К-219: 30 ядерных боеголовок лежат в Атлантике 30 лет

Новость опубликована: 23.10.2016

К-219: 30 ядерных боеголовок лежат в Атлантике 30 лет

АПЛ К-219

30 лет назад в Атлантическом океане произошел взрыв на советской подводной лодке К-219. Экипаж спасал аварийный атомоход, проявив настоящий героизм и самопожертвование. Чем закончился драматичный поход субмарины к берегам США, вспоминает «Газета.Ru».

3 октября 1986 года в Атлантическом океане произошел взрыв баллистической ракеты в одной из шахт подводной лодки К-219. Через три дня после продолжительной борьбы за спасение субмарина затонула на глубине 5500 м.

Бóльшую часть экипажа удалось спасти. События, связанные с лодкой, могли стать причиной серьезного международного конфликта.

К-219 была стратегической атомной подводной лодкой проекта 667А «Навага», которая позже была модернизирована по проекту 667АУ «Налим». Она была спущена на воду 31 декабря 1971 года. Субмарина 128 м длиной и 12 м шириной несла на борту 16 торпед (из них две с ядерными зарядами) и 16 баллистических ядерных ракет РСМ-25У с тремя боеголовками каждая. Предельная глубина погружения лодки составляла 450 м.

Слабые места советских подлодок

За время эксплуатации на К-219 регулярно случались происшествия, связанные с пусковыми установками ракет. 31 августа 1973 года вода попала в шахту №15. В то время протечки ракетного топлива (тетраоксид азота) были довольно частым явлением, и вода, вступив с ним в реакцию, образовала азотную кислоту. В результате произошел взрыв. Один человек погиб, а шахта оказалась полностью затоплена. После происшествия ракетная шахта №15 была выведена из использования, ракета изъята, а крышка наглухо приварена к корпусу. Также в 1986 году в результате неисправности пусковой установки после учений субмарина была вынуждена возвращаться на базу в надводном положении при 8-балльном шторме.

4 сентября 1986 года К-219 отправилась в свой последний поход из порта приписки Гаджиево. По плану, субмарина должна была патрулировать побережье США. Командиром субмарины был капитан 2-го ранга Игорь Британов. Из-за сжатых сроков экипажу не удалось выполнить все намеченные ремонтные работы при подготовке атомной подводной лодки к предстоящему плаванию. В частности, выяснилось, что ракетная шахта №6 дает течь, но времени на устранение неисправности уже не оставалось. Также была отключена система, сигнализирующая о поступлении воды в шахту.

Вскоре после погружения в Баренцевом море в ракетной шахте №6 открылась течь, однако командиру Британову об этом доложено не было. Лишнюю воду просто сливали шлангами по два раза в день.

Это могло решить проблему, если бы субмарина просто двигалась на средних глубинах без резких погружений и смен курса. Но советские подводные лодки двигались совсем иначе.

Дело в том, что из-за звуковых искажений и шума, вызванного вращающимся винтом, практически невозможно использовать гидролокатор для обнаружения объектов, находящихся за кормой субмарины. Этим часто пользовались американские подводные лодки, следуя за советскими субмаринами на некотором удалении, правее оси лодки. Так они могли постоянно находиться в «мертвой зоне» советского гидролокатора. Поэтому советские АПЛ часто применяли тактический маневр, получивший в США название «Сумасшедший Иван» (англ. Crazy Ivan). Выполняя подобный маневр, подлодка постоянно меняет глубину и курс вплоть до разворота с целью проверить сонарами «мертвую зону».

Иногда такие маневры могли привести к столкновению субмарин.

Именно во время проведения такого маневра шахта №6 полностью разгерметизировалась. Попытки откачать воду результатов не принесли. Необходимо было срочно всплывать, чтобы давление на глубине не разрушило ракету в шахте. Но на всплытие не хватило времени. Взрыв разрушил внешнюю стенку прочного корпуса подлодки и плутониевые боеголовки ракеты. Через пробоину в корпус хлынул поток воды, и АПЛ «провалилась» до глубины 350 м. В результате реакции воды и ракетного топлива в субмарину начали поступать ядовитые газы. Капитан Британов принял решение продуть все цистерны, чтобы избавиться от балластной воды и одновременно запустить винты подводной лодки для режима экстренного всплытия.

Через 2 минуты АПЛ была на поверхности.

Подвиг матроса

Однако предстояло еще заглушить реактор. Если бы это не было сделано, то весьма вероятно, что в Атлантике произошел бы атомный взрыв реактора и всех оставшихся боеголовок. Но система управления реактором с пульта была уничтожена взрывом. Командир реакторного отсека старший лейтенант Николай Беликов и 20-летний матрос Сергей Преминин были вынуждены отключать реактор в ручном режиме. Температура в отсеке достигала 70°C. Беликову удалось опустить три из четырех компенсирующих решеток, прежде чем он потерял сознание. Работа осложнялась и тем, что от нагрева прогнулись направляющие. Сергей Преминин дважды входил в камеру, пытаясь опустить последнюю, четвертую решетку. Расплавление активной зоны было предотвращено, но покинуть отсек матрос уже не смог. Ни он, ни другие матросы не смогли из-за разницы давления открыть люк отсека, разделяющего реактор от контрольного поста.

Сергей Преминин был посмертно награжден орденом Красной Звезды в 1987 году.

К месту аварии сразу же направились несколько советских судов. Было очевидно, что идти своим ходом АПЛ не может и ее придется буксировать. Миссию буксира должен был выполнить подошедший сухогруз «Красногвардейск». С двух самолетов Ту-95, летевших из Калининграда, были сброшены контейнеры с оборудованием. Часть контейнеров разбилась при ударе о воду, а их содержимое ушло на дно. В оставшихся контейнерах находились изолирующие дыхательные аппараты, но без запаса регенерирующих патронов.

Также в район аварии были направлены советские истребители, базировавшиеся на Кубе, это было сделано с целью продемонстрировать техническую возможность защиты К-219 в случае крайней необходимости, ведь к месту крушения уже начали подходить ВМС США.

Во время эвакуации экипажа случилось несколько инцидентов, связанных с американскими военными. Буксир Powhatan попытался перехватить шлюпку с группой офицеров во главе с командиром Британовым и секретными документами. Капитану Данилкину пришлось направить «Красногвардейск» на американский буксир, сообщив по радио о неисправности рулевого управления на судне. Инцидент удалось разрешить. Также в непосредственной близости от спасательных шлюпок эвакуирующейся команды предпринимала беспокоящие маневры с поднятым перископом американская субмарина Augusta (SSN-710).

Эксперты считают, что здесь имела место попытка сфотографировать содержимое лодок и плотов.

Но отбуксировать поврежденную подводную лодку не удалось. Ночью 6 октября по невыясненным причинам оборвался буксировочный трос между «Красногвардейском» и К-219.

Субмарина ушла на дно на глубину около 5500 м. На борту в момент катастрофы находилось 30 ядерных боеголовок.

Моделирование показало, что плутоний не должен выйти на поверхность океана, так как на таких глубинах движение воды практически отсутствует. Но нельзя исключить распространения радиации по пищевой цепочке.

Во время аварии на К-219 погибли: капитан 3-го ранга А. Петрачков, матрос-ракетчик Н. Смоглюк, машинист И. Харченко, матрос С. Преминин. Впоследствии умерли еще четыре члена экипажа. По возвращении в Советский Союз командир Британов был уволен с флота и ожидал суда в Свердловске до мая 1987 года. Однако после смены министра обороны СССР с него были сняты все обвинения.

В августе 2004 года командир Британов выиграл судебный процесс у кинокомпании Warner Brothers, которая в 1997 году сняла художественный фильм об аварии на К-219 «Враждебные воды». Поводом к судебному разбирательству послужило использование в фильме фактов биографии капитана подводной лодки.


Ответить