Как в Российской империи внедрялась форменная платье для кочевой элиты

Новость опубликована: 26.01.2017

 

Чингизиды на службе России

Реформа управления Оренбургским кромкой 1824 г., регулируя отношения пограничной администрации с кочевыми казахами (тогда в России их именовали киргизами), подготовила появление казахского чиновничества. Изменение статуса казахской степи спрашивало привлечения на службу империи кочевой элиты. Появившийся после реформы институт султанов-правителей стал первым звеном кооптации чингизидов в имперское пространство воли.

Первыми были кооптированы в имперскую систему управления султаны трех частей Малой Орды1. После утверждения в места они получали символические знаки власти. «Каждый правитель части при возведении их в это достоинство получили от Оренбургского военного губернатора графа П.К. Эссена грамоту, стяг с императорским гербом и золотую саблю, высланную Министерством иностранных дел»2. Им было назначено жалованье по 100 руб. серебром в месяц и 60 кулей ржаной мучения в год3. Наряду с этим султаны получали офицерские чины от сотника до генерал-майора. За особые заслуги награждались орденами и медалями, введёнными для нехристиан. В том числе получали право носить мундир.

С мундиром, но без бороды

Первым примерил казачий мундир хан Внутренней Орды Джангир Букеев. 27 октября 1840 г. он был пожалован в генерал-майоры за оказание поддержки при походе В.А. Перовского в Хиву. Д. Букееву было разрешено носить «казацкий мундир, если он того пожелает, но с тем, чтобы он выбривал бороду»4.

Султаны-правители Баймухамед Айчуваков (Западная часть Орды, 1831-1847; с 28 февраля 1847 года генерал-майор), Ахмет Джантюрин (Восточная доля Орды, 1841-1851, с 1850 года полковник) инициировали строительство школ, ставили вопрос о развитии хлебопашества.

Инициатива Джантюрина

Ахмет Джантюрин (1810-1851) 29 мая 1841 г. был назначен султаном-правителем Восточной доли Орды5. Именно он выступил инициатором создания мундира для казахских чиновников. Получив повышение в чине войскового старшины, он при встрече с губернским секретарем Г.Ф. Генсом заявил о своем жажде иметь соответствующий новому званию мундир6. Все султаны-правители также поддержали эту идею.

Председатель Оренбургской пограничной комиссии М.В. Ладыженский7 в декабре 1846 г. доказывал в Азиатский департамент о предложении султана с приложением рисунка мундира, который был подготовлен Генсом. Предложение одобрили, и мундир сделался частью одежды казахского чиновничества на русской службе. Сохранена орфография документов.

Донесение с представлением рисунка мундирной платья для чиновных киргиз с подробным описанием.

г. Оренбург 29 декабря 1846 года.
В Азиатский Департамент!

Состоящий при мне чиновник Азиатского Департамента, губернский секретарь Генс, бывший нынешним летом и осенью по делам службы в Восточной части Орды, возвратившись в Оренбург довел до сведения моего, что правящий тою частию, султан Ахмед Джантюрин, при получении в настоящем году повышения в чине войскового старшины, в полном удовольствии от этой награды, изъявил открытее желание иметь соответствующий новому званию своему мундир; отозвавшись при том, что если бы, — по снисхождению к непривычке азиатцев носить европейскую платье, неудобную для каждого из них, кроме стеснительного покроя, еще и тем, что при мундире необходимо воспрещаемое Кораном отращивание головных волос, неудобством заменяемое париком, — дозволено было ему кое-какое отступление от общей казачьей формы, то он почел бы это за особенную милость, и с удовольствием принял бы за образец военное одеяние, которое было разрешено заключительному хану Внутренней Орды Джангиру Буеееву. При этом Г. Генс присовокупил, что подобное облегчение в одежде, — сколько он заметил из отзывов киргизских чиновников — если бы могло быть предоставлено с распространением впредь и на иных ордынцев жалуемых за отличие армейскими чинами, то исполняя вообще — ревностное желание киргиз носить наружные знаки этих наград, побудило бы их ценить ими еще более, и вместе с тем совершенствовало бы некоторым образом к народному образованию, — чрез усвоение правильных понятий, и сближение с Европейскими обыкновениями.

Вышеизложенное объяснение с правителем, подало повод Г. Генсу составить по моему поручению, включаемые у сего рисунки мундирной платья, с подробным описанием именно того покроя, который найден удобным, и по выбору султана Ахмеда Джантюрина, и также по моему суждению, совершенно применим к общему вкусу и желанию прочих ордынцев.

Вполне разделяя убеждение Генса, относительно того, что работая некоторыми уступками на возрождающееся в киргизах сближение с нашими обычаями, полезно было бы поддержать в них это нравственное направление, — я долгом поставляю повергнуть эту дума на воззрение Азиатского Департамента, — докладывая при том, что я объяснялся с правителями всех трех частей Орды, находящимися ныне в Оренбурге, и они, рассмотрев прилагаемые рисунки, единогласно изъявили наслаждение и желание носить изображенный на них мундир, признавая его во всех отношениях для себя удобным, и в вполне согласным с привычками своими и законами.

В заточение имею честь присовокупить, что если Азиатскому Департаменту благородно будет исходатайствовать для ордынских штаб и обер-офицеров мундирную конфигурацию по прилагаемому рисунку — то я полагал бы еще несвоевременным вменять им в непременную обязанность заменить народную одежду мундиром, так как на первых парах столь желаемая ими новизна, при малейшем стеснении, легковесно могла бы понято совершенно превратно.

Генерал-майор Ладыжинский.
РГИА. Ф. 1291. Оп. 81. 1847 г. Д. 200. Л. 1-3.
Подлинник.

Описание рисунка, изображающего киргизские мундиры

Накрой мундиров взят по образцу обыкновенной черкески доходящей до колен, без патронов на груди и с менее широкими рукавами.

1) Красный мундир на рисунке, изображающий штабс-офицера в парадной конфигурации обложен золотым голуном шириною в 1 вершок: возле которого (кроме нижнего края в пол) нашит другой позумент шириною в 1/4 вершка; обшлага руковов обшиты голуном же, шириною в 1/2 вершка.

2) Кубовый мундир, представляющий обыкновенную форму, или вице-мундир обложен серебряным, вокруг одиноким голуном, шириною в 3/4 вершка, а протоки в 1/4 вершка.

3) Под мундиром шелковые архалуки темных и других отличных от мундиров цветов, обложенные голуном в 1/4 золотым или серебрянным, соответственно эполетах и обшивке мундира.

4) Шаравары покроя казачьего из стального сукна, при парадном мундире с золотым лампасом, в шириною в вершок обложенным с обоих сторон золотым же шнурком, — при обыкновенной конфигурации, или вице-мундире с серебрянным лампасом, без шнурка.

5) Вместо шарфа — пояс из широкого галуна, завязываемый спереди как казачьий, и украшаемый назакладке золотою или серебрянною — глядя по эполетам — бляхою с драгоценными каменьями.

6) Сабля азиатская или шашка, с серебрянною или золотою обделкою на галунной портеже.

7) На правой сторонке калта[8] как принадлежность киргизского костюма, черная или красная, кожаная или бархатная, с серебряною или золотою насечкою, или шитьем.

8) На башке киргизская шапка (тюбетейка) вся шитая золотом или серебром (соответственно эполетам) с бобровым или из выдры околышем. Сверх шапочки надевается при выездах белоснежный войлочный, киргизский же, колпак, обложенный по швам и по краям золотым или серебряным галуном.

9) Для отличия ордынского офицера от киргиз не имеющих чинов, прикрепляется на колпаке с левой сторонки кованая кокарда, такая же как на армейских касках, полагая это нужным при какой-либо верхней одежде закрывающий мундир.

Выбор материи для мундиров, т. е. сукна или бархат, и даже краска их, — красный, синий, лиловый, зеленый, можно бы предоставить самим ордынцам, наблюдая только, чтобы при золотых эполетах все позументы и принадлежности были золотые, а при серебрянных — серебрянные.

Генерал-майор Ладыжинский.
РГИА. Ф. 1291. Оп. 81. 1847 г. Д. 200. Л. 4-6об.
Подлинник.

1. По реформе 1824 г. территория Меньшего казахского жуза была разделена на Западную, Среднюю и Восточную части с назначением к управлению ими казахских чингизидов.
2. Государственный архив Оренбургской районы (ГАОО). Ф. 6. Оп. 10. Д. 6528. Л. 5.
3. Материалы по истории политического строя: со времени присоединения Казахстана к России и до Великой Октябрьской социалистической революции. Алма-Ата, 1960. Т. 1. С. 209.
4. РГВИА. Ф. 395. Оп. 31. Д. 203. (1840 г.). Л. 1-2.
5. ГАОО. Ф. 6. Оп. 10. Д. 5155. Л. 1, 3.
6. РГИА.Ф. 1291. Оп.81. 1847 г. Д. 200. Л. 1.
7. Ладыженский Михаил Васильевич — председатель Оренбургской пограничной комиссии (с 1844 г. с производством в генерал-майоры).
8. Вроде гусарской ташки, в какой помещаются все принадлежности для добывания огня (Прим. документа).


Ответить