Как показалась версия, что Николай II избежал расстрела

Новость опубликована: 09.10.2018

Как появилась версия, что Николай II избежал расстрела

Как показалась версия, что Николай II избежал расстрела

Советская власть очень долго скрывала информацию, связанную с убийством царской семейства. Официальная публикация в прессе, вышедшая через два дня после этих событий, гласила, что был расстрелян только сам Николай. О судьбе его семейства долгое время ничего не говорилось, а та информация, что просачивалась в публичное поле, была довольно противоречива.

Официальная советская неправда

Официальное сообщение СНК и ВЦИК появилось 19 июля 1918 года в газетах «Известия» и «Правда». В нём говорилось, что Николай II был расстрелян по вердикту президиума Уральского областного Совета, а его супруга и сын якобы перевезены в другое место. О царских дочерях и о слугах не говорилось ничего. Это тем немало странно, что руководители большевиков к тому времени знали всё.

В телеграмме, направленной Ленину и Свердлову из Екатеринбурга ещё 17 июля, было произнесено об участи, постигшей всю царскую семью. Тем не менее, 20 июля, в ответ на запрос председателя Уралоблсовета Александра Белобородова, можно ли предать гласности тяни список расстрелянных, председатель ВЦИК Яков Свердлов разрешил сообщить только то, что было опубликовано в центральных газетах.

Немного того, что большевики умолчали о судьбе императрицы, наследника и цесаревен. Они развернули кампанию по дезинформации мировой общественности. Уже 24 июля 1918 года, в ответ на настоятельные понятия германского посольства (Николай II, как-никак, приходился кайзеру кузеном), нарком иностранных дел Георгий Чичерин официально известил, что Александра Фёдоровна и царские ребята эвакуированы в Пермь и их жизни ничто не угрожает.

Более того, вплоть до сентября 1918 года большевики вели с Германией переговоры об освобождении и вывозе царской семейства! Заслуживает внимания и то, что информация о расстреле всей семьи Николая II долгое время была эксклюзивной, лишь для нескольких высших партийных глав, и не сообщалась многим высоким должностным лицам Советского государства! Например, послу Советской России в Германии Адольфу Иоффе специально длинно время ничего не говорили о расстреле царской семьи по личному приказу Ленина. История даже сохранила точную формулировку Владимира Ильича “ничего не повествовать Иоффе, чтобы тому было легче врать”.

Официальное отрицание убийства царицы и детей продолжалось вплоть до 1922 года. Вышедший в 1921 году сборник о революции на Урале опубликовал статью о заключительных днях и о расстреле царской семьи одного из её тюремщиков, бывшего председателя Уралоблсовета Павла Быкова. Весь его тираж был разом конфискован и уничтожен. Но скрывать правду год от года становилось всё труднее. В 1926 году тот же Быков, уже по официальному заданию партии, написал книжку о тех событиях.

Неоднозначное и запоздалое следствие

Длительному успеху официальной советской лжи о спасении жены и детей Николая II способствовало и то, что белогвардейцы в тот короткий период, когда они занимали Екатеринбург, не успели до конца провести следствие и предать гласности его результаты. Хотя расследование обстоятельств исчезновения царской семейства началось уже в конце июля 1918 года, через несколько дней после вступления в город белых войск, никаких официальных заявлений о его ходе не делалось. В прессу проскальзывали лишь туманные намёки на убийство всех родных бывшего императора. С ними успешно конкурировали слухи о спасении царской семейства.

Этому способствовало то, что белогвардейское следствие сразу пошло по двум направлениям. Официально вести следствие было поручено вначале судебному следователю Алексею Намёткину, а вскоре – члену Екатеринбургского окружного корабля Ивану Сергееву. Однако к делу подключился начальник угрозыска Александр Кирста. Чтобы он не путался под ногами, его откомандировали в Пермь для проверки советских извещений о содержании там царской семьи.

Кирста, по его уверениям, напал на след и даже допросил свидетелей, лично общавшихся в Перми с царскими детьми, в частности – доктора, якобы лечившего в сентябре 1918 года царевну Анастасию. В апреле 1919 года Кирсте было запрещено коротать дальнейшее расследование, его отозвали в Екатеринбург.

К этому времени назначенный Колчаком в феврале 1919 года следователь по особо значительным делам Омского окружного суда Николай Соколов уже выстроил свою версию уничтожения всех членов царской семейства вместе с Николаем II. Однако Соколову не удалось довести следствие до конца, так как уже 11 июля 1919 года, в связи с наступлением Алой армии, ему пришлось покинуть Екатеринбург. В эмиграции Соколов продолжал работу и в 1924 году выпустил (на французском языке) книжку «Следственные материалы об убийстве российской императорской семьи».

Почему так говорили и почему этому верили

Только из книги Соколова, по сути дела, размашистые круги эмигрантской общественности получили подтверждение версии об уничтожении большевиками всей семьи Николая II, а заодно его брата Михаила и немало других членов династии. Но успевшие (не без помощи советских агентов) распространиться слухи о спасении кого-то из царских детей было уже не заглушить ничем. Сама императрица Мария Фёдоровна – мама Николая II – до самой своей смерти в 1928 году верила в то, что кто-то из её внучек живёт инкогнито где-то в России.

Вера немало эмигрантов в чудесное спасение царских детей понятна. А как можно объяснить, что советская власть долго не признавала факт свершённого ею злодеяния? Первое напрашивающееся объяснение – что этому злодеянию действительно не могло быть рационального оправдания ни перед лицом всемирный общественности, с которой большевики, волей-неволей, были вынуждены вступить в контакт, ни перед российским «трудовым народом». В самом деле, пускай царь был виновен, рассуждали многие сочувствовавшие советской власти, но причём здесь его дети?

Большевики наверняка пытались извлекать внешнеполитические дивиденды из вестей о том, что вдова и дети Николая II живы и могут быть освобождены. Это был как бы последний козырь на любых переговорах, до тех пор, пока другая сторонка не убедится (слишком поздно для неё), что этот козырь – шулерский.

Тем же летом 1918 года, после убийства левыми эсерами германского посла в Москве, советскому правительству, чтобы предупредить немецкое вторжение, пришлось пойти на выплату Германии большой контрибуции, в том числе золотом. Возможно, что оно пыталось сыграть на том, что царские ребята – двоюродные племянники кайзера – пока остаются как своего рода заложники. Так ли это – неизвестно, но, во всяком случае, предусмотренная контрибуция была не до крышки выплачена Германии советским правительством.