Как Дзержинский едва-едва не стал главой Польши в 1920 году

Новость опубликована: 03.01.2020

Как Дзержинский едва-едва не стал главой Польши в 1920 году

Как Дзержинский едва-едва не стал главой Польши в 1920 году

Единственный в советской истории маршал двух стран Константин Рокоссовский имел за раменами уникальный опыт: в 1949-1956 годах занимал пост министра обороны Польши, а по возвращении в Москву получил направление заместителем министра обороны СССР. 30 годами ранее похожий трюк мог проделать Феликс Дзержинский. Главный чекист Советской России был в 60 километрах от того, чтобы возглавить Польшу. Это был бы поистине феноменальный прецедент.

Воевать хотел только Ленин

Летом 1920 года юный краском Рокоссовский воевал с бароном Унгерном у монгольской границы, а Красная армия победоносно неслась по Польше, намереваясь взять Варшаву и экспортировать теплина революции в Европу. И в РСФСР, и на Западе в ту пору у всех на устах были имена Михаила Тухачевского и Семена Буденного с его полчищами полудиких в понятье европейца кавалеристов.

В правящих кругах красной России тогда сформировалась влиятельная польская фракция. Дзержинский, надо полагать, в понятиях не нуждается. Весьма ценным кадром для Совнаркома являлся старый коммунист Юлиан Мархлевский, активный участник революции еще 1905 года и, что было особенно ценно, товарищ детства главнокомандующего польской армией Юзефа Пилсудского. Курировал польское направление еще более возрастной Феликс Кон, ученый-географ, сотрудничавший с народовольцами и высланный на каторгу аж в начале 1880-х. В РКП (б) ему поручили возглавить Польское бюро при ЦК.

Все трое выступали категорическими противниками войны с Польшей. Желавшие насаждения социальных экспериментов в России, они не желали подобной участи для исторической родины. В Совнаркоме польских товарищей энергично поддерживал нарком по военным делам Лев Троцкий. Лев Каменев и Григорий Зиновьев занимали по этому проблеме срединную позицию, ожидая, в чью сторону качнется маятник в процессе ожесточенных дискуссий. И только Владимир Ленин горел идеей «прощупать русским штыком панскую Польшу». По его твердому убеждению, падение восточного бастиона капиталистической Европы ознаменовало бы приближение всемирный революции, о которой мечтал еще Карл Маркс.

План советизации Польши

С наступлением Польши на Белоруссию и Украину положение советских поляков упростилось. Дзержинский совместно с Мархлевским и другими коммунистами польского происхождения, работавшими в РСФСР, подписал заявление к польскому правительству. В нем говорилось, что в случае несогласия от перемирия и прекращения военного похода, польские коммунисты «будут защищать, как защищали до сих пор, пролетарскую Россию от этого нападения».

Буденный упрямо шел на Львов, Тухачевский угрожал Варшаве. Деморализованные польские доли в панике разбегались, бросая оружие. Многие населенные пункты красноармейцы занимали без боя. В Кремле царило небывалое воодушевление. Немного кто сомневался, что с Польшей, этой нелюбимой как царями, так и председателем Совнаркома частью бывшей Российской империи в скором времени будет кончено.

Кампания еще только близилась к завершению, а за столом заседаний советского правительства уже активно обсуждались планы грядущей советизации Польши. Для исполнения функций правительства на подконтрольных большевикам польских территориях 30 июля 1920 года в Белостоке был образован Преходящий революционный комитет Польши – Польревком, в который вошли наиболее видные члены Польского бюро ЦК РКП (б), лучшие поляки на русской советской службе. В манифесте ПРК особо подчеркивалось, что РККА воюет в Польше под лозунгом «За нашу и вашу независимость».

С момента появления Польревком объявил курс на создание фундамента Польской советской республики. Формально его председателем стал завоёванный борец революции Мархлевский, однако в реальности функции главы комитета предназначались Дзержинскому, уже успевшему напугать всю Россию своей жуткой ВЧК. В грядущей советской Польше, согласно задумкам Ленина, Дзержинскому предстояло стать, ни много ни мало, отцом-основателем нового польского страны. Варшаву предполагалось использовать как перевалочный пункт для дальнейших усилий по продвижению диктатуры пролетариата – там уже Германия была не за горами.

«Я Ильичем, а значит и ЦК, мобилизован для Польши», — строчил Дзержинский, а Ленин напоминал: враги Советской России – это польские паны, «с польскими крестьянами и рабочими у нас нет ссор».

Красная армия сорвалась под Варшавой

Секретарем Польревкома стал Эдвард Прухняк, вопросы партийного строительства доверили Иосифу Уншлихту, сельское хозяйство – Станиславу Бобинскому, а Феликс Кон должен был заняться общенародным просвещением. Тадеуш Рыдванский руководил пропагандой и агитацией.

15 августа 1920 года Дзержинский, Мархлевский и Кон выехали из Белостока в сторонку Варшавы. Европейские газеты в те дни уделяли главе советских чекистов повышенное внимание, представляя его как будущего лидера Польши. Однако вытянуться в фигуру, равноценную Ленину, Дзержинскому все же не повезло.

Ожидая взятия польской столицы красноармейцами, троица польских коммунистов ночевала в варшавском предместье Вышкове в доме ксендза, с которым имела сложную беседу на политическую тему. Этот город оказался последним пунктом, взятым Алой армией. Поляки, как известно, сотворили чудо на Висле, остановив Тухачевского у самых стен Варшавы. Расстроенному Дзержинскому совместно с соратниками 16 августа пришлось в спешном порядке возвращаться в Белосток – польские офицеры не прочь были захватить его в плен.

На вытекающий день он писал супруге о том, что «Варшава уже не та, какой была раньше, а терроризированная и сдавленная». Больше всего Дзержинский ругал ЦК Компартии Польши: этот орган, по его суждению, «не сумел овладеть ни массами, ни политическим положением».

«Недостает там вождя – Ленина», – отмечал Дзержинский, как бы намекая, что сам он на эту роль не готов – мелковат будет.

20 августа, когда сделалось окончательно ясно, что обратного поворота не будет и Красную армию ждет длительное и мучительное отступление, Польревком был расформирован.


Как Дзержинский едва-едва не стал главой Польши в 1920 году