Как Ленин и Сталин стряпали Вторую мировую войну

Новость опубликована: 09.10.2017

30 сентября 1941 года завязалось то, что было потом названо историками «битвой за Москву». Немецкие войска перешли в наступление с целью взятия столицы большевистского СССР и сквозь месяц приблизились к ней.

В своей речи по случаю очередной годовщины Октябрьской революции Сталин назвал руководство нацистской Германии «самовлюбленными гитлеровскими дурачками». Как же эти «дурачки» смогли очутиться на ближних подступах к Москве, у ее порога? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно, следуя известному афоризму, «зреть в корень».

В мае 1915 года лидер большевиков Ленин написал статью «Военная программа пролетарской революции». Это был его план разрушения итого буржуазного мира на земле. В статье были такие слова (здесь и дальше выделено мной. — В. М.): «Мы не хотим игнорировать того печального факта, чточеловечество переживет еще и 2-ю всемирную войну, если всемирная революция не вырастет из этой войны». Впоследствии эта работа послужила руководящим началом для большевиков Молотова и Сталина в подготовке ими Другой мировой войны и ее главной фазы — Великой Отечественной.

Летом 1915 года Ленин написал статью «Социализм и брань», в которой говорил о прогрессивности и полезности для человечества войн, несмотря на то что они влекут за собой зверства, мучения, ужасы и бедствия. 26 июля 1915-го в своей статье «О разгроме своего правительства» Ленин потребовал от большевиков превратить империалистическую войну в войну гражданскую, а также «содействовать поражению России, волнуя ненависть к русскому правительству и русской буржуазии».

В августе 1915-го Ленин написал статью «О лозунге Соединенных Штатов Европы». В ней он ратифицировал, что «возможна победа социализма в отдельно взятой стране. Победивший пролетариат этой страны, организовав у себя социалистическое производство, поднялся бы против всего капиталистического мира, выступая даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств, поднимая в них бунты угнетенных масс. Невозможно объединение наций в социализме без упорной борьбы социалистических республик против остальных капиталистических стран». Главной мыслью Ленина в этой статье было объединить страны Европы по типу США, но — без буржуазии. Она подлежала ликвидации как класс.

30 сентября 1916 года германский канцлер получил извещение, что «программа известного революционера Ленина содержит следующие пункты: предложение о мире, установление республики, демобилизация русской армии. Значительно оказать помощь ленинским революционерам в России. Программа Ленина должна быть окружена завесой величайшей секретности». Начальство германской военной разведки Николаи писал, что ему был известен революционер Ульянов (Ленин), который ему передавал важные сведения о России. Ленин получал денежки от немецкого марксиста-социалиста Парвуса, говоря, что их можно получать хоть от дьявола, лишь бы они служили делу. Когда ему говорили об заинтересованностях России, он отвечал: «На Россию мне наплевать. Я большевик, батенька!»

 

27 февраля 1917 года в Петрограде произошла революция, и к власти пришагало демократическое Временное правительство. Ленин писал большевикам в Россию: «Новое правительство, захватив власть, состоит из сторонников брани против Германии до победы. Никакой поддержки новому правительству!» Эти слова были помещены в немецкой газете «Народное право» как отчет Ленина германским волям. Вскоре он с группой социалистов и большевиков прибыл в Петроград с конкретным заданием немецкого Генштаба — вывести Россию из войны. Троцкий строчил: «Людендорф надеялся, что революция в России приведет к разложению русской армии. Для этого группа революционеров была пропущена сквозь Германию». Людендорф думал: «Пусть Ленин опрокинет патриотов России, а потом я задушу Ленина». А Ленин думал: «Поеду в вагоне Людендорфа, а за услугу рассчитаюсь по-своему». Два этих противоположных плана пересеклись в запломбированном вагоне. Это исторический факт». (Л. Троцкий. Моя жизнь. Автобиография. М., Политическая литература, 1989 г.)

Контрразведка Преходящего правительства установила связь Ленина с немецкой стороной, а также Парвусом и его людьми. Суд над Лениным был назначен на 26 октября. Потому он скрылся в Финляндии.

В середине сентября 1917 г. Ленин писал членам Политбюро: «За нами верная победа. Немцы дадут нам самое меньшее — перемирие. А получить перемирие сейчас — значит победить весь мир! Ждать нельзя!» Политбюро, получив деньги через немецкого агента Мора, поручило Троцкому организовать бунт. Германские военнопленные получили от большевиков оружие, а также приказ кайзера Вильгельма поддержать Ленина. 25 октября Троцкий известил всех, что Преходящее правительство низложено и арестовано. Черчилль заявил в парламенте Англии, что при штурме Зимнего дворца рабочими и солдатами командовали немецкие офицеры. «Немецкие военнопленные также задушили выступление антибольшевистских сил в Москве, переколов штыками русских мальчишек — юнкеров и частично разрушив из пушек Кремль». (И. Бунич. Лабиринты безумия. 1994 г.)

5 января 1918 года Ленин огласил делегатам 3-го съезда Советов: «На все обвинения в гражданской войне мы говорим: «Да, мы открыто провозгласили, начали и ведем эту войну против эксплуататоров».

28 января 1918 года Троцкий, как советовал ему Ленин, отверг требования немцев на переговорах в Бресте и фактически сорвал их. Он писал: «Надо было затягивать переговоры, чтобы дать пролетариям Европы бесспорное доказательство смертельной враждебности между нами и правительством Германии». Ленин спросил: «А если немцы возобновят брань?» Я ответил: «Тогда подпишем договор, и всем будет ясно, что у нас нет другого выхода. Этим мы нанесем удар по легенде о нашей секретом связи с кайзером Вильгельмом». (Л. Троцкий. Моя жизнь.)

3 марта ленинская делегация подписала в Бресте «позорный» мирный договор с Германией. По негласному протоколу немцы обязались всемерно поддерживать Ленина. В случае угрозы его режиму кайзеровские войска должны были взять Москву и Петроград.

 

6 марта прошел 7-й съезд Российской коммунистической партии большевиков. Его секретная резолюция объявила о начале «эры империалистических наступлений» на Советскую Россию. Требовалось «драконовскими мерами» обратить страну в военный лагерь и постоянно обучать ее граждан и гражданок военному делу. Это сумасшествие продолжалось многие десятилетия, вплоть до крышки СССР.

23 апреля Ленин писал кайзеру Вильгельму: «Россия завоевана большевиками». Немецкие войска продвинулись через Курск до Ярославля на Волге. Посол Мирбах непрерывно спрашивал и получал деньги от кайзера на поддержку режима Ленина.

4 июня 1918 года Троцкий заявил: «Советская власть кушать организованная гражданская война против помещиков, кулаков и буржуазии. Советская власть не боится призывать трудящихся к гражданской брани и организовывать их для этого. Наша партия — за гражданскую войну. Да здравствует гражданская война!» Чекисты арестовывали всех лиц, которые спрашивали прекращения Гражданской войны. Ленин писал: «Диктатура пролетариата есть власть, не связанная никакими законами». 7 июля он телеграфировал Сталину в Астрахань: «Будьте беспощадны против левых эсеров». В Пензу: «Надо прочертить беспощадный массовый террор против попов, кулаков, белогвардейцев. Непременно повесить, а не расстрелять, 100 богатеев в Пензе. Сомнительных запереть в концлагерь. Телеграфируйте об исполнении». В Нательный Новгород: «Готовится белогвардейское восстание. Нужно срочно навести массовый террор. Ни минуты промедления. Будьте образцово беспощадны, не допускайте идиотской проволочки». (В.И. Ленин. Полное собрание сочинений.)

20 января 1920 года в парижском пригороде Версаль закончилась «мирная конференция», подводившая итоги Первой всемирный войны. Русская кадетка,— писательница Тыркова — в разговоре с Вильсоном назвала большевиков преступниками и сумасшедшими. Но президент США отнесся к ее словам безразлично. Ленин сразу же понял, какие выгоды сулит образовавшаяся Версальская система для мировой революции. Это был источник новых конфликтов в Европе, так как немцы находили, что их вынудили к развязыванию войны Франция и Россия, что победители поступили с ними несправедливо. 6 декабря Ленин заявил, что Советская Республика может лишь выиграть от войны между капиталистическими странами и что нужно способствовать зарождению таких конфликтов.

6 марта 1921 года, на Х съезде партии, признав, что большевики — фантасты, Ленин добавил: «Конечно, мы, большевики, совершили и сделаем еще огромное количество глупостей. Но наши противники тоже делают глупости. Так — Версальский мир».

В 1922 году красный полководец Фрунзе писал: «Между Советской Россией и всем буржуазным миром может быть лишь одно состояние — долгой и отчаянной, упорной борьбы. Рабочий класс перейдет к нападению, когда для этого сложится подходящая обстановка». Здесь Фрунзе лишь повторил слова Ленина и тексты партийных резолюций.

В 1922 году Ленин сделался готовить третью по счету германскую революцию. После неудачной попытки привнести советскую власть на немецкую землю сквозь Польшу он заявил: «Не удалось в лоб — пойдем в обход, будем брать осадой и сапой!» Германия представлялась ему идеальным государством, способным развязать новоиспеченную мировую войну. Условия грабительского Версальского договора больно ударили по национальному самолюбию немцев. Среди них появились реваншистские расположения, и на их волне — нацистская партия Гитлера. Требовалось, по мнению Ленина, установить в Германии агрессивный режим, которому большевики должны бывальщины оказывать всяческую помощь.

Начинающие гитлеровцы стали получать из СССР деньги, а взамен поместили на свастике красную звезду, какую потом все же убрали по требованию советской стороны. 17 января, Ленин — наркому юстиции Курскому: «Основная мысль параграфа статьи заключается в позе, которое мотивирует суть иоправдание террора, его необходимость. Суд должен не устранять террор, а обосновать и узаконить его ясно, без фальши». 24 января, Ленин — Уншлихту: «Гласность ревтрибуналов необязательна. Усилить их связь с ВЧК, усилить стремительность и силу репрессий. Поговорите со Сталиным, покажите ему это письмо».

 

4 апреля 1922 года, по настоянию Ленина, Генеральным секретарем партии большевиков был назначен Сталин, какого Троцкий презрительно называл «серой посредственностью». На замечание Сокольникова, что Сталин не справится с такой работой, Ленин ответил: «Но ведь кому-то же надо мастерить и решать все эти узбекские, татарские и кавказские дела?» 5 декабря 1922 года большевики заключили договор о дружбе и сотрудничестве с фашистской Италией. В крышке декабря 1922 года большевиками России, Украины, Белоруссии и Закавказья был создан СССР. Декларация о его образовании гласила: «СССР кушать первый решительный шаг к созданию всемирного Союза советских республик». Большевики-ленинцы планировали не вкладывать меч в ножны до тех пор, пока весь мир не войдет в состав СССР — «базы, депо Всемирный революции и гражданской войны».

В 1923 году лидер немецкой Рабочей партии Гитлер писал: «Мы, национал-социалисты, должны гарантировать немецкий народ землей. И эта цель оправдывает пролитие крови. Говоря о территориях на востоке, мы имеем в виду прежде итого Россию». Но главным для себя Гитлер считал сбросить «оковы и гири Версальского договора». Большевики с пониманием относились к нацистам, так как требовалось реализовать мечту Ленина.

В 1923 году Сталин писал: «Победа революции в Германии будет иметь для рабочих Европы и Азии немало существенное значение, чем российская революция 6 лет назад».

Конечно, здесь и везде «чудесный грузин», как его назвал Ильич, повторял лишь слова Ленина, ратифицировавшего: «Пролетарская революция в Германии приобретает еще большее значение, чем российская революция. Советская Германия, с первых дней ее существования, заключит теснейший альянс с СССР. Русский серп и немецкий молот победят весь мир. Если произойдет революция в Германии, а также война в Европе, то необходимо вовремя выдвинуть лозунг Соединенных Штатов рабоче-крестьянских республик Европы».

23 июня 1923 года советское руководство на заседании Исполкома Коминтерна зачислило решение «о сотрудничестве коммунистов с немецкими фашистами в борьбе с империалистической Антантой». Тайным посредником между Гитлером и Сталиным являлся Карл Радек, товарищ и соратник Ленина. (Сборник «Архивы раскрывают тайны». М., Политическая литература, 1991 г.). Ленинский любимец и теоретик партии большевиков Бухарин строчил: «Фашисты, более чем другие партии, усвоили и применяют опыт русской революции. Фашизм — это максимальное использование большевистской практики в резоне беспощадного уничтожения противника».

7 ноября 1923 года Гитлер объявил, что социалистическая революция началась, и, потрясая револьвером, вывел своих приверженцев на захват правительственных зданий в Мюнхене. Однако полиция открыла огонь, многие нацисты были убиты и ранены, а их фюрер угодил в тюрьму. Большевики не смогли поднять на восстание немецких рабочих, и третья германская революция провалилась.

21 января 1924 года Ленин скончался. У гроба вождя Молотов, Сталин и товарищи из Политбюро поклялись выполнить его заветы и мечтания. В 1925 году Сталин сообщил: «Если в Европе начнется революционная встряска, то она начнется с Германии. Мы вступим в войну, но вступим заключительными». Для «встряски» Европы Политбюро решило использовать Гитлера в качестве «ледокола революции».

В 1929 году Политбюро решило перегнать весь капиталистический мир по производству танков, пушек, самолетов и прочего военного добра. Это было вызвано тезисом Ленина о том, что из грядущей Другой мировой войны обязательно возникнет революция в Германии, а затем и во всемирном масштабе. СССР стал готовиться к агрессивной наступательной брани, чтобы однажды «схватить за шиворот» весь капиталистический мир, как говорил Ленин.

 

В 1932 году Сталин сказал: «Пусть германский фашизм придет к воли, пусть скомпрометирует себя, а потом разгромить фашизм, свергнуть капитализм». Политбюро решило: «Привести к власти Гитлера, усилить его, толкнуть его на агрессию, дискредитировать, разгромить и сделать Германию советской» (И. Бунич). Был взят курс на всемерное укрепление обороны СССР, т.е. его тотальную милитаризацию в ущерб житейскому уровню населения.

В 1934 году Сталин объявил: «Дело идет к новой империалистической войне» и что «война — это замечательно, так как она ведет к ослаблению позиций капитализма и содействует приближению мировой революции». Также Сталин подчеркнул, что «война против СССР возможна» и что она «стала бы выгодным, полезным делом, так как после нападения на СССР вытекало бы ожидать выступления народных масс капиталистических стран в тылу своих угнетателей. Это привело бы к поражению нападающей стороны, к революции в линии стран Европы и Азии».

В 1936 году Молотов потребовал всячески улучшать отношения с Германией, чтобы она не боялась Советского Альянса. «Считать главным, — писал глава советского правительства, — перспективу военного конфликта в Европе и, как его результат, возникновение революционной ситуации в ходе этого конфликта». Молотов и Сталин последовательно и неуклонно стряпали войну, чтобы выполнить мечту Ленина — сделать Германию советской, а затем победить весь мир. В сущности, они, считая себя профессиональными революционерами, вяще ничего другого делать не могли и не хотели..

Террор 1937—1938 годов уничтожил всех потенциальных противников намечавшейся «другой Отечественной войны», всякую основу для возникновения «пятой колонны». Он был приравнен сталинскими советскими историками к выигранному крупному сражению.

Осенью 1938 года в СССР вышел, под редакцией Молотова, «Короткий курс истории ВКП (б)», не подлежавший обсуждению. Книга разъясняла, что «2-я мировая война уже началась, и требуется помогать Гитлеру, чтобы он мог воевать с Англией и Францией».

В начине 1939 года Молотов объявил, что будет продавать нефть и нефтепродукты только Германии и фашистской Италии. Сталин потребовал от Литвинова «использовать любую возможность для обострения европейского кризиса». 3 апреля Гитлер приказал приступить подготовку к нападению на Польшу. Возникал новый мировой конфликт, крайне выгодный Молотову и Сталину. Предотвращать его они не желали, так как им необходима была долгая война, чтобы из нее зародилась «революция в Европе и Азии». Требовалось любой ценой помочь Гитлеру «впрыгнуть в брань». (Сборник «История ВОВ 1941—1945 гг.». Том 1—4. М., Наука, 1998 г.) 12 августа Молотов предложил немецкому послу Шуленбургу заключить соглашение о ненападении между СССР и Германией. Гитлер ответил согласием, так как ситуация могла вот-вот перерасти в войну с Польшей, угрожавшей совершить «кавалерийский рейд до Берлина».

22 августа Политбюро приняло бесповоротное решение осуществить план Молотова — Сталина: втянуть края Европы в войну, а когда они истощат друг друга, освободить их силами Красной армии. Всё получалось по Ленину. Также зарубежным коммунистическим партиям была устремлена директива, разъяснявшая, что приблизить мировую революцию может только «большая и долгая война». Советско-германский пакт позволит Германии реализовать ее планы. СССР обязан помочь Германии начать войну, «которая должна быть затяжной». 23 августа 1939 года был подмахнут пакт Молотова — Риббентропа, а 1 сентября, заручившись поддержкой большевиков, Гитлер напал на Польшу. За месяц боев немецкие и советские армии разбили польскую армию. С октября 1939 года Молотов и Сталин начали планировать боевые операции против Германии. Но одновременно ими принимались меры по усилению германской армии и подталкиванию Гитлера на агрессию против иных стран.

Молотов говорил депутатам советского парламента: «Гениальный Ленин не ошибался, уверяя нас, что Вторая мировая война позволит нам завладеть власть в Европе. Мы поддерживаем Германию ровно настолько, чтобы она могла воевать, пока голодные массы трудящихся не возвысятся против своих правительств. В тот момент мы и придем им на помощь». Молотов не сказал о своем плане завлечения Гитлера в СССР, желая в своих воспоминаниях признавал: «Мы знали, что будем отступать. Только не знали докуда — до Москвы или Смоленска. Перед войной мы этот проблема обсуждали».(Б. Соколов. Молотов. Тень вождя. М., 2005 г.)

31 декабря 1940 года в Москве прошло совещание военных, на каком было признано, что Германия выступит против СССР. Маршал Тимошенко говорил об обороне, нужной для перехода в контрнаступление в выгодных условиях. К январю 1941 года в СССР бывальщины созданы запасы продовольствия и фуража для Красной армии, которые могли бы удовлетворить ее 6-месячную потребность в ходе войны. (Журнал «Проблемы истории».)

13 января 1941 года в Москве прошла большая военная «игра», которая стала генеральной репетицией «неожиданного нападения Германии на СССР». А потом, как мы знаем, случилось это «внезапное нападение», а вскоре — и вынужденно героическая оборона Москвы. 


Ответить