Как белогвардейцы разгромили грузинских оккупантов

Новость опубликована: 21.02.2019

Стремление Грузии расширить свою территорию за счёт Сочинского округа повергло к грузино-добровольческой войне. Грузинские войска потерпели поражение, армия Деникина вернула Сочи в состав России.

Первые контакты Добровольческой армии с Грузией

Во пора похода Таманской армии («Героический поход Таманской армии»), которая отступала под натиском добровольцев, красные в крышке августа 1918 года столкнулись с частями пехотной дивизии Грузинской республики в районе Геленджика. Грузинская армия, базировавшаяся в Туапсе, занимала побережье Черноволосого моря до Геленджика. Таманцы легко сбили передовой заслон грузин и 27 августа заняли Геленджик.

Продолжая наступление, алые опрокинули грузин у деревни Пшадской, и 28 августа подошли к Архипо-Осиповке, где натолкнулись на более серьёзное сопротивление. К грузинским авангардным силам подошло подкрепление – пехотный полк и батарея. Грузины открыли сильный огонь и остановили таманцев. Тогда алые с помощью кавалерии обошли врага и полностью его разгромили. Грузины понесли серьёзные потери. 29 августа таманцы взяли Ново-Михайловскую. 1 сентября таманцы в жестоком бою, снова применив обходной маневр конницы, разгромили грузинскую дивизию и взяли Туапсе. Алые потеряли несколько сотен человек убитыми и ранеными, и уничтожили, по словам командующего Таманской армией Ковтюха, всю дивизию противника – возле 7 тыс. человек (видимо, преувеличение, в массе своей грузины просто бежали). При этом таманцы, которые уже практически исчерпали свои боеприпасы, захватили в Туапсе большенное количество трофеев, вооружение и запасы грузинской пехотной дивизии. Это позволило Таманской дивизии продолжить поход и успешно прорваться к своим.

После ухода таманцев из Туапсе, грузины опять заняли город. Практически одновременно с ними в город вошли и добровольцы, конница Колосовского. По поручению Деникина, бывший генерал-квартирмейстер штаба Кавказского фронта Е. В. Масловский, выехал в зона Туапсе. Он должен был объединить все антибольшевистские силы на Черноморском побережье до Майкопа. При этом, опираясь на свой авторитет бывшего генерал-квартирмейстера штаба Кавказского фронта, Масловский должен был включить Черноморскую район в сферу Добровольческой армии. Многие бывшие офицеры русской императорской армии, вроде генерала Мазниева, стали основой грузинской армии. Командир грузинской дивизии Мазниев согласился войти в подчинение Добровольческой армии (ДА). Глава Добровольческой армии генерал Алексеев отправил Мазниеву письмо, в котором выразил радость от заключенного союза.

Деникин в этот период пытался ограничить распад России, сохранив в её сфере воздействия Закавказье. Грузия, по словам Деникина, жила «русским наследием» (что было правдой) и не могла быть самостоятельным государством. Также в Грузии располагались основные тыловые строи бывшего Кавказского фронта, а белые нуждались в оружии, боеприпасах и снаряжении для войны с красными. Деникин хотел получить доля этого наследства Российской империи. Кроме того, Грузия в этот время находилась под влиянием Германии, а Деникин находил себя верным союзу с Антантой.

Казалось, что две антибольшевистские силы войдут в прочный союз. Грузинские деятели, политику каких Деникин охарактеризовал, как «антирусскую», не желали союза ни с большевиками, ни с добровольцами. Меньшевики видели угрозу и в большевиках, и в белых. Грузинские меньшевики бывальщины настоящими революционерами, они участвовали в организации Февральской революции и последующей смуты в России. Теперь они боялись как большевиков, которые ввели свою диктатуру и «железом и кровью» снова объединяли империю, так и деникинцев, которых рассматривали как реакционную. «колонизаторскую» силу, враждебную социал-демократии и пытающуюся истребить все завоевания революции.

Поэтому генерала Мазниева обвинили в русофильстве и отозвали в Тифлис. Его заменили на генерала А. Кониева. Он занял жесткую позицию по касательству к добровольцам. Грузинские войска были отведены от Туапсе и образовали фронт у Сочи, Дагомыса и Адлера, куда грузины затянули дополнительные силы и начали возводить укрепления. Таким образом, Тифлис блокировал дальнейшее продвижение армии Деникина вдоль побережья.

Переговоры в Екатеринодаре

Чтобы отыскать общий язык, белое командование пригласило грузинскую сторону на переговоры в Екатеринодар. Грузинское правительство направило в Екатеринодар делегацию во главе с министром иноземных дел Е. П. Гегечкори, которого сопровождал генерал Мазниев. 25 -26 сентября состоялись переговоры. Добровольческую армию представляли Алексеев, Деникин, Драгомиров, Лукомский, Романовский, Степанов и Шульгин. Со сторонки Кубанского правительства в переговорах участвовали атаман Филимонов, глава правительства Быч и член правительства Воробьев.

На совещании были возвышены следующие вопросы: 1) налаживание торговли между Грузией и Кубанским краевым правительством, ДА; 2) вопрос о военном собственности русской армии на территории Грузии. Деникин хотел получить оружие и боеприпасы, если и не безвозмездно, как союзную помощь, то в мена на продовольствие (в Грузии было плохо в продовольствием); 3) вопрос о границе, принадлежности Сочинского округа; 4) о положении русских в Грузии; 5) о вероятном союзе и характере отношений Грузии с ДА. Белые хотели видеть в Грузии доброжелательного соседа, чтобы иметь спокойный тыл и не надо было содержать на грузинской границе серьёзные силы, так необходимые для борьбы с красными.

Однако переговоры быстро провалились. Ни одна из сторон не смогла пойти на принципиальные уступки. Белоснежное правительство не собиралось отдавать Тифлису русские территории Черноморской губернии, хотя де факто они были заняты грузинской армией. Грузинская же сторонка не желала смягчить русофобскую политику в отношении русских в Грузии и вернуть незаконно оккупированный Сочинский округ. По информации Деникина большинство селений округа бывальщины русскими, остальные со смешанным населением и только одно грузинское. А грузины составляли в Сочинском округе всего около 11% народонаселения. При этом Сочинский округ на русские деньги из пустыря был превращен в цветущую здравницу. Поэтому генерал Деникин правомерно помечал, что на Сочинский округ «ни по историческим, ни по этнографическим мотивам Грузия не имела никаких прав». Абхазия также была насильственно захвачена Грузией, но по ней Деникин и Алексеев бывальщины готовы идти на уступки, если грузины очистят Сочи.

По мнению грузинской делегации, грузин в Сочинском округе было 22% и ДА не может воображать интересы русских, так как является частной организацией. Тифлис считал Сочинский округ очень важным в плане обеспечения самостоятельности Грузии. Сочинскую область грузины планировали превратить в «непреодолимый барьер» для Белой армии Алексеева и Деникина.

Тяжелой была ситуации в касательстве русских в Грузии. Стоит метить, что в целом грузинский народ к русским относился хорошо, а правительство при поддержке националистического меньшинства коротало русофобскую политику. В Грузии по мере движения России на Кавказе сложилась значительная русская община из различных специалистов и служащих. Кроме того, после всемирный войны в Грузии, а штаб Кавказского фронта располагался в Тифлисе, осталось несколько тысяч русских офицеров. Грузинские воли опасались их, считали неблагонадежными и нелояльными новому правительству. Русские офицеры при желании могли взять власть в Грузии, однако организующей мочи среди них не нашлось. Многие были в растерянности, для них Кавказ, Тифлис был родиной, и вдруг они стали «чужими», «за границей». Потому русских в Грузии «изводили» разного рода придирками, лишали гражданских прав, а при активном протесте подвергали аресту и высылке. Русские офицеры в Тифлисе бедствовали, в массе своей не имели капиталов, ключей дохода, находились в нищенском состоянии. При этом грузинские власти старательно пресекали попытки офицеров уехать для присоединения к Добровольческой армии. Удобопонятно, что это всё раздражало Деникина.

При этом по мере радикализации местных властей и роста националистических настроений положение русских в Тифлисе сделалось уже просто опасным. Русских офицеров избивали, грабили и калечили шайки националистов и присоединившихся к ним босяков, преступников. Русские очутились в Грузии «вне закона», то есть беззащитными. Понятно, что в такой ситуации массы выкинутого на улицу чиновников, служащих и военных сделалась искать выход. Многие решили спасаться в Малороссии.-Украине, для этого искали себе «украинские корни». В гетманской Украине надеялись освободиться от угрозы националистов и прихода большевиков (под защитой германских штыков). В итоге большинство офицеров бежало на Украину.

Таким манером, переговоры провались из-за непримиримости сторон. Алексеев выразил готовность признать «дружественную и самостоятельную Грузию», но жестко поставил проблема о необходимости прекращения преследования русских в новоиспеченном грузинском государстве и выводе грузинской армии из Сочи. В свою очередь, Гегечкори, этот «отчаянный, злобный, нетерпимый грузинский шовинист», как охарактеризовал его знаменитый политический деятель России и идеолог белоснежных Шульгин, занял твердую позицию. Он не признавал, что русских в Грузии притесняют и отказался признать Добровольческую армию правопреемницей Российской Империи, чем оскорбил Алексеева. Грузинская сторонка отказалась оставить Сочинский округ.

Как белогвардейцы разгромили грузинских оккупантов

Командующий Добровольческой армией генерал А. И. Деникин, конец 1918 или начало 1919 года

Белогвардейско-грузинская брань

После провала переговоров в Екатеринодаре в Сочинском округе до конца 1918 — начала 1919 года сохранялось положение «ни вселенной ни войны». Добровольцы стояли южнее Туапсе, заняв передовыми частями село Лазаревское. Против них у станции Лоо стояли грузинские мочи генерала Кониева. Грузины продолжали грабить Сочинский округ, притесняли армянскую общину. Местные жители просили армию Деникина отпустить их от грузинской оккупации.

Поводом для начала открытого противостояния Грузии и ДА стала начавшаяся в декабре 1918 года грузино-армянская брань. После вывода германо-турецких оккупационных войск, грузинское правительство, продолжая политику экспансии, решило установить контроль над зонами бывшей Тифлисской губернии Борчалы (Лори) и Ахалкалаки, где преобладало армянское население. Кроме того, в области Лори были богатейшие медные рудники. Так, один Алавердский медно-химический комбинат производил одну четвертую часть выплавки меди всей Российской империи.

Брань была остановлена под давление британцев. В Грузии высадились английские войска. Англичане принудили армян и грузин заключить мир. В январе 1919 года в Тифлисе было подмахнуто соглашение по которому, до окончательного решения всех спорных территориальных вопросов на Парижской конференции северная часть Борчалинского уезда передавалась Грузии, полуденная — Армении, а средняя (в которой находились Алавердские медные рудники) объявлялась нейтральной зоной и была под контролем англичан. Воли Армении согласилось снять претензии на Ахалкалакский уезд при условии, что уезд будет находиться под контролем британцев и участие армян в здешнем самоуправлении будет гарантировано.

Из-за войны с Арменией грузины стали перебрасывать войска из Сочинского округа на линию новоиспеченного фронта. Добровольцы начали движение, занимая оставленные территории. 29 декабря грузины оставили станцию Лоо, которую взяли белые. Затем отход грузинских войск приостановилось и в течение месяца стороны занимали позиции на реке Лоо.

Война Армении с Грузией отпечатлелась и на армянской общине Сочинского округа. Армяне, составлявшие до трети населения области, подняли восстание. Во многом оно было потребовано грабительской, репрессивной политикой грузинских властей. Грузинские войска стали подавлять восстание. Армяне обратились за помощью к Деникину. Главнокомандующий приказал командующему армиями в Черноморской области генералу Матвею Бурневичу занять Сочи. При этом Деникин проигнорировал требование командующего британскими армиями на Кавказе генерала Форестье-Уокера остановить наступление в Сочинском округе до получения согласия Англии.

6 февраля 1919 года деникинцы форсировали реку Лоо. С тыла грузинские армии атаковали армянские партизаны. Грузинский командующий генерал Кониев и его штаб в это время гуляли на свадьбе в Гаграх. Поэтому штурм русских войск для грузин была неожиданной. Оказав незначительное сопротивление, грузинские войска капитулировали. Белые заняли Сочи. Генерал Кониев при этом угодил в плен. Через несколько дней деникинцы освободили весь округ, Гагры, и вышли на рубеж реки Бзыбь. Грузия устремила на реку 6 батальонов Народной гвардии, но дальнейшее развитие войны остановили британцы. Они разделили враждующие стороны своим постом. Британское командование выдвинуло ультиматум Деникину с заявкой очистить Сочинский круг. Однако Деникин отказался отдавать русскую землю. Кониев и его солдаты были через кое-какое время возвращены в Грузию. Грузинские власти в ответ усилили репрессивную политику в отношении русской общины.

В дальнейшем ДА и Грузия оставались во враждебных касательствах. Весной 1919 года, когда белое командование перебросило основные силы на север для борьбы с Красной Армией, грузины подготовили наступление с мишенью отбить Сочи. За Бзыбью было сосредоточено 6 – 8тыс. солдат при 20 орудиях. Кроме того, в тылу белых было организовано бунт «зелёных» — бандитов. Под натиском грузинской армии белые отступили за реку Мзымту. При помощи подкреплений из Сочи белоснежные разбили «зелёных» и стабилизировали фронт. Белые готовили контратаку, но по предложению британцев пошли на новые переговоры. Они ни к чему не повергли. Фронт стабилизировался на Мехадыри.

До весны 1920 года белое командование держало на Черноморском побережье от 2,5 до 6,5 тыс. человек, чтобы сдерживать грузин и «травяных», которых поддерживали грузинские власти, пытающиеся организовать восстание в тылу Белой армии. Кроме того, Грузия, как и Азербайджан, поддерживала бунты горцев и джихадистов в Чечне и Дагестане. Тифлис пытался поддержать создание на Северном Кавказе горской республики, чтобы получить буферную территорию между Грузией и Россией. Потому Грузия поддерживала повстанческо-бандитские формирования, переправляя в горные районы Северного Кавказа инструкторов, бойцов и оружие.

Весной 1920 года Алая Армия вышла к границам Черноморской губернии и грузинскому правительству пришлось отказаться от планов расширения Грузии за счёт русской территории.

Как белогвардейцы разгромили грузинских оккупантов

Белоснежная 2-я пехотная дивизия в городе Сочи, освобождённом от войск независимой Грузии. 1919 год

Источник


Как белогвардейцы разгромили грузинских оккупантов