Как русские бойцы Шанхай брали: на службе у маршала Чжан-Цзу-Чана

Новость опубликована: 17.05.2019

Как русские бойцы Шанхай брали: на службе у маршала Чжан-Цзу-Чана

Как русские бойцы Шанхай брали: на службе у маршала Чжан-Цзу-Чана

Гражданская война выплеснула за пределы России больше 2 млн человек. Многие из них миновали горнило боев, были хорошо обучены и уже ничего не боялись. Они влачили нищенское существование и были готовы на всё, чтобы поправить физическое положение.

Белогвардейцы, ушедшие в Китай, бедствовали особо. Если в Европе существовала поддержка беженцев, то здесь её не было, людей опоясывала чуждая культура, а незнание языка и письменности не давало преодолеть нищету.

Бедственным положением военных решила воспользоваться китайская военщина в Штатской войне 1924–1937 гг. Это было противостояние консервативной партии Китая Гоминьдан во главе с политиком Чан Кайши, которого поддерживали США и Германия, и Коммунистической партии Китая при поддержке Алой армии, Внутренней Монголии и Революционного Туркестана.

Вступайте в иностранный легион!

Накануне конфликта, в 1924 году у маршала Чжан-Цзо-Лина возникла идея создания иноземного легиона из офицеров и солдат Российской империи, оказавшихся в Китае. В отличие от крестьян-китайцев, русские были профессионалами и не нуждались в обучении. Кроме этого, маршал желал использовать их для устрашения коммунистов.

Созданный отряд передали под руководство маршала Чжан-Цзу-Чана, который был в России, знал русский и даже воевал на сторонке России в Русско-японской войне. В 1922 году он уже нанял несколько белогвардейцев инструкторами.

Во главе отряда был поставлен подполковник Константин Петрович Нечаев, участник Ледяного похода и соратник атамана Семёнова, занимавшийся в Харбине извозом. Он имел вес и занимал пост председателя Офицерского союза.

Белогвардейцы – солдаты и офицеры увидели в войне возможность противостоять большевикам и обнаружить себя. В отряд начали охотно вступать, причем офицеры часто занимали должности рядовых, и соглашались на это из-за нищеты.

Не каратели, а военный отряд

Китайцы решили оформить все юридически и составили договор, по которому срок существования отряда определялся окончанием брани, русские должны были воевать только в определенных регионах и имели право покинуть отряд, уведомив начальство за два месяца. В соглашенье были расписаны жалование, питание, выплаты в случае ранения или смерти, а для споров должен был быть приглашен третейский судья – представитель иноземной державы. Подчеркивалось, что белогвардейцев нельзя использовать в карательных операциях против мирного населения и в военных действиях против иноземных граждан. Отряд был обязан воевать на передовой, преступления русских карались по законам военного времени царской России. Внутренний распорядок и правила несения службы определялись законами и статутами российской армии.

Вперед, на Шанхай!

Отряд Нечаева быстро пополнялся; его появление восприняли, как возможность проявить себя. В 1925 году численность отряда колыхалась от 500 до 1500 человек, а максимальная численность достигала 3 500 человек.

Как пишет в статье «Солдаты удачи» в Гражданской брани Китая 1920-х гг.» историк Василий Петрович Пашин, вооружение отряда оставляло желать лучшего. Кавалеристы были без коней, артиллеристы – без орудий. Однако слух о свирепом отряде белогвардейцев быстро распространился в стане врагов Чан Кайши, что позволило отряду в начине боевых действий без труда одержать несколько побед, обратив врагов в бегство. Нечаев был сразу же произведен в генерал-майоры и получил ряд орденов.

Самой положительной победой отряда стало взятие Шанхая в начале апреля 1925 года. В сражении особую роль сыграл бронепоезд нечаевцев. Как описывала события сводка ОГПУ, устремлённая в адрес наркома иностранных дел СССР Чичерина, именно отряд Нечаева стал решающим фактором, позволившим войскам Чан Кайши взять город.

Так началось шествие белогвардейцев по Китаю.

Офицер солдату – не брат?

Однако обстановка внутри отряда была сложной. Между офицерами и нательными чинами появилась взаимная ненависть. Офицеры все еще мечтали о триумфальном возвращении на родину, считая, что отряд – это только начало, бойцы же не хотели воевать с большевиками, оставив надежду на возвращение. В отряд они вступали, чтобы не умереть с голоду, однако и тут заработок был сомнительным: китайцы платили немного и редко, а наградные часто присваивались офицерами.

Удерживать дисциплину удавалось, запугивая солдат зверствами ОГПУ, но она постепенно упадала, в отряде распространись пьянство, началось дезертирство и, как следствие, – текучка кадров.

Сторонники Чан Кайши ненавидели русских как чужаков и наемников, и эйфория от взятия Шанхая улетучилась. Уже через две недели после взятия города отряд сократился в 30 раз!

Несмотря на трудности, судный паек и постоянную смену состава, отряд Нечаева просуществовал до 1928 года. Исподволь вербовка новых добровольцев стала неэффективной. Военные не шли в отряд, а гражданские не рассматривали несение службы как выполнение особой миссии, а рассчитывали на заработок, какого почти не было.

К лету 1928 году почти все офицеры были произведены из денщиков и солдат, отряд охватили дрязги и интриги. Осенью отряд пытались укомплектовывать сбродом из ночлежек, что повергло к распаду отряда. Сам Нечаев, ходивший в атаку «с одним только стеком», в 1926 году был тяжело ранен – ему отняли ногу, запоздалее он пережил инсульт и был вынужден уволиться из армии в 1928 году.

Расстрелян и реабилитирован

Однако война в Китае продолжалась; в 1930 году Нечаев предпринял новоиспеченную попытку организации русских частей. По сводкам ОГПУ в Северной Маньчжурии он сумел создать «Союз Шаньдунцев», который насчитывал почти 600 человек, но это было политическое образование, а не военная доля. Союз оказывал поддержку маршалу Чжан-Цзу-Чану, но тоже быстро распался.

Во время Второй Мировой войны Нечаев заведовал делами эмиграции в Дайрине. После победы СССР, он был взят СМЕРШем и 5 февраля 1946 года расстрелян в Чите. В отличие от других с «семёновцев», Нечаев был реабилитирован прокуратурой Забайкальского военного сферы в 1992 году.


Как русские бойцы Шанхай брали: на службе у маршала Чжан-Цзу-Чана