Как большевики строили светское страна в октябре-декабре 1917 года

Новость опубликована: 17.11.2016

Как большевики строили светское государство в октябре-декабре 1917 года

Как большевики строили светское страна в октябре-декабре 1917 года Как большевики строили светское государство в октябре-декабре 1917 года II Всероссийский съезд Советов, заседавший в Таврическом дворце Петрограда с позднего вечера 25 октября (7 ноября) 1917 г., взял в свои длани всю полноту власти и легитимизировал победу большевиков и их сторонников, приняв декрет об образовании рабочего и крестьянского правительства во главе с В.И. Лениным. Сейчас, став правящей, РСДРП (б) более не могла кого-то упрекать, критиковать, обличать, она должна была действовать и выполнять свои слова и лозунги, оправдывать идеи и призывы.

Оглядываясь на чужой опыт

В планах обустройства страны был и очень важный вопрос о смене миропонимания государства, утверждение его светского характера.

В годы Первой мировой войны большевики обращаются к практике тех стран (Англия, Франция, Нидерланды, Мексика, США), где уже был накоплен определенный эксперимент строительства светского государства. Ленинцам импонировала политика в вопросах свободы совести, свойственная тогдашним США, с ее принципом равноудаленности всех верующих объединений от государства; минимализацией участия государства в процессе возникновения религиозных объединений и в регулировании их деятельности; восприятие всего комплекса проблем, связанных с обеспечением верующих свобод, через призму индивидуальных прав человека, при подчеркнутом уважении личного религиозного выбора граждан.

Не забывали большевики и об эксперименте Парижской коммуны 1871 г., отделившей религию и церковь от государства по нехитрому принципу: "раз и всё!". На худой конец, если обстоятельства не позволят "повторить" эксперимент коммуны, предполагалось ориентироваться на действующий французский закон об отделении церкви от государства (1905) как наиболее радикальный на тот период поре.

Как большевики строили светское государство в октябре-декабре 1917 года

Первые шаги реформаторов

Путь к светскому государству был трудным, сложным, а подчас и трагичным. Сразу же, в первые месяцы советской воли, до декабря 1917 г. высшие органы власти — Совнарком и ВЦИК приняли ряд декретов, обращений и постановлений, в которых прямо затрагивались значительные аспекты государственно-церковных отношений; множество подобных документов отложилось в фондах РГАСПИ.

Уже декрет "О земле" (п. 1, 2), общепринятый II Всероссийским съездом Советов 26 октября (8 ноября), передавал в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Рекомендаций крестьянских депутатов все монастырские и церковные земли "со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями"1.

Зачисленные Совнаркомом "Декларация прав народов России" (2 ноября)2 и обращение "Ко всем трудящимся магометанам России и Востока" (см. док. N 1) отменяли все национальные и религиозные привилегии и ограничения, деление религий на "господствующую", "терпимые" и "нетерпимые".

Значительнейшим актом стал декрет ВЦИК и Совнаркома от 11 ноября "Об уничтожении сословий и гражданских чинов"3. Отныне все, проживающие в России, самостоятельно от их прежней сословной принадлежности, званий и чинов, становились гражданами России.

Крушение старой сословной системы потянуло за собой и проблемы регистрации актов гражданского состояния. В конфессиональном государстве, каковым была императорская России, функции регистрации возлагались на верующие организации. Декреты ВЦИК и Совнаркома "О расторжении брака" (16 декабря)4 и "О гражданском браке и о ведении книжек актов гражданского состояния" (18 декабря)5 изымали из монопольного ведения государственной церкви и всех иных верующих организаций акты регистрации гражданского состояния. Церковный брак отныне не имел юридической силы, а взаимоотношения между супругами регулировались государственными законами.

Популярно, что Ленин постоянно "нажимал" на наркоматы, и прежде всего на Наркомюст, призывая их активизировать работу по подготовке декрета об филиале церкви от государства. Ознакомление с повестками заседаний Совнаркома показывает, как от месяца к месяцу росло число рассматриваемых вопросов по этой проблематике. Показателен день 11 декабря 1917 г., когда на заседание СНК было выплеснуто сразу четыре вопроса (п. 9-12), относящихся к проблемам свободы совести (см. док. N 2).

При этом вопросы 11 и 12 носили крайне принципиальный нрав. Нарком просвещения А.В. Луначарский внес проект декрета о переходе церковно-приходских школ в ведение Государственной комиссии по просвещению. Фактически это означало начин процесса "изгнания" Закона Божьего из государственной школы. Предложение наркома приняли, оформив его в виде постановления (см. док. N 3).

Примечательна заключительная фраза этого документа: "Вопрос о церквах при этих учреждениях будет разрешен в связи с декретом об отделении храмы от государства". Она впервые официально раскрыла тот факт, что в недрах нового советского госаппарата идет работа над декретом об филиале церкви от государства. Об этом же говорит и п. 12 того же заседания "об ускорении процесса отделения церкви от государства". Реализация "ускорения" была возложена на комиссию из "тт. Луначарского, Стучки и попа6".

Как большевики строили светское государство в октябре-декабре 1917 года

Просчет Поместного собора

На фоне мероприятий новых властей начинает проявляться и позиция религиозных организаций, какая поначалу носила скорее выжидательный характер. В ноябре-декабре 1917 г. Поместный собор Российской православной церкви7 обсуждал проект Дефиниции "О правовом положении Российской православной церкви". На пленарных заседаниях его представляли профессор Московского университета доктор политической экономии С.Н. Булгаков и профессор Киевской внутренней академии Ф.И. Мищенко. По их мнению, старые взаимоотношения церкви и государства отжили свое, и возвращения к ним не может быть, но при этом невозможно их строить и на принципе филиалы церкви от государства8.

Члены Собора ориентировались на сохранение "союзнических" отношений РПЦ с государством, более того, на укрепление ее особого позы в обществе, расширение прав и полномочий, полагая, что "нынешние власти" не продержатся более одного-двух месяцев. Не невзначай тот же Булгаков говорил: "Законопроект вырабатывался именно в сознании того, что должно быть, в сознании нормального и достойного позы церкви в России. Наши требования обращены к русскому народу через головы теперешних властей. Конечно, возможно наступление такого момента, когда храм должна анафематствовать государство. Но, без сомнения, этот момент еще не наступил"9.

2 декабря 1917 г. Определение было принято. В нем храм отстаивала традиционную для нее идею "христианского государства" и неразрывного "союза церкви Православной и Российского страны"10. Голосуя за Определение, члены Собора не принимали в расчет происшедших в России политических изменений, казавшихся им "кратковременным ужасным сном"; игнорировали правовые акты нового государства. Для новой власти с ее планами строительства светского государства подобный курс церкви был неприемлем.

Как большевики строили светское государство в октябре-декабре 1917 года

Долгоиграющий декрет

Первые месяцы нового строя отмечены были контактами с властью представителей другой по значимости религии в России — ислама. В частности, 9 декабря СНК удовлетворил просьбу краевого мусульманского съезда Петроградского национального округа о возвращении магометанам Священного Корана Османа11 (см. док. N 4-5).

Как известно, в состав Совнаркома с декабря 1917 г. и вплоть до подписания Брестского мира с Германией входили представители партии левых эсеров. Собственно в левоэсеровской газете "Дело народа" 31 декабря 1917 г. был опубликован подготовленный комиссией П.И. Стучки проект декрета об филиале церкви от государства (см. док. N 6). Наркомом юстиции на тот момент был левый эсер И.З. Штейнберг, который мог предоставить этот документ. В большевистской прессы проект опубликован не был. Первый же его пункт провозглашал: "Религия есть частное дело каждого гражданина Российской Республики".

С принятием документа длинно тянуть не стали. Поздним вечером 20 января 1918 г. Штейнберг и завотделом Наркомюста М.А. Рейснер представили на заседании Совнаркома проект "О независимости совести, церковных и религиозных обществах". С рядом поправок и дополнений, в том числе внесенных непосредственно Лениным в ходе заседания, он был зачислен. На следующий день, 21 января, в оперативном порядке декрет публикуется в газетах "Правда" и "Известия", а 26 января — в "Собрании узаконений и распоряжений пролетария и крестьянского правительства", но уже под новым названием "Об отделении церкви от государства и школы от церкви".

Первый пункт вновь зачисленного декрета, как когда-то декрета Парижской коммуны, гласил: "Церковь отделяется от государства"12.

На многие десятилетия декрет сделался основополагающим для политики советского государства по отношению к религии, церкви и верующим.

Документы из фондов РГАСПИ публикуются в соответствии с нормами нынешнего русского языка, стилистические особенности сохранены.

Публикацию подготовили главные специалисты РГАСПИ кандидат исторических наук Анна Кочетова и доктор исторических наук Михаил Одинцов.

Как большевики строили светское государство в октябре-декабре 1917 года

N 1. Обращение

"Ко всем трудовым мусульманам России и Востока"13

20 ноября 1917 г.

Товарищи! Братья!

Великие события происходят в России. Близится крышка кровавой войне, начатой из-за дележа чужих стран. Падает господство хищников, поработивших народы мира. Под ударами русской революции трещит престарелое здание кабалы и рабства. Мир произвола и угнетения доживает последние дни. Рождается новый мир, мир трудящихся и освобождающихся. Во главе этой революции стоит рабочее и крестьянское правительство России, Рекомендация народных комиссаров.

Вся Россия усеяна революционными советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Власть в стране в руках народа. Трудовой народ России пылает одним желанием — добиться честного мира и помочь угнетенным народам мира завоевать себе свободу.

В этом святом деле Россия не одинока. Великий клич освобождения, этот русской революцией, подхватывается всеми трудящимися Запада и Востока. Истомленные войной народы Европы уже протягивают нам руку, творя мир. Пролетарии и солдаты Запада уже собираются под знамя социализма, штурмуя твердыни империализма. А далекая Индия, та самая, которую веками притесняли "просвещенные" хищники Европы, подняла уже знамя восстания, организуя свои советы депутатов, сбрасывая с рамен ненавистное рабство, призывая народы Востока к борьбе и освобождению. Рушится царство капиталистического грабежа и насилия. Горит грунт под ногами хищников империализма.

Перед лицом этих великих событий мы обращаемся к вам, трудящиеся и обездоленные мусульмане России и Восхода.

Мусульмане России, татары Поволжья и Крыма, киргизы и сарты Сибири и Туркестана, турки и татары Закавказья, чеченцы и горцы Кавказа, все те, мечети и молельни каких разрушались, верования и обычаи которых попирались царями и угнетателями России!

Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и цивилизованные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это. Знайте, что ваши права, как и права всех народов России, охраняются всей мощью революции и ее органов, рекомендаций рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Поддерживайте же эту революцию и ее полномочное правительство!

Мусульмане Востока, персы и турки, арабы и индусы, все те, башками и имуществом которых, свободой и родиной которых сотни лет торговали алчные хищники Европы, все те, страны которых хотят поделить начавшие брань грабители.

Мы заявляем, что тайные договоры свергнутого царя о захвате Константинополя, подтвержденные свергнутым Керенским, — ныне порваны и истреблены. Республика Российская и ее правительство, Совет народных комиссаров против захвата чужих земель. Константинополь должен остаться в дланях мусульман.

Мы заявляем, что договор о разделе Персии порван и уничтожен. Как только прекратятся военные действия, войска будут выведены из Персии и персам будет гарантировано право свободного определения своей судьбы.

Мы заявляем, что договор о разделе Турции и "отнятии" у нее Армении порван и истреблён. Как только прекратятся военные действия, армянам будет обеспечено право свободно определить свою политическую судьбу.

Не от России и ее революционного правительства ждет вас порабощение, а от хищников европейского империализма, от тех, какие ведут нынешнюю войну из-за дележа ваших стран, от тех, которые превратили вашу родину в расхищаемую и обираемую свою "колонию".

Свергайте же этих хищников и поработителей ваших краёв. Теперь, когда война и разруха расшатывают устои старого мира, когда весь мир пылает негодованием против империалистов-захватчиков, когда всякая искра возмущения превращается в мощное пламя революции, когда даже индийские магометане, загнанные и замученные чужеземным игом, подымают восстание против своих поработителей, — теперь молчать нельзя. Не теряйте же поре и сбрасывайте с плеч вековых захватчиков ваших земель! Не отдавайте им больше на разграбление ваших родных пепелищ! Вы сами должны быть хозяевами вашей края! Вы сами должны устроить свою жизнь по образу своему и подобию. Вы имеете на это право, ибо ваша судьба в ваших собственных дланях…

Товарищи! Братья!

Твердо и решительно идем мы к честному демократическому миру.

На наших знаменах несем мы освобождение угнетенным народам вселенной.

Мусульмане России!

Мусульмане Востока!

На этом пути обновления мира мы ждем от вас сочувствия и поддержки.

Председатель Совета общенародных комиссаров В. Ульянов (Ленин)
Народный комиссар по национальным делам
Джугашвили-Сталин

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1137. Л. 73. Снимок14.

N 2. Из протокола N 24 заседания Совнаркома 11 декабря 1917 г.

Председательст[вует]: Вл[адимир] Ильич Ленин.

Присутствуют: Троцкий15, Свердлов16, Стучка17, Шляпников18, Подвойский19, Боголепов20, Глебов21, Аксельрод22, Менжинский23, Елизаров24, Колегаев25, Шлихтер26, Луначарский27, Эссен28, Красиков29, Козловский30, Лацис31, Оболенский32.

Слушали:

9. О рождественских дарах служащим государственных учреждений.

Постановили:

9. Сдать на обсуждение Комиссии из представителей народных комиссаров просвещения, земледелия и финансов.

Слушали:

10. О передаче дома Дворянского собрания в Петрограде в пользование Всемирного христианского союза молодых людей для организации Центрального клуба.

Постановили:

10. Возложить т. Подвойскому подыскать помещение для квартирующего в здании Дворянского собрания 326 Белгородского полка и перевести его туда. Помещение Дворянского собрания передать в пользование Петроградскому гарнизонному собранию. Всемирному христианскому альянсу молодых людей предложить войти в соглашение с Петроградским гарнизонным собранием.

Слушали:

11. Декрет о переходе церковно-приходских школ и прочих в ведение Государственной комиссии по просвещению.

Постановили:

11. Проект декрета, предложенный т. Луначарским, зачислить и утвердить.

Слушали:

12. Об ускорении процесса отделения церкви от государства.

Постановили:

12. Поручить комиссии из тт. Луначарского, Стучки и священника обсудить этот проблема и выработать общий план действий.

РГАСПИ. Ф. 19. Оп. 1. Д. 24. Л. 2-5.

Копия. Машинописный текст33.

N 3. Постановление Наркомпроса "О передаче дела воспитания и образования из внутреннего ведомства в ведение комиссариата по народному просвещению"

11 декабря 1917 г.

Ввиду неясности постановлений предыдущих министерств о переходе церковно-приходских школ в ведение Министерства общенародного просвещения, о чем свидетельствуют многочисленные заявления с мест о разъяснении, Комиссариат по народному просвещению (бывшее Министерство народного просвещения), пересмотрев проблема, постановил: передать из духовного ведомства дела воспитания и образования ведению Комиссариата народного просвещения. Передаче подлежат все церковно-приходские (начальные одноклассные, двухклассные) школы, учительские семинарии, внутренние училища и семинарии, женские епархиальные училища, миссионерские школы, академии и все другие, носящие различные названия, низшие, посредственные и высшие школы и учреждения духовного ведомства, со штатами, ассигновками, движимыми и недвижимыми имуществами, т.е. со зданиями, надворными постройками, с аграрными участками под зданиями и необходимыми для школ землями, с усадьбами (если таковые окажутся), с библиотеками и всякого рода пособиями, ценностями, капиталами и ценными бумагами и процентами с них и со всем тем, что предназначалось для вышеозначенных школ и учреждений.

Проблема о церквах при этих учреждениях будет разрешен в связи с декретом об отделении церкви от государства.

Предс[едатель] Сов[ета] нар[одных] ком[иссаров] Вл[адимир] Ульянов (Ленин)
Секретарь Рекомендации народных комиссаров
Н. Горбунов
Нар[одный] комиссар А.В. Луначарский
Прав[ительственный] комиссар
по отделу народных школ Вл[адимир] Галкин
Секретарь Дм[итрий] Лещенко

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4952. Подбросить.
Машинописный текст. Подписи — автографы34.

N 4. Обращение У. Токумбетова в Наркомнац

4 декабря 1917 г.

Народному комиссариату по национальным делам

В сегодняшнее время в Государственной публичной библиотеке хранится священное сокровище, достояние всего мусульманского мира — Коран Османа.

Священные реликвии магометан должны находиться в руках самих мусульман — все мусульмане России желают этого.

Во исполнение чаяния всех российских магометан, краевой мусульманский съезд Петроградского национального округа единогласно постановил:

1) Достояние всех мусульман — священный Коран Османа должен немедля перейти во владение мусульман.

2) Священный Коран Османа должен быть краевым съездом вручен национальному парламенту магометан Внутренней России и Сибири, заседающему в настоящее время в г. Уфе.

3) Исполнение настоящего постановления поручается председателю съезда, товарищу председателя Всероссийского мусульманского военного шуро, Усману Гидаятулличу Токумбетову и члену Национального парламента Кериму Мухамедшичу Сагидову.

Председатель Краевого мусульманского съезда
Петроградского национального округа
Усман Токумбетов
Секретарь Ф. Хамидуллин
Резолюции: "Выдать немедля.
Народный комиссар И. Джугашвили-Сталин.
Председатель Совета народных комиссаров В. Ульянов (Ленин). 6/XII".

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4902. Л. 1. Подбросить. Машинописный текст.
Подписи и резолюции — автографы.

N 5. Сообщение Совнаркома о выдаче Священного Корана Османа краевому мусульманскому съезду

22 (9) декабря 1917 г.

Удовлетворение ходатайства магометан

В Совет народных комиссаров поступило отношение от краевого мусульманского съезда Петроградского национального округа, в котором, во исполнение чаяния всех российских магометан, вышеназванный съезд просит выдать во владение мусульман "Священный Коран Османа", находящийся в настоящее пора в Государственной публичной библиотеке.

Исполнение настоящего постановления съезд поручил председателю съезда, товарищу председателя Всероссийского мусульманского военного рекомендации Шуро Усману Гидаятулличу Токумбетову и члену национального парламента Кериму Мухамедшичу Сагидову.

Совет народных комиссаров постановил немедля выдать краевому мусульманскому съезду "Священный Коран Османа", находящийся в Государственной публичной библиотеке35.

Председатель Рекомендации народных комиссаров В. Ульянов (Ленин)
Управляющий делами Совета Бонч-Бруевич
Секретарь Горбунов

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4930. Л. 1.
Удостоверенная копия. Машинописный текст.
Подпись Н. Горбунова — автограф36.

N 6. Сообщение газеты "Дело народа" о проекте декрета об филиале церкви от государства

31 декабря 1917 г.

Совет народных комиссаров рассматривает в настоящее время проект декрета об отделении храмы от государства. Проект этот будет внесен на утверждение ЦИК в одном из ближайших его заседаний.

Декрет состоит из 13 нижеследующих пунктов:

1) Вера есть частное дело каждого гражданина Российской Республики.

2) Запрещается издавать местные законы или постановления, которые могут ограничивать независимость совести.

3) Каждый гражданин может исповедовать какую угодно религию или же никакой.

4) Отменяются официальные церковные обряды во всех государственных учреждения.

5) Отменяются верующие клятвы и присяги, вместо них вводится торжественное обещание.

6) Запись рождения, смертей и браков ведется без участия духовных лиц.

7) Духовные и религиозные общества приравниваются к частным обществам.

8) Отменяется всякое преподавание религиозных предметов в учебных заведениях.

9) Не допускаются принудительные взыскания духовных сборов.

10) Церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью и не имеют прав юридического лица.

11) Все имущество духовных и религиозных обществ с момента издания декрета поступает в собственность государства.

12) Имуществом приходов будут ведать волостные, земские и городские самоуправления.

13) Духовные здания для общественных богослужений предоставляются лишь с разрешения присутствия по заведыванию религиозным имуществом".

Печатается по тексту газеты.

1. См.: Известия. 1917. 28 октября.
2. См.: РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 24219.
3. См. илл. 5.
4. РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4988. Л. 1-2.
5. РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4989. Л. 1-3.
6. Был в виду петроградский священник М.В. Галкин (Горев) (1885-1930), с 1918 г. — эксперт VIII отдела Наркомюста. Чуть запоздалее к комиссии из трех человек добавились нарком юстиции П.И. Стучка, член коллегии НКЮ П.А. Красиков и профессор права Петербургского университета М.А. Рейснер.
7. Поместный собор РПЦ отворил свою работу 15 августа 1917 г. в Москве. Перед ним стояли задачи формирования и последующей реализации церковных реформ. О труду Поместного собора см.: Одинцов М.И. Всероссийский Поместный собор Русской православной церкви 1917-1918 г.: споры о церковных реформах, основные решения, взаимоотношения с волей // Церковно-исторический вестник. 2001. N 8. С. 121-138.
8. Священный собор православной Российской церкви. Деяния. Кн. IV. Вып. I. Пг., 1918. С. 55.
9. ГАРФ. Ф. Р-3431. Оп. 1. Д. 277. Л. 138. Идея анафематствования (анафемы) в отношении "врагов Родины и Церкви" не была случайной, спонтанной и будет реализована патриархом Тихоном (Беллавиным) в послании от 19 января 1918 г.
10. Среди 25 пунктов Дефиниции примечательны такие, как требование обязательной принадлежности главы государства, министров исповеданий и народного просвещения (и их заместителей) к православному исповеданию; объявление православного календаря государственным, а православных праздников неприсутственными днями; передача записи и учета актов гражданского состояния в длани церкви; введение в государственных школах обязательного преподавания Закона Божьего; сохранение института православного военного духовенства и прав юридического лики за православными "установлениями"; незыблемость церковной собственности и льготное налогообложение церкви; выделение государственных субсидий на нужды храмы; сохранение за церковью "первенствующего" положения.
11. Когда в 1868 г. Самарканд был завоеван русскими войсками, то из мечети Хваджа-Ахрара был изъят Коран, по преданию написанный собственноручно третьим халифом Османом (644-656 гг.). В 1869 г. Коран был переброшен в Императорскую публичную библиотеку Санкт-Петербурга.
12. См. илл. 6.
13. На заседании СНК 20 ноября 1917 г. было принято решение утвердить проект обращения "с махонькими поправками" и "напечатать в миллионах экземпляров на всех мусульманских языках". (РГАСПИ. Ф. 19. Оп. 1. Д. 5. Л. 3).
14. Газетная вырезка. Опубликовано: Истина. 1917. 22 ноября. Декреты советской власти. Т. I. М., 1957. С. 113-115.
15. Троцкий (Бронштейн) Л.Д. (1879-1940) — нарком по иностранным делам (1917-1918).
16. Свердлов Я.М. (1885-1919) — председатель ВЦИК (1917-1919).
17. Стучка П.И. (1865-1932) — нарком юстиции РСФСР, член Коллегии НКИД (1917-1918).
18. Шляпников А.Г. (1885-1937) — первоначальный нарком труда РСФСР (1917-1918).
19. Подвойский Н.И. (1880-1948) — нарком по военным делам (1917-1918).
20. Боголепов Д.П. (1885-1941) — помощник наркома финансов с 17 ноября 1917 г.
21. Глебов (Авилов) Н.П. (1887-1937) — первоначальный нарком почт и телеграфов (1917-1918).
22. Аксельрод Т.Л. (1888-1938) — зав. бюро печати СНК (1917-1918).
23. Менжинский В.Р. (1874-1934) — заместитель и и.о. наркома финансов (1917-1918).
24. Елизаров М.Т. (1863-1919) — первоначальный народный комиссар путей сообщения РСФСР (1917-1918).
25. Колегаев А.Л. (1887-1937) — народный комиссар земледелия (1917-1918).
26. Шлихтер А.Г. (1868-1940) — нарком продовольствия РСФСР (1917-1918).
27. Луначарский А.В. (1875-1933) — нарком просвещения РСФСР (1917-1929).
28. Эссен Э.Э. (1879-1931) — заместитель наркома Госконтроля (с 1917).
29. Красиков П.А. (1870-1939) — председатель военно-следственной комиссии по войне с контрреволюцией и спекуляцией при ВРК Петроградского совета (1917-1918).
30. Козловский М.Ю. (1876-1927) — член Коллегии Наркомюста РСФСР (1917-1920).
31. Лацис М.И. (Судрабс Я. Ф.) (1888-1938) — глава Бюро комиссаров ВРК (1917-1918).
32. Осинский Н. (Оболенский В.В.) (1887-1938) — председатель Высшего совета народного хозяйства (1917-1918).
33. Опубликовано: Протоколы заседаний Рекомендации народных комиссаров РСФСР. Ноябрь 1917-март 1918 гг. М., 2006. С. 100-102.
34. Опубликовано: Известия. 1917. 15 декабря. Декреты советской воли. Т. I. М., 1957. С. 210-211.
35. По возвращении верующим Коран Османа первоначально находился в Уфе, где располагалось Центральное духовное управление мусульман России. Затем, с 1924 г. — в Ташкенте, где пунктом его постоянного хранения с 1941 г. был Музей истории народов Узбекистана. В 1989 г. Коран был передан Духовному управлению мусульман Узбекистана. В сегодняшнее время он хранится в специальном помещении библиотеки Духовного управления, расположенном в медресе Барак-Хан.
36. Опубликовано: Правда. 1917. 10 декабря. Декреты советской воли. Т. I. М., 1957. С. 195-196.


Ответить