Как Россия осталась без Черноморского флота во пора Крымской войны

Новость опубликована: 19.11.2018

Как Россия осталась без Черноморского флота во время Крымской войны

zoryanika.ruКак Россия осталась без Черноморского флота во пора Крымской войны

Русский Черноморский флот считался отлично организованным боевым соединением. Он приобрёл такую славу в тот длинный период (1834-1851 гг.), когда им командовал адмирал М.П. Лазарев (первооткрыватель Антарктиды). Перед началом войны с Турцией, весной и летом 1853 года, в Петербурге обсуждался проблема, не следует ли высадить десант на берегах Босфора, чтобы одним ударом взять Константинополь и выиграть войну? В полном перевесе русского флота над турецким никто не сомневался. Однако император Николай I и многие генералы засомневались в способности сухопутной армии скоро овладеть укреплениями османской столицы. В итоге был избран осторожный образ действий, не принесший успеха.

Между тем русский Черноморский флот доказал своё перевес над противником. В ноябре 1853 года эскадра Черноморского флота под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова уничтожила турецкий флот на рейде Синопа. Но после этого поза на Чёрном море изменилось. В него вошли флоты Англии и Франции, в марте 1854 года объявивших России брань.

Соотношение сил по основным боевым кораблям складывалось теперь не в пользу русского флота. У него на Чёрном море было 14 линейных кораблей, 13 фрегатов и 52 корабля иных типов, в то время как у соединённого англо-французского флота – 26 линейных кораблей, 24 фрегата и 37 прочих судов. При этом у русских было лишь 6 паровых фрегатов (пароходофрегатов) и 23 паровых судна более мелкого класса, тогда как у союзников на паровой тяге бывальщины 8 линкоров, почти все фрегаты (22) и 35 прочих судов. Таким образом, англо-французский флот превосходил русский не лишь по огневой силе, но и по маневренности.

С прибытием флота союзников в Чёрное море русский флот стал отсиживаться на рейде Севастополя. Он не препятствовал независимой переброске английских, французских и турецких войск с одного театра на другой. Теперь союзники стали полными хозяевами Черноволосого моря. 10 (22) апреля 1854 года английские и французские корабли практически безнаказанно обстреляли Одессу, потопив масса коммерческих судов (не только русских, но и нейтральных стран) на рейде, вызвав в городе большие разрушения и пожары. Высадив экспедиционный корпус вначале в Варне, союзники, после ухода русских войск из Дунайских княжеств (нынешней Румынии), решили перебросить его в Крым и опять сделали это беспрепятственно.

Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами на Чёрном море в это время был адмирал А.С. Меньшиков. Свою карьеру он сделал, служа при дворе и в сухопутной армии. Любопытно, что ещё в 1820 году ему был предложен пост командующего Черноморским флотом, но он отказался, так как право считал себя несведущим в морском деле и непригодным для такой должности.

1 (13) сентября 1854 года союзники высадились в Крыму у Евпатории. Меньшиков приказал не препятствовать высадке, так как надеялся истребить армию союзников на суше. Однако в битве на реке Альма 8 (20) сентября союзники одержали полную победу. Меньшиковым, отступившим с остатками армии не к Севастополю, а вглубь Крымского полуострова, завладели паника и отчаяние. Вечером того же дня он прислал приказ начальнику штаба Черноморского флота вице-адмиралу В.А. Корнилову: «Вход в бухту заградить, корабли просверлить и изготовить их к затоплению, морские орудия снять, а моряков отправить на защиту Севастополя».

На следующий день Корнилов скопил военный совет флота и предложил другой вариант: атаковать флот союзников и, пусть даже ценою гибели своих кораблей, намести ему как можно большие потери. Таким образом, Корнилов предпочитал славную гибель флота в бою его затоплению. Однако и это тоже был жест отчаяния. Ведь мишенью затопления было не дать вражеским кораблям пройти на рейд Севастополя. Но ведь это можно было сделать и силами ещё незатопленного флота на том же рейде. Причём, будучи потопленными в бою, русские корабли послужили бы таким же заграждением, как и потопленные помимо боя. Поскольку и тот, и иной вариант предполагал гибель экипажей кораблей, большинство их командиров высказалось за выполнение приказа Меньшикова. С кораблей должны бывальщины быть сняты экипажи, пушки и боеприпасы и распределены по берегу для сухопутной обороны Севастополя.

11 (23) сентября началось затопление кораблей. Их расстреливали с берега из пушек. Со слезами на глазах старые моряки провожали свои боевые корабли, скрывавшиеся теперь под водой. Итого в этот раз было затоплено пять линкоров и два фрегата. Затем осенние бури разметали часть заграждения. Тогда был потоплен ещё один линкор, а зимою – ещё три линкора и три фрегата.

Итак, русский Черноморский флот сыграл лишь страдательно-пассивную роль в обороне Севастополя. Его затопление почитается символическим актом окончания эры парусных кораблей, их капитуляции перед паровыми. Однако у историков остаются вопросы. Неужели эти военно-морские мочи нельзя было использовать более эффективно? Ведь оставшиеся незатопленными русские пароходофрегаты «Владимир» и «Херсонес» не раз оказывали поддержку сухопутным армиям своим огнём, а также выходили в море для атак кораблей противника. Раз заграждение из затопленных кораблей не мешало русским кораблям сходить со севастопольского рейда, следовательно, оно одно не помешало бы и кораблям противника прорваться на него. А если так, то сколько бы больше пользы обороне Севастополя могли принести незатопленные военные корабли на его рейде?

Кроме того, представляется вероятным, что часть кораблей Черноморского флота, будучи заранее распределённой по иным портам Чёрного моря, могла бы растащить по нему силы англо-французского флота и сделать его действия менее сосредоточенными и эффективными. Возможности максимально здорового использования сил русского Черноморского флота в условиях превосходства противника на море, очевидно, не были заранее продуманы и испробованы.

Что же прикасается напрашивающегося вопроса, почему для преграждения входа на севастопольский рейд не были использованы минные заграждения, ответ прост. Минное оружие тогда лишь появлялось. Россия его использовала в эту войну для преграждения пути английскому флоту на рейд Кронштадта и в Невскую губу. На Чёрном море мины до основы Крымской войны не успели появиться.