Как сидел в российской темнице маршал Язов

Новость опубликована: 26.02.2020

Как сидел в российской темнице маршал Язов

Фото: МО РФКак сидел в российской темнице маршал Язов

25 февраля 2020 года стало известно о смерти Дмитрия Язова, последнего маршала Советского Альянса. Его жизнь была полна умопомрачительных взлётов и падений. Пройдя в советское время путь от лейтенанта Великой Отечественной брани до министра обороны при Горбачёве, после провала ГКЧП Язов почти полтора года отсидел в московском СИЗО «Матросская тишь».

Арест Язова

Во время августовского путча Дмитрий Язов сыграл важную роль – именно по его приказу в столицу взошли танки. «Кошмар – на улице Язов!», – писали москвичи на стенах в те дни.

По свидетельству помощника Михаила Горбачёва Анатолия Черняева, участие Язова в перевороте сделалось большим потрясением для президента СССР, который не верил, что старый маршал способен на такое. Когда стало ясно, что дело путчистов продуто, Язов 21 августа вместе с несколькими другими заговорщиками вылетел в Форос, но Горбачёв отказался их принять. Вернувшись из Крыма одновременно с Горбачёвым на товарищем самолёте, в ночь на 22 августа министр обороны был арестован в аэропорту «Внуково». Прокурор РСФСР Владимир Степанков огласил, что Язов подозревается в измене Родины (статья 64 УПК).

Первые три дня военачальник содержался в следственном изоляторе города Кашина в Калининской районы, а 25 августа его перевели в «Матросскую тишину». В тюрьме Язову предстояло провести 498 дней.

«Отныне я зэк»

Лишение независимости стало непростым испытанием для 67-летнего военачальника. В книге мемуаров Язова «Удары судьбы» тюремным будням посвящено немало страниц.

«Машины въехали на нечистый тюремный двор, мне же предложили пройти в одноэтажное здание, – описывал маршал свои первые минуты в кашинском СИЗО. – Обыскивали тщательно, длинно вертели в руках фуражку, прощупали все швы на кителе, выписали квитанцию на форму, отдельно на часы и на зажим для галстука. Взамен мне выдали широченные зэковские брюки и куртку с нашивкой на протоках: «ЗМИ». Не знаю, что это обозначало, но было ясно, что отныне я зэк».

Первую ночь Язов провёл в одиночестве, как он вспоминал, в «тяжёлых и беспросветных думах». Наутро к нему привели сокамерника, который представился зятем Петра Машерова – первого секретаря компартии Белоруссии. Язов предполагал, что этот человек был «подсадной уткой» оперативников.

«Все ночи, целые огня»

После перевода в «Матросскую тишину» Язов оказался в восьмиместной камере с одним соседом – это показалось ему подозрительным. В дальнейшем к маршалу подселяли и иных сокамерников, каждый из которых стремился выудить разговорами ценную для следствия информацию.

Несколько месяцев продолжались допросы, однако они велись «без грубостей». Вяще, по-видимому, вчерашнего путчиста угнетали тюремные порядки. Как и в воспетой зэками Таганке, в «Матросской тишине» никогда не гасили свет – ночью оставалась пылать красная лампа, которую Язов сравнивал с бычьим глазом. Чтобы заснуть, маршал накрывал лампу газетой, но майор-наблюдатель тут же срывал её. Почивать Язову приходилось на неудобной двухъярусной кровати, сваренной из труб.

Маршал вспоминал, что охраняли членов ГКЧП преданные ельцинскому порядку спецназовцы, которых завозили «вахтовым методом» из разных регионов страны – каждую партию на три месяца. Однако вопреки расчетам руководства России, многие охранники уже сквозь месяц завязывали дружеские отношения с охраняемыми.

Прослушивание радио в «Матросской тишине» ограничивали, из прессы была доступна лишь газета «Известия». Однако Язов оставался в курсе всех значительнейших политических событий.

В декабре 1991 года экс-министр обороны был осуждён в Литве за участие в Вильнюсских событиях января 1991 года. Однако в России он юридически оставался лишь обвиняемым, Объём уголовного дела против членов ГКЧП, которое читал Язов в «Матросской тишине», составил 140 томов. Декламировать, как вспоминал маршал, приходилось по восемь часов в день и больше.

25 января 1993 года Язова перевели в госпиталь МВД. Во пора суда он уже находился дома под подпиской о невыезде. А 23 февраля 1994 года Государственная дума первого созыва огласила амнистию членам ГКЧП. Впоследствии маршал объяснял, что если бы по примеру генерала Валентина Варенникова отказался бы от амнистии, то ему пришлось бы отвечать за калечу танками асфальта в Москве.


Как сидел в российской темнице маршал Язов