Как планировал работать Сталин в случае сдачи Москвы Гитлеру

Новость опубликована: 25.06.2018

Как планировал действовать Сталин в случае сдачи Москвы Гитлеру

Как планировал работать Сталин в случае сдачи Москвы Гитлеру

Сталин и его окружение не готовилось заранее к эвакуации Москвы. Ведь ещё в последних числах сентября черта фронта проходила самое близкое – в 400 километрах от столицы. Поэтому, когда немецкие войска прорвались на подступы к Москве, то среди руководства края и столицы возникла паника, которая передалась и всему населению. Это едва не привело к развалу тыла и фронта.

Первым делом эвакуировали детей

Впрочем, ещё 5 сентября 1941 года завязалась принудительная эвакуации из Москвы всех детей от 4 до 12 лет. Она была предпринята в связи с участившимися воздушными налётами. Детей отрывали от семейств, увозили в Рязанскую область, в Поволжье, на Урал, и распределяли по интернатам. Всего было вывезено более 600 тысяч детей. Эвакуация детей продолжалась ещё в октябре, когда вдруг и спешно пришлось вывозить всё подряд.
30 сентября началось наступление на Москву 2-й танковой группы вермахта под командованием Гудериана, а 2 октября в наступление перебеги остальные силы группы армий «Центр» под командованием фон Бока. 6-7 октября они отрезали большую часть сил советских фронтов, прикрывавших московское курс. Спешно вызванный Сталиным из Ленинграда генерал Жуков 8 октября, разговаривая по телефону со Сталиным, не исключил «внезапного появления перед столицей крупных бронетанковых сил противника».

Список Сталина

В то же день Сталин приказал главам наркоматов и первому секретарю московских горкома и обкома партии А.С. Щербакову составить список предприятий и других объектов, подлежащих взрыву в случае неожиданного захвата немцами Москвы. В списке оказалось больше тысячи объектов. С 10 октября началось минирование заводов, электроподстанций, мостов и т.п.
Обстановка на фронте портилась с каждым днём, и 15 октября рано утром Сталин неожиданно приехал с кунцевской дачи в Кремль. Он приказал будить членов Государственного Комитета Обороны (ГКО), скопил их и приказал им тут же составить текст секретного постановления об эвакуации Москвы. В него Сталин сразу внёс правки и приказал выполнять.

Поступки при захвате столицы

Постановление предписывало в тот же день произвести эвакуацию дипломатического корпуса, всего Совнаркома, наркоматов обороны и военно-морского флота в Куйбышев (Самару), основной группы Генерального штаба – в Арзамас. От длани Сталин приписал, что он сам «эвакуируется на другой день или позднее, смотря по обстановке». Берии, как главе НКВД, и Щербакову было приказано подорвать предприятия, склады и учреждения, которые нельзя будет эвакуировать, сразу при появлении перед Москвой вражеских войск. Им же поручалось истребить электрооборудование метро, но не трогать водопровод и канализацию.
Постановление, как видим, очень расплывчатое, так как им не устанавливалась ни очерёдность в эвакуации, ни её маршруты, отсутствовали ссылки на перечень объектов, подлежащих взрыву. Его выполнение различными «ответственными товарищами» породило неразбериху, хаос, панику. Так, по некоторым свидетельствам, Каганович «проявил инициативу», приказав, как нарком линий сообщения, готовить московское метро к подрыву. Есть, однако, основания сомневаться в этих свидетельствах, так как Сталин чётко возложил это дело Берии и Щербакову, и речь шла о подрыве не всего метро, но только его электрооборудования. Думается, Сталин не простил бы Кагановичу подобный самодеятельности, узнав о ней. Закрытие станций метро наутро 16 октября вполне объясняется мерами в рамках выполнения постановления ГКО.

15 октября дипмиссии, главы наркоматов во главе с Молотовым, члены высших партийных органов без помех покинули Москву, но на следующий день началось повальное бегство из Москвы партийных и советских работников посредственного звена, директоров предприятий и т.п., что не осталось незамеченным народом. Паника охватила всех. При этом закрытие станций метро означало для всех, что руководство края решило сдать Москву, так как метро служило бомбоубежищем. В тот же день, 16 октября, Сталин, боясь выпустить из рук нити управления, зачислил решение лично оставаться в Москве до последней возможности. Вместе с ним из высшего руководства оставались только Берия, Микоян (заместитель Сталина как председателя правительства) и Косыгин (заместитель Сталина как председателя Рекомендации по эвакуации). Вечером 16 октября удалось пустить поезда метро по отдельным линиям, а к 18 октября движение метрополитен было восстановлено во всём объёме. Выведение метрополитена из строя отложили до крайнего случая.

Куда всех эвакуировали

В последующие два-три дня эвакуации удалось придать немало плановый характер, что в немалой степени обеспечивалось замедлением темпов немецкого наступления. Первым делом из Москвы вывезли Госбанк со всей наличностью, Исполком Коминтерна, ЦК ВЛКСМ, все наркоматы, их аппарат и сотрудников с семействами, труппу и реквизиты Большого театра (в Куйбышев), Гохран (в Свердловск и Челябинск), Третьяковскую галерею (в Новосибирск), церковное руководство (в Ульяновск), различные научные и цивилизованные учреждения и организации (в разных направлениях). Из Москвы были эвакуированы также важнейшие предприятия и их работники с семьями. До декабря из столицы и прилегающих зон области было эвакуировано на восток более 300 заводов и фабрик, а вместе с ними – 564 тысячи рабочих и членов их семейств. Население Москвы, в результате эвакуаций и мобилизаций, сократилось с 4,5 млн. до 2,5 млн.
На случай оставления Москвы Сталин приказал подготовить стратегический рубеж обороны восточнее Москвы за реками Волга и Ока (в нательном течении). Готовились и к партизанским действиям в оккупированной Москве. Подпольный московский обком партии возглавил секретарь московской партийной организации К.Ф. Калашников, устроившийся сельским преподавателем в Подмосковье. В этой роли он должен был ожидать прихода немцев. Создавались подпольные склады оружия и боеприпасов, ячейки, явки и т.д.

Мероприятия по эвакуации продолжались два месяца, пока, в середине декабря, после начала советского контрнаступления под Москвой, они не были приостановлены. В январе 1942 года в Москву сделались возвращаться промышленные предприятия, а в феврале возвратились правительственные учреждения и дипкорпус. Тем не менее, оборудование запасных командных пунктов для руководства края продолжалось ещё весь 1942 год. Помимо Куйбышева, они были созданы ещё в шести городах Поволжья и Урала.
Стоит упомянуть, что первой подверглась эвакуация из Москвы основная «святыня» советского государства – мумия Ленина. Уже 3 июля 1941 года, в связи с опасностью воздушных налётов, оно было в обстановке строжайшей секретности особым поездом отправлено в Тюмень, где и пребывало до апреля 1945 года. Всё это время мавзолей на Красной площади был закрыт.