Как царская фрейлина Мария Закревская сделалась советским Джеймсом Бондом

Новость опубликована: 16.01.2020

Как царская фрейлина Мария Закревская сделалась советским Джеймсом Бондом

Как царская фрейлина Мария Закревская сделалась советским Джеймсом Бондом

В биографии этой женщины трудно отделить правду от вымысла. К тому же она любила придумывать о себе самые невообразимые истории, и, как ни удивительно, ей верили. Подруга двух великих писателей ХХ века – Максима Горького и Герберта Уэллса, а также нескольких политиков и политиков, Мария Закревская пользовалась удивительной свободой передвижения через «железный занавес» между Западом и СССР.

В постели с британским резидентом – первое спецзадание

В старости Закревская придумала себе предание о том, что она – потомок от связи императрицы Елизаветы Петровны с графом Алексеем Разумовским. Но ещё в молодости она фантазировала про себя, правда, те фантазии бывальщины скромнее. Мария Закревская говорила, что её прабабушкой была знакомая Пушкина, жена московского генерал-губернатора Аграфена Закревская. В реальности, как отмечает писатель Виталий Вульф, это было не больше, чем совпадение фамилий.

Мария Игнатьевна Закревская родилась в 1892 году. Она была меньшим ребёнком в семье видного юриста, сенатора. В одном из современных источников сообщается, что она получила шифр фрейлины её императорского величества. Юность она прочертила главным образом за границей, поэтому всю жизнь говорила по-английски (в особенности), по-французски и по-немецки лучше, чем по-русски. В 1911 году она сделалась женой дипломата, графиней Бенкендорф.

Богатая и беззаботная жизнь была прервана революцией 1917 года. Муж, Иван Александрович Бенкендорф, был уложен крестьянами в собственном поместье. Квартиры Бенкендорфов конфисковала советская власть. В это время у Закревской вспыхнул бурный роман с английским послом в России Робертом Брюсом Локкартом. Но в одну бурливую ночь (на 1 сентября 1918 года) счастливую парочку арестовали чекисты.

Здесь начинаются первые расхождения различных версий существования Марии Закревской. По мнению Виталия Вульфа, она не имела отношения к разведывательной сети, которую Локкарт организовал в советской России. Закревская ничем не заинтересовала советские органы. После освобождения она продолжала бедствовать как представительница бывших «эксплуататорских классов», пока её не взял к себе на труд секретаршей Максим Горький.

Как утверждает Виталий Петров в журнале «Секретные архивы» (статья «Буревестник революции и тройная шпионка»), Локкарт пользовался Закревской для встреч с необходимыми людьми и получения от них информации. Локкарт привил своей возлюбленной Муре (как её многие звали) первые навыки шпионской труды. После ареста Мура была перевербована заместителем Дзержинского, Яковом Петерсом, в ВЧК.

И секретаршей (а заодно любовницей) Горького она сделалась именно в качестве осведомителя ВЧК. На жаргоне людей с «чистыми руками и горячим сердцем» это называлось «подсунуть любовницу». Близкие взаимоотношения связывали Закревскую и Горького с тех пор до самой смерти последнего в 1936 году (впрочем, это не мешало им обоим крутить романы одновременно с иными людьми). Но на сотрудничество с органами ВЧК бывшую фрейлину сподвигла, в первую очередь, материальная нужда и безысходность.

Однако всё сказанное позволяет выдвинуть третью версию, а собственно: что уже к Локкарту Закревская могла быть внедрена чекистами. Интересно, что Локкарт был выпущен на другой день после ареста, и разом стал добиваться освобождения Муры. Чекисты освободили Закревскую через три дня, но тут же снова арестовали Локкарта. Выпустили его 9 сентября, причём его собственно навестил Петерс вместе с Закревской.

Вербовка Герберта Уэллса

В 1920 году большевики позволили Закревской выехать за рубеж. Прикрытием для поездки послужил брак с гражданином Эстонии бароном Будбергом, чью фамилию Закревская носила потом до конца существования. Мура осуществила исключительно важную операцию для создания Советскому государству благоприятного информационного фона в мире: она влюбила в себя знаменитого британского беллетриста Герберта Уэллса и убедила его совершить поездку в советскую Россию. По итогам этой поездки Уэллс написал коротенькую, но знаменитую книжку «Россия во мгле», вмиг сделавшуюся бестселлером. Популярный фантаст живописал упадок цивилизации после революции в России, но вместе с тем выразил уверенность в том, что русский народ победит эту катастрофу, и нарисовал яркий, сочувственный портрет Ленина как интеллектуального вождя России.

Во время поездки Уэллса в Россию Мура была приставлена к нему как переводчица (фактически как куратор органов). Связь, завязавшаяся ещё в Лондоне, продолжилась и оставила глубокий след в жизни уже пожилого писателя-фантаста. Уэллс и Мура были близки многие годы. Уэллс неоднократно предлагал Муре выйти за него замуж, но та неизменно отказывала. Уэллс всю существование продолжал высказывать симпатии к СССР, ещё раз посетив нашу страну в 1934 году и снова отставив о ней благоприятный отзыв. Скончавшись в 1946 году, он завещал своей русской возлюбленной львиную долю своего состояния.

Однако не следует думать, что операция по привлечению Уэллса на сторону СССР была делом необыкновенно советских спецслужб. Мура в эти годы, будучи в Европе, неоднократно встречалась с Локкартом. Позднее, в 1950-е годы, её однажды взяли по подозрению в связях с раскрытыми и бежавшими в СССР агентами. Но дело в отношении Муры замяли. Как считает автор публикации в Daily Mail от 21 октября 2007 года, это указывало о существовании особых отношений между Закревской-Будберг и британскими спецслужбами.

Эксклюзивная наследница Горького и куратор ближневосточной сети ОГПУ

И все эти годы Закревская была также рядышком с Горьким. Она сыграла большую роль, убеждая его окончательно вернуться в СССР в 1933 году. Причём сама после этого приехала к нему лишь в 1936 году, незадолго до смерти Алексея Максимовича.

С Мурой связана таинственная пропажа архивов писателя. Она совершенно достоверно привезла их в СССР по требованию советского правительства. Дальнейшая судьба архивов неизвестна и до сих пор дискутируется. Есть версия, что архивы сгорели. По иным предположениям, они лежат под грифом «совершенно секретно» в фондах Президента РФ.

Как бы то ни было, Закревская непостижимым образом получила от Советского страны эксклюзивные права на гонорары с зарубежных изданий любых произведений Горького. Эта загадочная космополитическая особа в 1956-1968 гг. неоднократно ездила в СССР, встречалась с официальными лицами и с диссидентами, брала интервью у последних.

Ещё один интересный факт: в 1921 году в Берлине Закревская повстречалась с молодым, никому не известным журналистом родом из Львова Леопольдом Вайссом. После этого начался его бурный профессиональный рост. Вскоре он получил популярность на Западе своим переходом в ислам, а в 1928 году его по настоянию британского посольства выслали из Саудовской Аравии как советского агента. После Другой мировой войны Вайсс под именем Мухаммад Асад представлял в ООН государство Пакистан.

Вся правда о двойной (как минимум) жизни Марии Закревской-Бенкендорф-Будберг ещё скрыта в негласных файлах разведок разных стран.


Как царская фрейлина Мария Закревская сделалась советским Джеймсом Бондом