«История Липницкой — про блаженную девочку? Нет. Про то, как мать уничтожила жизнь дочки»

Новость опубликована: 09.10.2017

«За использование ребяческого труда ненавидят, за ту же боль в тренировочном зале рукоплещут». Почему финансирование профспорта надо отменять, а родителей выдающихся спортсменов — судить, — Евгений Енин.

Евгений Енин, телеведущий, блогер, автор рубрики «Смотритель» на DK.RU:

Юлия Липницкая удалилась из спорта.

В девятнадцать лет ее пятнадцатилетняя карьера закончилась. Это пример того, почему профессиональный спорт — зло, с которым следует бороться, а не поддерживать. Бюджетное финансирование спорта высших достижений вытекает прекращать, как самую тупую и бесполезную трату бюджетных денег. В том числе, через назначенных государством спонсоров. А родителей, отдающих детей «в спорт», лишать к чертовой маме родительских прав, на мой вкус — так и судить.

Помните, кто такая Юлия Липницкая?

15-летная звездочка Олимпиады в Сочи, самая юная чемпионка Европы за всю историю фигурного катания, самая молодая олимпийская чемпионка. Кавалер ордена Товарищества за большой вклад в развитие физической культуры и спорта, обладатель Знака отличия «За заслуги перед Свердловской областью» III степени. Заслуги перед районом заключаются в том, что здесь она родилась и начала тренироваться.

Из Википедии: «На каток в СДЮСШОР «Локомотив» Екатеринбурга в четыре года Юлию Липницкую повергла мама Даниела Леонидовна. Мать … воспитывала дочку одна. … Уловив талант дочери, мама, устроившаяся разом на несколько работ, на скудные средства стала снимать квартиру около стадиона».

В общем, история про материнское самопожертвование, про девочку, какая своим трудом заработала себе корону принцессы фигурного катания, призовые миллионы и квартиру в Москве. Синдерелла на льду.

История про примечательную мать и счастливую девочку?

Нет, конечно.

Это история про то, как мать уничтожила жизнь своей дочери.

«Фигуристка Юлия Липницкая в 19 лет завершила карьеру из-за анорексии. … О своих планах завершить карьеру Юлия известила руководству федерации еще в апреле, сразу после возвращения из Европы, где она проходила трехмесячное лечение от анорексии … сейчас она живет лишь на олимпийскую стипендию. Зарплату от федерации она не получает, хотя и находится в списочном составе сборной». (NEWSru.com)

Давайте выключим прожектора, приглушим гимн, отрём розовые сопли и посмотрим — про что на самом деле эта история. А она про то, как мать с четырех лет заставляла свою дочь заниматься тяжелым физиологическим трудом. Каждый день, по многу часов, с младенческого возраста в жизни этой девочки были пот, боль и усталость. Потому что любые положительные тренировки — это пот, боль и усталость. С четырех лет, всю маленькую жизнь. Это был ее выбор? Она этого хотела?

В четыре года?

Пахать не разгибаясь? Заработать на квартиру в Москве она желала? Нет, конечно.

Ее мать этого хотела. Славы, призовых миллионов и квартиру в Москве.

Давайте представим, что мать отдала четырехлетнюю девочку на какую-либо подпольную фабрику имени Чарлза Диккенса, где та каждый день всю жизнь занималась тяжелым физическим трудом, где были пот, боль и утомление, и все это ради денег.  Чем эти ситуации отличаются принципиально? С точки зрения эксплуатации детского труда — ничем, сходство до степени смешения. С точки зрения закона — это две различные вселенные. И что хуже — с точки зрения нашего общества, общественного мнения.

За использование детского труда на подпольной фабрике усаживают и ненавидят всей страной, за тот же труд и ту же боль в тренировочном зале рукоплещут и дают призовые.

Понятно, что на учебу при такой труду времени не хватит, все, что удалось найти в интернете про образование несчастной девочки: «Олимпийская чемпионка в Москве находится на домашнем обучении, потому что тренинги отнимают все время» (Marie Claire). Ну, то есть хорошо, если у нее законченное среднее. Хотя я бы не был в этом уверен.

Понятно, что такая труд не идет на пользу детскому организму: Юлия пропустила Гран-при в Чикаго, потому что у нее обострилась старая травма спины. В 18 лет у нее заострилась старая травма спины! В 18 — старая травма. И эту травму ей тоже нанесла мать. Посредством отдачи в фигурное катание.

Удобопонятно, что психика у нее переломана. После таких взлетов и падений, после выхода на пенсию в 19 лет. Анорексия просто так не появляется.

Подводим итог.

Психика подорвана, здоровье подорвано, образования нет, карьера кончилась в 19 лет, будем надеяться, что призовые денежки заботливо припрятаны в банке, а не потрачены, как чаще бывает в подобных случаях.

И сама Юлия ни в чем не виновата, какой спрос с ребенка, она свою существование не выбирала. У меня один только вопрос — это вообще законно?

Точнее, да, это законно. Но почему это законно? Почему родителям можно наносить детям — пусть не своими руками — боль? Почему родителям можно заставлять детей впахивать, как неграм на плантации чету веков назад? Родители выбирают для детей сферу деятельности, где шанс занять место в первой тройке крайне мал, шанс сойти с дистанции — крайне велик, шансы к тридцати годам остаться не у дел равновелики 100% — и за это их не лишают родительских прав?

И на это я отвечу. У нас вообще сбит прицел на тему спорта. Спортсмены — герои? Да с чего вдруг люд, выступающие, сражающиеся на потеху толпы — герои? Современные гладиаторы — в лучшем случае.

В Риме гладиаторы могли быть весьма популярны, но никто не сомневался в том, какое место они занимают в обществе. В СССР из спортсменов делали героев, потому что:

а) нужно было скоро бегающее и метко стреляющее пушечное мясо, мировая революция сама себя не сделает;
б) победы спортсменов должны бывальщины метафорически доказывать превосходство советского строя.

Ну, и наше государство на автомате все еще продолжает воевать с «пиндосами» руками и ногами спортсменов: «Они отстаивают честь страны». Правда? Чувак, который потратил всю жизнь на то, чтобы съехать с горки на санках на сотую долю секунды скорее, и ничего, кроме как кататься на санках, (ок, крутить тройные аксели) он не умеет, защищает честь страны? Серьезно? 

Дальше роем. Неглубоко, тут все на поверхности.

Футбол-хоккей. Единственная причина бюджетного финансирования этого шоубиза — понты. В экспортном варианте — на международной манежу, внутри страны — понты регионов. Но никто не сознается, что миллиарды рублей тратятся на такую «полезную» для страны вещь, потому бюджетные траты пытаются рационализировать. Мы поддерживаем профессиональный спорт, потому что он дает пример детям — дети идут в профессиональный спорт и становятся крепкими —  государство экономит на лечении. Профит! Чистая практически прибыль.

Про то, как от профессионального спорта здоровеют, — это вы у Липницкой спросите, и у любого, подчеркну, любого бывшего спортсмена. Про образец — спросите у игроков Ночной хоккейной лиги, которой Путин покровительствует, и где взрослые состоявшиеся мужики играют после пролетария дня. Они хотят быть похожими на 20-летних профи? Нет, им просто нравится. В фитнес-залы ходят, потому что хотят стать профессиональными спортсменами? Да нет, люд хотят хорошо выглядеть и быть привлекательными для противоположного пола. И плевать им на состояние дел в профессиональной тяжелой атлетике.

В общем, бюджетное финансирование спорта рослых достижений отменить, деньги отправить на стимулирование любительского спорта и фитнеса. За жестокое обращение с детьми наказывать, как полагается по закону. 


Ответить