Как чума истребила род тверских князей

Новость опубликована: 29.12.2018

Как чума уничтожила род тверских князей

Как чума истребила род тверских князей

12 сентября 1485 года Тверское княжество вошло в состав Московского государства. Для русской истории это был знаковый момент. Уложись борьба Твери с Москвой иначе – жили бы мы в совсем другой стране.

Первый князь Всея Руси

Михаил Ярославич родился после крахи своего отца. Третий по счёту Тверской князь, он превратил свой удел в сильное средневековое государство. Михаил Ярославич сделался не просто Великим князем, но – впервые в русской истории – Великим князей всея Руси. Именно так к нему обращался сам константинопольский патриарх.

Сам ярлык на великое княжение пришёлся ему непросто: по сути, князь Михаил купил его, пообещав ордынскому хану платить большую дань, чем его соперник, московский князь Юрий Данилович.

Михаил Ярославич зачислил мученическую смерть: через четырнадцать лет после триумфального возвращения из Орды он ехал туда ещё раз, зная, что будет казнён. Над ним был учинён суд, его связали, по ночам длани и ноги заковывали в колодки. Татары издевались над ним и, в конце концов, избив, вырезали князю всея Руси сердце. Погибнув, Михаил Ярославич избавил тверичей от опустошительного татарского набега.

Грозные очи

Сын Михаила Ярославича Дмитрий полностью оправдывает данное ему прозвище «Грозные Очи». Сообразно летописям, в первый самостоятельный поход он отправился в возрасте… 12 лет. Целью Дмитрия был Нижний Новгород. Кто знает, устоял бы город против юного князя, если бы во Владимире его не отговорил от брани митрополит Пётр.

Следующий поход Дмитрия состоялся через три года и тоже оказался бескровным: тверское войско во главе с пятнадцатилетним князем, постояв на берегах Волги против новгородского армии, вынудило противника принять свои требования.

Превосходя всех соперников, в том числе и московских князей, в личных качествах, Дмитрий имел все шансы продолжить дело помосты Твери, начатое его отцом, но в дело снова вмешались татары. Хан Узбек, убивший отца Дмитрия, теперь расправился с 26-летним сыном.

Татарский князь

Брат Дмитрия Александр получил ярлык на великое княжение, но совместно с ним – непрошенных гостей. Двоюродный брат хана Шевкал вместе со свитой поселился в княжеском тереме и стал притеснять не лишь князя и его приближённых, но и всех тверичей.

Закончилось всё тем, что по княжеству прошёл слух, будто Шевкал собирается перебить княжеский род, сам присесть на престол и – мало того – обратить всех в магометанскую веру. Слишком велика была ненависть народа, и Александр Михайлович не смог вычесть мятежа, который начался с пустяка: некий дьякон по имени Дюдко повёл на водопой молодую лошадь. Татары сделались отнимать её. За дьякона вступились прохожие. Завязалась потасовка, которая переросла в восстание. Вскоре тверичи истребили всех ордынских гостей, причём случилась резня в день Успения Богородицы.

Хан Узбек отправил против Твери карательный отряд. Александр вынужден был бежать в Литву. Тверь на десять лет осталась без князя, и за это пора возвысилась Москва. Так дьяконская лошадь погубила Тверь.

Две чумы

Дело уничтожения рода тверских князей, начатое татарами и московскими князьями, было с энтузиазмом продолжено чумой. В 1364-65 годах на Руси свирепствовала моровая язва, унесшая представителей немало княжеских родов: московского, ростовского, суздальского. Но больше других потери понесли именно тверские правители. За несколько месяцев померли Семен Константинович, Всеволод, Андрей и Владимир Александровичи.

Другая волна чумы по Тверскому княжеству прокатилась через полвека. За одинешенек 1425 год здесь сменилось три поколения правителей: поочерёдно умерли князья Иван Михайлович, Александр Иванович и Юрий Александрович, дед, папа и сын соответственно.

«Меняю Тверское княжество на поместье в Литве»

Трусость – пожалуй, главное качество последних тверских князей, уже не Великих, уже почти не соперников Москвы – обыкновенных удельных князей. За двести лет службы татарам князья растеряли былое «величие»: тверской князь Борис Александрович вдогонку за Рязанским и Пронским родственниками поступил на службу в Литву. А его сын, последний князь тверской Михаил, не имея сил или мужества бороться с Иваном III, предпочёл воля польского короля власти соотечественника. Оставив Тверь, он сбежал в Краков, где получил от короля Казимира имение Печихвосты и двор Лососиная – вместо крупного княжества с народонаселением в восемьсот тысяч человек. Михаил был бездетен, и на нём прервался славный род тверских князей.

Купец-неудачник

То ли не от хорошей жизни, то ли в поисках торгового счастья, отправился одинешенек тверской купец в Индию. По пути его ограбили, чуть не убили, пытались обратить в другую веру. Торговля его в Индии не задалась: очутилось, что там всё очень дорого. И ни с чем отправился купец-неудачник за три моря назад. Но до Твери он так и не доехал: умер где-то под Смоленском.

И путешествие, и жизнь его канули бы в Лету, если бы не придумал незадачливый путешественник обрисовать свои хождения за три моря. Звали его Афанасием Никитиным. И сейчас он, пожалуй, известнее всех тверских князей вместе взятых.

Тверской отроч монастырь

Отроч Успенский монастырь в Твери – утилитарны ровесник Великого княжества Тверского. Он был основан отроком князя Ярослава Ярославича Григорием: отсюда и название, «отроч».

Сообразно преданию Григорий однажды увидел на улицах Твери красавицу Ксению и влюбился в неё. Он посватался к родителям. Они приняли его сватовство. Блаженный жених хотел испросить у князя разрешение на женитьбу, но опоздал: у Григория появился могущественный соперник на руку красавицы. Им очутился сам Ярослав Ярославич.

Так Ксения стала княгиней, а Григорий постригся в монахи. Через четыре года он с благословления князя и его супруги основал монастырь.

В Успенском монастыре 20 лет жил Максим Грек. Тут был убит Малютой Скуратовым Фёдор Колычёв. Настоятелем монастыря некоторое время служил Тихон Задонский.

После революции Тверской Отроч Успенский монастырь был разобран. Сохранился от него лишь Успенский собор.