российской империи заканчивались позитивными результатами. К примеру, всё тот же граф Паскевич 14 февраля 1831-го года во время назначения Данияль-бека владетелем Илисуйского султаната поставил условие, сообразно которому новый владетель обязывался выставлять до 500 человек всадников для военных действий вне пределов ханства. Внутри же самого ханства от набегов Данияль должен был сформировать горскую милицию в 3000 воинов. Вскоре беку даровали чин капитана.

Но за оказанное доверие Данияль-бек отплатил предательством. В 1844-м году во пора очередного витка Кавказской войны, а именно в пик могущества Шамиля, владетель султаната переметнулся в стан противника. Данияль присягнул Шамилю на верность. Таким манером, отряды илисуйской милиции, по сути, влились в состав войска мятежного имама. Правда, при первом же бое бывший владетель султаната и его отряды милиции бывальщины разбиты. При этом оборотистый Данияль позже умудрился снова перебежать к русским, даже с возвращением воинских званий.

Истоки горской милиции
Данияль-бек

При этом рекрутирование здешнего населения в ряды горской милиции продолжало разрастаться. Этому способствовала малочисленность войск империи на Кавказе, а также угроза со сторонки Персии и Османской Порты. К тому же последние факторы служили неплохим побудительным мотивом для самих горцев, крупная доля которых отнюдь не воспринимала персов и турок за какие-то братские народы. Для многих жителей Кавказа и турки, и персы бывальщины чужаками, нередко демонстрировавшими свою надменность.

Продолжение следует…

Источник


Истоки горской милиции