Йозеф Аллербергер: отчего «второй стрелок вермахта» предпочитал русскую винтовку

Новость опубликована: 10.02.2020

Йозеф Аллербергер: отчего «второй стрелок вермахта» предпочитал русскую винтовку

Йозеф Аллербергер: отчего «второй стрелок вермахта» предпочитал русскую винтовку

В неофициальном рейтинге самых результативных снайперов Третьего рейха Йозеф Аллербергер занимает вторую строчку, уступая лишь Маттиасу Хетценауэру. На счету Аллербергера 257 красноармейцев. Многие из них были убиты из советской трофейной трёхлинейки.

«Это было известен судьбы…»

Как и прочие выдающиеся стрелки вермахта, Йозеф Аллербергер имел австрийское происхождение. Уроженец гористой Штирии в году 18 лет был призван в альпийский 144-й горнострелковый полк 3-й горнострелковой дивизии, воевавший на Восточном фронте.

С середины 1943 года Аллербергер кое-какое время служил пулемётчиком. Под Ворошиловском в Луганской области Украины пуля угодила ему в руку. Выздоравливая, Зеппа, как его прозвали однополчане, призадумался над тем, как бы ему выжить на брани. Век пулемётчиков в вермахте был недолгим – по ним противник стрелял прежде всего, пулемётные гнёзда мощно обрабатывала артиллерия. Спасение от неминуемой крахи пришло в виде советского трофейного оружия.

«Это было знаком судьбы, что среди оружия, которое сортировал, я нашёл одну-единственную русскую снайперскую винтовку. Лишь увидев её, я поспешил спросить у унтер-офицера по вооружению, нельзя ли с ней попрактиковаться», – рассказывал Аллербергер Альбрехту Ваккеру, автору книжки «Немецкий снайпер на Восточном фронте».

Унтер-офицер разглядел в молодом австрийце человека, способного «дать Иванам хорошую взбучку». И не промахнулся. Уже через несколько дней без особых усилий Аллербергер попадал с 300 метров в небольшую коробку из-под патронов.

«Брань не может быть этичной…»

На фронт в качестве снайпера Зеппа вернулся в августе 1943 года. Первые 9 месяцев он воевал с той самой советской винтовкой Мосина с оптическим прицелом. В вермахте снайперского оружия не хватало, и многим снайперам доводилось пользоваться трофейным.

«Пока немецкая армия до 1940 года продолжала использовать старые довоенные оптические прицелы, Алая Армия развивала современное снайперское оружие и готовила огромное количество снайперов», – отмечал Аллербергер.

В воспоминаниях снайпера весьма много «грязной правды войны». Например, по словам Аллербергера, снайперы внимательно следили за окопами, ожидая момента, когда кто-либо солдат противника появится там во весь рост, например, чтобы выбросить банку с экскрементами. Каждое убийство русского Зеппа фиксировал посредством зарубин на прикладе. При этом во время боёв Аллербергер стремился не убить врага, а ранить в туловище. Красноармейцы испытывали нестерпимую боль, и их вопли оказывали деморализующее воздействие на сослуживцев.

«Когда русские обращались в бегство, особенно эффективными оказывались выстрелы, в результате каких пули попадали отступающим в область почек. В этих случаях раненые начинали буквально по-звериному кричать и выть. В итоге атака нередко резко заканчивалась», – утверждал снайпер.

По собственному признанию Аллербергера, угрызений совести он не испытывал. Горный стрелок освоил истину, заключавшуюся в том, что «война не может быть этичной или героической». Кроме феноменальной меткости, Зеппа отлично владел искусством камуфляжа. По неподтверждённой документально информации, обер-ефрейтор Аллербергер сделался одним из немногих представителей низших чинов, награждённых Рыцарским крестом.

Путь домой

Йозеф расстался с русской трёхлинейкой в 1944 году, перед отправкой на курсы снайперов в Германию. В доля он вернулся уже с карабином Mauser 98k с прицелом компании Hensoldt. Только теперь, под конец войны, немецкая оптика стала превосходить советскую. Но Германию это не могло избавить от поражения, и Аллербергер начал подумывать о своей личной судьбе. Его имя было достаточно хорошо известно благодаря нацистской пропаганде. Потому в последние дни войны, чтобы не попасть в руки русских, Аллербергер ушёл в леса. Из Чехии он добрался до Штирии и пришёл к дому своих родителей 5 июня 1945 года. Всю оставшуюся житье «второй стрелок вермахта» работал плотником в деревне. Умер он в возрасте 85 лет в 2010 году.


Йозеф Аллербергер: отчего «второй стрелок вермахта» предпочитал русскую винтовку