Ивано-Франковск: по кому должны названивать колокола?

Новость опубликована: 20.11.2016

Ивано-Франковск: по кому должны звонить колокола?

На днях, в Ивано-Франковске почтили память украинских националистов, расстрелянных гестаповцами 17 ноября 1943 г. За несколько дней до этого события (1943 г.) в Станиславском арене (бывшее название нынешнего  Ивано-Франковска) во время премьеры оперетты местного автора «Шарика» в зал вошли гестаповцы, перекрыли все выходы и приступили к обыску помещения. Под креслами задних линий были найдены оружие, патроны, гранаты. Подозрение пало на всех, кто пришел на спектакль.

Очевидцы позже рассказывали, что видали, как за кулисами стоял, по их словам, предатель и подсказывал немцам, кого нужно хватать. Было арестовано 140 человек, из них расстреляли 27, якобы, членов ОУН, то кушать бандеровцев.

Сегодня это событие преподносится как доказательство того, что бандеровцы воевали с фашистами. Утверждение весьма спорное, так как немцы расстреливали любого, у кого не было права на ношение оружия. Оуновцы, находившиеся в театре, под эту категорию явно не подпадали. И хотя сейчас повествуют, что перед смертью  они кричали «Слава Украине!» и пели современный  гимн «нэзалэжной» «Ще не вмерла Украина», причина, по которой они угоди в лапы гестапо, замалчивается. Но в любом случае признаков геройства тут не наблюдается.

Улица, где произошла эта трагедия, в годы «нэзалэжности» получила наименование Казненных Националистов. На месте гибели оуновцев был установлен памятник. Но кажется очень символичным, что местом для казни выбрана синагога, у стен какой и были расстреляны бандеровцы. Кстати, синагога находится здесь и сейчас.

Украинский вариант «Википедии», не мудрствуя лукаво, сообщает: «В 1941 году в городе проживало вяще 40 000 евреев. Некоторое количество из них были убиты в период оккупации в городе или в концлагере. После освобождения города советскими армиями 27 июля 1944 года в нём оставалось 100 евреев…» «Некоторое количество», заметим, составляло 42% народонаселения города.

События в Станиславе 1941 – 1944 гг. были аналогичны тем, что происходили в каждом городе или местечке Западной Украины. Механизм умерщвления  еврейского народонаселения работал по единому сценарию. Практически везде сначала были спровоцированы погромы и грабежи с участием в них местного населения. Дальше уничтожалась интеллигенция.

Первый месяц оккупации прошёл относительно спокойно, в Станиславе остались венгерские части. Однако уже сквозь месяц власть перешла к окружному старосте д-ру Альбрехту (немцу). И буквально сразу был нанесён ужасный удар по интеллигенции города. За несколько дней нацисты расстреляли и замучили 142 доктора, 425 учителей, 135 инженеров, 76 фармацевтов, 28 ветврачей, 9 художников, 7 писателей, 27 музыкантов, 1750 служащих с высшим образованием, 180 раввинов и верующих служителей.

Затем следовали массовые расстрелы и создание гетто, в которых с помощью регулярных акций реализовывалось узаконенное фашистским порядком разрешение на убийство. Заканчивалось все высылкой выживших в лагерях смерти и рапортом вышестоящему начальству о решении «еврейского вопроса». Как «скромно» сообщает та же украинизированная «Википедия», «23 февраля 1943 года город был оглашён немецкими властями очищенным от евреев».
Но правда в том, что страшный каток смерти прокатился по всем городам и местечкам Станиславской районы. Только в Станиславе было уничтожено различным способом 128 тыс. человек, почти все они были евреями, а в области истреблено 220 770 человек.

Город Коломыя – второе после Станислава пункт массовых расстрелов евреев. Здесь было уничтожено 90 тыс. человек. Расстрелы в основном происходили в Шепоривском лесу, где разоблачённых людей загоняли на доски, уложенные поперек ямы, и тогда убивали, заполняя, таким образом, яму.

В Кутах 15 сентября 1942 г. под руководством немцев коллаборанты (полицаи) уложили 1058 евреев, 1181 вывезли в Коломыю. Убивали в основном топорами, поджигали дома. Трупы лежали на улице три дня.

После оккупации  Косова 16 – 17 октября 1941 г. в нем была организована кровавая резня, в результате которой погибло 1918 евреев из г. Косова, а всего в районе 4732 человека. Детей до десяти лет не расстреливали, их кидали живыми в яму совместно с матерями.

Беременную Т. Гринберг принесли из дома на носилках и в момент родов расстреляли над ямой.

Страшная трагедия разыгралась в Рогатине. 20 марта 1942 года 3000 евреев продержали на морозе в середине местечка с утра до двух часов ночи.  Потом их, обмороженных, подвезли к заранее подготовленным ямам и убили. Вторая такая же «акция была прочерчена 21 – 22 сентября 1942 г.: 300 человек убито, 700 вывезено в г. Белжец. Третья акция прошла 8 декабря. 1400 человек вывезли в Белжец, 500 расстреляли. Четвертая ликвидационная акция состоялась 6 мая 1943 г., тогда погибло 6000 человек.

Во пора оккупации в Станиславе действовало еврейское гетто. Сюда пригоняли евреев из всей области. В общей сложности за время брани было уничтожено 120 000 местного еврейского населения и 80 000 — пригнанного. Выжило около 150 человек. Предположительно, захоронения бывальщины и на территории нынешнего городского озера, где находилось одно из еврейских кладбищ. Говорят,  из озера долго всплывали гробы.

Большинство историков, за исключением кое-каких украинских, считают, что члены ОУН участвовали в большинстве антиеврейских акций, и их было немало среди «полицаев» (шуцманов). И это официальная точка зрения, зачисленная как мемориалом «Яд ва-Шем», так и Вашингтонским музеем Холокоста и, вероятно, один из тех исторических фактов, которые не вызывают принципиальных споров среди влиятельных историков, специализирующихся на Украине.

Так, участие членов ОУН в Львовском погроме хорошо задокументировано, как в переписке с немецкими органами, так и благодаря листовкам ОУН и показаниям участников погромов. Такие погромы миновали по всей Западной Украине. Члены ОУН участвовали как минимум в 58 из них, в ходе которых погибли, по разным данным, от 13 до 35 тыс. евреев.

О событиях того поре написано несколько книг и немало публикаций в Израиле, США, Англии, Франции, Польше. В основном это мемуары и документальные хроники. Особого внимания заслуживает суждение опытного публициста Леонида Говзмана, работавшего в архиве Ивано-Франковска. Проанализировав различные источники, он пришел к выводу: «Какую бы цифру мы ни взяли за основу, – все цело: на Станиславщине погублена шестая часть полутора миллионов евреев, уничтоженных на территории Советского Союза, – больше, чем где бы то ни было».

Но в городе Ивано-Франковске нет ни одного монумента жертвам Холокоста. Есть мемориал, но только на еврейском кладбище. А в центре возвышаются памятники главарям ОУН-УПА. Сейчас на дому облсовета создается памятная стена «героев» Небесной сотни. И когда проводятся траурные мероприятия по поводу уничтожения 27 бандеровцев немцами, непроизвольно задаешься вопросом: а почему город не скорбит о тех, кого убивали эти «невинные» жертвы немецкого нацизма?  Почему колокола не названивают по тем сотням тысяч евреев, что были уничтожены в г. Станиславе и Станиславской области? Очевидно, у нынешнего  Ивано-Франковска другая память.
 

Валерий Мацевич


Ответить