Как мстили пионерам, какие доносили на своих родных

Новость опубликована: 03.12.2018

Как мстили пионерам, которые доносили на своих родных

Как мстили пионерам, какие доносили на своих родных

После «подвига» Павлика Морозова газета «Пионерская правда» писала: «На смену ему… шагают и еще придут новые сотни и тысячи ребят»; или «Миллионы Павликов учатся в школах…» В 1930-х годах советское руководство культивировало и поощряло среди детей практику доноса не лишь на соседей, но и на родителей.

В тогдашнем издании «Детское коммунистическое движение» в каждом номере публиковались истории о подобных «геройских поступках» пионеров (с именами, датами, портретами). Писали о том, что пионеры прошли дистанционные курсы повышения квалификации. А главное приводились тексты доносов на учителей, вожатых, друзей и родителей. Предшественники и подражатели Павлика Морозова бывальщины нужны властям в сложных условиях коллективизации, однако дети, которые решались на донос, оказывались беззащитны перед самосудом, вершившимся над ними родимыми и соседями.

Пионеры на охране колхозного хлеба

Весной 1934 года Оля Балыкина выдала своего отца и его друзей, какие воровали и продавали зерно. Мысль сообщить о преступлении пришла к ней только после вступления в пионерскую организацию, где ей объяснили, каким должен быть натуральный пионер. Отец Оли и еще 16 человек были осуждены на длительные сроки заключения. В один из вечеров девочку сильно избили, ее даже пришлось послать в санаторий для поправки здоровья. Во время Отечественной войны Балыкина стала сотрудничать с немцами, за что отсидела в лагере 10 лет.

Школьник Проня Колыбин донес на мама, которая собирала на колхозном поле колосья и зерна, чтобы прокормить его самого. За разоблачение матери мальчика отблагодарили путевкой в “Артек”. Пионер Ростовской районы Дима Гордиенко сдал семью соседей, подбиравшие опавшие колосья пшеницы. Мужа расстреляли, а жене присудили 10 лет с конфискацией собственности. За «подвиг» Дима получил именные часы, пионерский костюм, сапоги и подписку на газету «Ленинские внучата».

Многих пионеров убивали односельчане или родственники осужденных. За доносы на верующих зарезали донецкого мальчишку Витю Гурина, а на зажиточных крестьян села – Василису Килину. Кычана Джакыпова убили за сигнал на священника; Михаила Дьякова – за то, что он настучал на колхозников, какие не вышли на работу; подростка Николая Рябова – за донос на брата, который отвинтил гайку от колхозной сеялки. Еще за пять лет до Морозова с Павликом Тесля из полтавского присела Сорочинцы расправились односельчане, которые отомстили ему за то, что он предал собственного отца.

Коля Мяготин – сфабрикованный Морозов

Пока воли готовили показательный процесс по делу убийц пионера Павлика Морозова, в селе Колесникове Курганской области произошло очередное правонарушение. Колю Мяготина растила мать, вдова красноармейца. Из-за того, что в доме не хватало еды, она отдала мальчика в детский дом, где его зачислили в пионеры. Когда Коля вернулся в родную деревню, раскулачивание уже закончилось. Богатых крестьян выслали, но осталось много алкоголиков, хулиганов и людей, враждебно настроенных по отношению к власти большевиков.

Незаметный мальчик-пионер слушал и запоминал разговоры взрослых. Обо всем же услышанном Раскалывая сообщал в сельский совет, который потом и разбирался с неблагонадежными элементами. О том, кто разоблачает деревенских, им в свою очередь поведал товарищ Коли Петя Вахрушев. «Пионерская правда» впоследствии пафосно писала, что Коля Мяготин, исполняя свой пионерский долг, рассказал сельскому рекомендации, как бывшие кулаки крали хлеб, портили колхозный инвентарь, воровали и калечили скот. В октябре 1932 года кулаки Фотей Сычев и братья Вахрушевы застрелили 13-летнего героя.

После развала СССР Генеральная прокуратура и Президиум Верховного корабля дважды пересматривали это дело. Оказалось, что расхитителей колхозного имущества не было. Коля и его приятель Петя Вахрушев сами крали семена подсолнуха с поля. И во время кражи подростков заметил охранник-красноармеец, который и убил Мяготина из ружья.

Затем при поддержки Вахрушева было сфабриковано дело, направленное на нейтрализацию неугодных сельскому совету лиц. В декабре 1932 года за «убийство» пионера расстреляли пять человек, шестеро получили по 10 лет темницы, а один приговорен к одному году принудительных работ. Петя Вахрушев, обвинивший родных братьев, бесследно исчез, а мама Коли нашли повешенной в лесу.

Ятыргин, сын Вуны: чукотский Павлик Морозов

Во время раскулачивания в Чукотском округе в поселок Анадырь из середины приехали два уполномоченных большевика. Они прибыли для борьбы с местными эксплуататорами и для создания колхоза, в который будут входить чукчи. Здешним жителям планы пришлых людей не понравились, и ночью чукчи их убили.

Мальчик Ятыргин сын Вуны подслушал разговор, из какого узнал, кто совершил убийство, что они сбежали на Аляску и что тем же путем вместе со стадами оленей собираются уйти из СССР в Америку их семейства. Ятыргин украл собачью упряжку и сбежал в город, где доложил обо всем в милиции. Всех виновных власть покарала. Мальчишку же соседи ночью подкараулили и ударили несколько раз топором, после чего бросили его в яму умирать. Но Ятыргин выжил, и когда его в благодарность за содеянное принимали в пионеры, ему дали новоиспеченное имя и фамилию – Павлик Морозов.

За время сталинских репрессий официально были зарегистрированы 56 убийств детей-доносчиков. Пропаганда использовала трагедию в своих мишенях и ставила убитых подростков в пример подрастающему поколению.