Как рижские ОМОНовцы бились за сохранение СССР

Новость опубликована: 16.10.2018

Как рижские ОМОНовцы боролись за сохранение СССР

vesti.lvКак рижские ОМОНовцы бились за сохранение СССР

Рассказываем о рижском ОМОНе, который оставался верен советской власти в независимой Литве, и отчаянно за Советский Альянс, когда в этом уже не было смысла. Некоторые считают их предателями, другие — преступниками, но их мужество несомненно.

ОМОН — отряды мобильные особого направления были созданы советской властью в 1988 году. ОМОНовцы были элитой советской милиции. Туда был строгий отбор, какой проходили самые опытные вояки — предпочтение отдавали прошедшим боевые действия или отличившимся во время службы в армии. Это бывальщины сильные, храбрые и отчаянные люди, которые ставили свой долг родине превыше всего.

Плохое место, нехорошее время

Отряды ОМОНа были созданы в крупных городах Советского Союза, в том числе и в столицах советских республик. На 1988 год в кой-каких из них уже было очень неспокойно, в первую очередь в Прибалтике. В это время всем уже было очевидно, что советские институты не имеют никакой реальной воли, а умы и души латышей, литовцев и эстонцев покорены национал-демократической оппозицией. ОМОН подчинялся МВД республики, поэтому сначала поддержал самостоятельную Латвию.

4 мая 1990 г. Верховный Совет ЛатССР принял Декларацию независимости, по которой Латвия была присоединена к СССР противозакооно, поэтому остается независимой республикой. А 15 мая верные СССР офицеры армейского штаба предпринимают попытку штурма Верховного Рекомендации. На помощь латвийскому правительству тогда пришел ОМОН, который легко остановил военных и защитил независимость страны.

ОМОНовцы сделались героями для латвийцев. Но вскоре в республике сменился министр внутренних дел — на место Штейнбрику, который ОМОН и создал, а потому и умел находить с ним всеобщий язык, пришел националист Вазнис, сторонник создания в стране этнократии. В одночасье ОМОНовцы из друзей латвийского народа бывальщины превращены в его врагов, в репрессивный орган коммунистов. ОМОНу это, естественно, не понравилось — они не хотели подчиняться открыто враждебному персонажу. Потому глава отряда Лымарь выпустил прокламацию, в которой заявил, что отряд остается верен Конституции СССР и Латвийской ССР. По сути это означало объявление брани.

Гражданская война в миниатюре

Министр внутренних дел СССР Бакатин сохранил ОМОН, и переподчинил его непосредственно Союзу. В январе 1991 года Латвия огласила независимость. ОМОН (в составе которого было не больше 150 человек) ответил на это бунтом — ненадолго захватил телеграф, дом прессы, задние МВД, а также ограбил оруженый склад высшей школы МВД.

В городе в те дни фактически установилось двоевластие. Враги независимости — военные, работники КГБ, многие милиционеры, а также этнические русские, бывальщины в меньшинстве, но не сдаваясь вели борьбу. Латвийцы, конечно же, мстили. Но ОМОНовцы были очень хорошо подготовлены — куда лучше, чем основываемые латвийским правительством отряды, поэтому могли эффективно воевать с врагом, численно превосходящим их в несколько раз.

Они до последнего надеялись, что Москва поможет им, и Альянс будет восстановлен. Далекие от политики, отрезанные от актуальной информации рижские омоновцы продолжали разоружать боевые отряды латвийской националистической милиции, спрашивать отставки нового правительства и защищать конституцию СССР, веря, что скоро развал страны будет остановлен. Весной-летом 1991 года ОМОН провел масса акций по “восстановлению территориальной целостности СССР”. Они нападали на создававшиеся пограничные заставы и таможенные пункты между республиками СССР — им представлялось, что так можно вернуть Советский Союз. Зачастую ОМОНовцы убивали пограничников. Самый известный такой инцидент — нападение на пост Мядининкае, во пора которого было убито 7 сотрудников латвийской милиции и таможенников

Гордое поражение

Но никто не спешил помогать им. Московские воли были заняты своими серьезными делами, и руки до рижского ОМОНа у них не доходили. Много раз ОМОН запрашивал помощи у Москвы, но та отвечала скупым отказом. Последней надеждой ОМОНа стал Августовский путч. ОМОНовцы выразили верность ГКЧП, и снова захватили коммуникационные узлы Риги. Но после краха путчистов ОМОНовцы поняли, что они окончательно проиграли, что Советский Союз не восстановить, что никто не поможет им в их борьбе. Руководство отряда начин торг с правительством Латвии об условиях их вывода в Россию. Латвийцы предлагали разные варианты, но ОМОН стоял на своем — с оружием, семействами, все вместе, воздухом. 1 сентября 124ОМОНовца с семьями и оружием перевозят в Тюмень. Уже через месяц одного офицера российские воли выдали Латвии, где его посадили в тюрьму. Судебные тяжбы о нападениях на пограничные посты и убийства латвийских националистов продолжаются и по сей день. Это позволяет многим то, как устроилась Россия с рижским ОМОНом, предательством. Другие же считают их “красно-коричневыми” контрреволюционерами, которые вели бессмысленную и жестокую войну против воли народа. Но как бы то ни было, война 120 омоновцев с почти что целой страной, их выживание в окружении врагов — это настоящий воинский подвиг, заслуживающий уважения.