Итальянский поход Суворова

Новость опубликована: 02.04.2019

Австрийское верховное командование держалось оборонительной стратегии. Союзные войска под командованием графа Суворова-Рымникского должны были оберегать границы Австрийской империи. Однако Суворов разрешил начать наступление, разгромить французов и создать в Северной Италии плацдарм для дальнейшего броска во Францию.

Итальянский поход Суворова

В начале 1799 года всеобщая военно-стратегическая ситуация для союзников в Европе была неблагоприятна. Австрийская армия была выбита из Швейцарии и Северной Италии. Французские армии угрожали самой Вене. В Лондоне и Вене, опасаясь, что их генералы не способны разгромить талантливых французских полководцев, попросили поставить во главе русских армий, направленных на помощь австрийцам, А. В. Суворова.

В это время великий русской полководец находился в опале в своём имении селе Кончанском (Новгородская губерния). Там он был с февраля 1797 года и пробыл два года. Она была связана с военными реформами Павла Первого. Это была реакция государя на реорганизации Екатерины II, ненавистные ему «потемкинские порядки». Павел хотел навести порядок и дисциплину в армии, гвардии, офицерстве и дворянстве. Однако отвергая старые порядки, которые стали, как отмечал военный историк А. Керсновский «естественным и блестящим этапом развития русской национальной военной доктрины», Павел заполнил вакуум прусскими формами. А прусская армия была наёмно-вербовочной, где солдат «воспитывали» шпицрутенами (длинный, гибкий и толстый прут для телесных кар) и палками. В прусской армии индивидуальность и инициатива подавлялась, вырабатывался автоматизм и линейный боевой порядок. Румянцев и Суворов же дали краю такую систему, которая позволяла бить самого сильного врага, была русской.

Суворов не стал молчать: «Пудра не порох, букли не пушки, кривые не тесаки, мы не немцы, а русаки»! Александр Васильевич ни на грош не ставил прусские порядки и их военную доктрину: «Нет вшивее пруссаков…». В итоге угодил в опалу. Таким образом, с одной стороны, Павел Первый подтянул блестящую, но распустившуюся армию, особенно гвардию. Щеголям и лентяям, смотревшим на военную службу, как на возможность сделать карьеру, получить ордена, награды, при этом пренебрегая своими прямыми долгами, дали почувствовать, что служба – это служба. Большое внимание Павел уделял солдатам, они его любили: значительно улучшили быт, строили казармы; вольные труды в пользу дворян-офицеров, смотревших на солдат, как на крепостных, своих слуг, были запрещены; солдаты стали получать ордена, бывальщины введены коллективные отличия – для полков и т. д. С другой стороны, Павел нарушил русскую воинскую традицию, идущую от Румянцева, Потемкина и Суворова. Армия была устремлена на путь слепого подражания западноевропейским образцам. Снова началось слепое подражание иностранщине. После этого целое столетие русская военная школа была под давление иностранных, в основном, немецких доктрин.

Наблюдая из имения за ходом войны, Суворов резко критиковал кордонную стратегию австрийского военно-политического руководства. Ещё в 1797 году русский полководец строчил Разумовскому в Вену: «Бонапарте концентрируется. Гоф-кригс-рехт (гофкригсрат— придворный военный совет в Австрии. – Автор.) его мудро охватывает от полюса до экватора. Славное мастерит раздробление, ослабевая массу». В 1798 году Суворов сформулировал план борьбы с Францией: только наступление; быстрота; никакой методичности, при неплохом глазомере; полная власть генерал аншефу; атаковать и бить врага в открытом поле, не терять время на осаду; никогда не распылять мочи для сохранения каких-либо пунктов; для победы во войне – поход на Париж (поход на Париж смогли организовать только в 1814 году). Эта была новоиспеченная для того времени доктрина: концентрация сил для главного удара, мобильность армии, разгром в решительном сражении основных сил врага, что ведёт к победе в кампании. Надо отметить, что Наполеон Бонапарт в своих кампания работал вполне по-суворовски и бил закосневших в линейном порядке врагов.

В феврале 1799 года Суворов был возвращён на службу и назначен главнокомандующим русскими армиями в Северной Италии. Александр Васильевич потребовал полной свободы в выборе и средств и методов войны. «Веди войну, — произнёс ему русский государь Павел, — по-своему, как умеешь». Эти же требования Суворов повторил и австрийцам. С Суворовом в Италию планировали двинуть 65-тысячную русскую армию. Ещё возле 85 тыс. солдат, расположенных на западе страны, были приведены в боевую готовность. 1-й эшелон русских войск — 22-тыс. корпус генерала Розенберга, выступил из Брест-Литовска в октябре 1798 год и в начине января 1799 года достиг Дуная, где стоял на квартирах в окрестностях Кремса и Санкт-Пёльтена.

14 (25) марта 1799 года граф Суворов-Рымникский пришёл в Вену. Ему попытались навязать австрийский военно-стратегический план, который должен был обеспечить оборону границ Австрии. Суворову передали утверждённый императором Францем план брани. План в целом был оборонительным, пассивным. Пределом действий союзной армии ставился выход войск на рубеж реки Адда и захват твердыни Мантуи. Свои действия Суворов должен был согласовывать с Веной. Австрийцы хотели лишить русского полководца самостоятельности. Австрийская армия подчинялась ему лишь частично. В руках генерала Меласа (его 85-тыс. армия находилась в Италии) находилось снабжение, и он имел широкие права по командованию австрийскими армиями. По сути, единоначалия не было. Граф Рымникский распоряжался австрийскими солдатами на поле боя, распределением же сил на театре военных действий ведал гофкригсрат. Запоздалее австрийское верховное командование стало вмешиваться в ход боевых операций и даже отменять некоторые приказы Суворова, если они противоречили австрийским планам.

Генерал-фельдмаршал Суворов планировал прочертить решительное наступление в Северной Италии, чтобы занять Ломбардию и Пьемонт, а затем идти на Париж через Лион. Александр Васильевич собирался расшибить две французские армии (Итальянская и Неаполитанская) по отдельности, освободить от французов всю Италию. Затем Северная Италия становилась стратегическим плацдармом для перенесения военных действий во Францию. При этом он собирался разгромить основные силы французской армии в поле и не тратить время и силы на осаду твердынь. Главный удар по Франции наносился через Северную Италию, вспомогательные – через Швейцарию, Южную Германию и Бельгию. Также большенное значение придавалось действиям союзного флота в Средиземном море, эскадре Ушакова.

Чтобы повысить боеспособность австрийской армии Суворов-Рымникский устремил в неё в качестве инструкторов русских офицеров и подготовил специальную инструкцию по боевой подготовке (на основе «Науки побеждать»). Основной задачей русских офицеров, среди которых был и Багратион, было обучить австрийцев основам тактики колонн и рассыпного построения, штыкового боя, развить в них инициативу и самостоятельность.

Итальянский поход Суворова

Силы сторон

Северную Италию занимала французская армия под началом Шерера (затем его переменил Моро) – 58 тысяч солдат, половина его войск была разбросана гарнизонами в крепостях. В Южной Италии располагалась вторая французская армия (Неаполитанская) под начином Макдональда – 34 тыс. человек. Ещё около 25 тыс. солдат стояли гарнизонами в различных пунктах и городах Ломбардии, Пьемонта и Генуэзской районы.

57-тысячная австрийская армия (из них 10 тыс. кавалерия) под временным командованием генерала Края (в отсутствие Меласа) стояла на реке Адидже. В резерве у австрийцев было две дивизии (25 тыс. человек) – армии располагались в районе рек Пьяве и Изонцо. Главная тыловая база австрийской армии была в Венеции. Вена приказала Кромке действовать в направлении Брешиа и Бергамо, и отрядить часть войск на север, чтобы заставить французов очистить Тирольскую район.

Русская армия состояла из двух корпусов: Розенберга и Ребиндера. Корпус Розенберга состоял из авангарда под началом князя Багратиона, двух дивизий Повало-Швейковского и Ферстера, 6 донских казачьих полков, артиллерийского батальона. Корпус Ребиндера имел одну дивизию, две роты полевой артиллерии, роту конной артиллерии, два донских казачьих полка. Всеобщей число русских войск доходило до 32 тыс. человек. Боевой дух русской армии, после побед над Турцией, Швецией и Польшей, был крайне росл. К тому же русских воинов возглавлял непобедимый и любимый солдатами и офицерами вождь.

Итальянский поход Суворова

Австрийский полководец Пауль Край фон Крайова унд Топола

Несчастливое наступление армии Шерера

Чтобы упредить прибытие русских войск на помощь австрийцам, Директория (французское правительство) приказала Шереру приступить наступление, форсировать р. Адидже в районе Вероны и оттеснить противника за Бренту и Пьяве. В марте 1799 года французские армии форсировали р. Минчио. Генерал Шерер считал, что основные силы австрийской армии расположены на левом фланге, между Вероной и Гардским озером. Он планировал вначале развить противника, а затем уже форсировать Адидже. В результате он распылил свои силы: направил дивизию Монришара к Леньяго, двинул Моро с двумя дивизиями против Вероны; а сам с тремя дивизиями двинулся против укрепленного станы при Пастренго. Со своей стороны, Край, считая, что главные силы Шерера направятся к Вероне, собрал большую часть своих армий к центру и левому своему флангу.

В итоге французские войска были распылены, имели плохую связь, а австрийцы, навыворот, сконцентрировали основные силы. Это привело к стратегическому поражению французов. Главные силы французов легко овладели укрепленным австрийским станом при Пастренго и заставили врага отступить в беспорядке на левую сторону р. Адиджа, с потерей 1500 человек пленными и 12 орудий. Но Шерер не мог форсировать Адиджу и шагать на Пьяве, так как надо было брать Верону, что требовало времени, а её обход по горам был почти невозможен из-за отсутствия неплохих коммуникаций. А австрийцы легко опрокинули дивизию Монришара, французы отступили в сторону Мантуи. Моро, в центре, вступил в бои у Сан-Массимо с австрийскими армиями, и устоял.

Французский главнокомандующий снова распылил силы: на левую сторону Адидже направил дивизию Серюрье, чтобы отвлечь внимание противника; а сам с основными силами решился переправиться через Адидже у Ронко и выйти на сообщения австрийской армии. В это время Край с главными мочами австрийской армии шёл от Вероны вверх по левому берегу реки, атаковал и разбил дивизию Серюрье. 25 марта (5 апреля) 1799 года армия Кромки разбила войска Шерера в сражение при Вероне (или Маньяно). Сражение было упорным. Обе стороны нанесли главные удары по левым флангам противника. Французы планировали оттереть австрийцев от Вероны, а Край хотел отрезать армию Шерера от Мантуи. Французы опрокинули левое крыло австрийской армии, но Кромка укрепил его резервами. Тем временем австрийцы разгромили правое крыло французской армии. Это привело к отступлению армии Шерера в середине и на левом фланге. Французы потеряли до 4 тыс. человек убитыми и ранеными, 4,5 тыс. пленными, и 25 орудий. Потери австрийской армии также бывальщины тяжелыми: около 4 тыс. убитыми и ранеными, 1900 человек пленными, несколько орудий.

Разбитая французская армия отступила за реку Минчио. При этом вес Шерера в войска был полностью утрачен, поэтому вскоре его заменили на Моро. Генерал Край, в ожидании передачи командования Меласу, не решился надвигаться и попытаться завершить разгром противника. Мелас, приняв командование, также не преследовал врага. Французы не стали защищать перевозы через Минчио и опасаясь обхода с флангов, отошли за Кьезу и Олью к Адде. Весенняя распутица стала для французских армий ещё одним бедствием и усилила расстройство их армии.

Начало наступления союзной армии

Таким образом, в конце марта 1799 года французская армия отошла за реку Минчио в сторонку р. Адды, оставив гарнизоны в крепостях Мантуя и Пескьера. В начале марта русские войска быстрыми маршами двинулись в Италию, почти не мастеря дневок, и 7 апреля колонна генерала Повало-Швейковского (11 тысяч солдат) соединилась на реке Минчио с австрийской армией.

3 (14) апреля 1799 года фельдмаршал Суворов пришёл в Верону, где был хорошо встречен местными жителями. 4 (15) апреля граф был уже в Валеджо, где была главная квартира (штаб) австрийской армии. Тут Суворов поблагодарил Края: «вы открыли мне путь к победе». Также фельдмаршал издал воззвание к италийским народам, побуждая их подняться против французов для защиты веры и защиты законного правительства. До 7 (18) апреля русский полководец пробыл в Валеджо, ожидал подхода корпуса Розенберга и одновременно обучал австрийские армии своей тактике. Имея около 50 тыс. русско-австрийских войск фельдмаршал Суворов решил перейти в решительное наступление, не почитаясь с инструкциями верховного австрийского командования. Начальник штаба союзной армии маркиз Шателер, присланный придворным австрийским военным рекомендацией, предлагал сначала провести разведку. Суворов ответил решительным отказом, чтобы не выдавать врагу свои намерения. «Колонны, штыки, напор; вот мои рекогносцировки», — сказал великий русский полководец.

С прибытием в Валеджо дивизии Повало-Швейковского, войска Суворова выступили в поход, проходя в день по 28 вёрст. Суворов шёл левым берегом реки По, придерживаясь ближе к Альпам – многочисленные притоки По легче было форсировать в их верховьях, где реки не такие полноводные и широкие. Таким манером, оставив заслоны для наблюдения за Мантуей и Пескьерой, Суворов с союзной армией двинулся к реке Кьезе. 10 (21) апреля отряду генерала Кромки, в составе авангарда Багратиона и двух австрийских дивизий, после незначительной перестрелки сдалась крепость Брешиа. Было захвачено в плен возле 1 тыс. человек, захвачено 46 орудий. На генерала Края с 20-тысячным отрядом была возложена осада крепостей на Минчио. 13 (24) апреля казаки с налёта взяли Бергамо, захватив 19 орудий и большенное количество припасов. Французские войска отступили за реку Адда. 15 (26) апреля — 17 (28) апреля 1799 года русско-австрийская и французская армии сошлись на реке Адда.

Ключ


Итальянский поход Суворова