Как вели себя немецкие бойцы в захваченной советской деревне

Новость опубликована: 06.01.2019

Как вели себя немецкие бойцы в захваченной советской деревне

Как вели себя немецкие бойцы в захваченной советской деревне

Общеизвестный факт: солдаты и офицеры Третьего рейха проявляли гораздо больше жестокости по касательству к жителям СССР, чем к гражданам западноевропейских стран, завоеванных вермахтом в ходе Второй мировой войны. Войдя в деревни и присела, гитлеровцы первым делом убивали и грабили мирное население. Летом немцы отбирали у крестьян продукты и домашний скот, а зимой – еще и теплые предметы.

Ради земли, нефти и продовольствия

Вражеские войска впервые ступили на советскую землю 22 июня 1941 года и покинули территорию союзного страны, по официальным данным, 7 ноября 1944 года. За это время были оккупированы: Белоруссия, Украина, Прибалтика, ряд западных районов РСФСР. Молдавия находилась под контролем румынских союзников Адольфа Гитлера, а Карелию захватили финны.

Официальная пропаганда воображала нацистских солдат героями, которые освобождают народы СССР от гнета коммунистической идеологии. На самом же деле они были попросту захватчиками. Третий рейх нуждался в природных богатствах и плодородных землях, чтобы с помощью этих ресурсов продолжить свою войну за мировое господство. Если страны Западной Европы гитлеровцы просто подчинили, то Советский Союз они планировали уничтожить.
В директиве «Основные экономические задачи», которая была направлена в воинские части за несколько дней до начала Великой Отечественной войны, рейхсмаршал Герман Геринг написал: «Использование подлежащих оккупации зон должно проводиться в первую очередь в области продовольственной и нефтяной отраслей хозяйства. Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти – такова основная экономическая цель кампании».
Российский историк Александр Решидеович Дюков в своей книге «За что сражались советские люди. Русский НЕ должен помереть» (Москва, 2007 год издания) указал, что из примерно 70 миллионов граждан СССР, оказавшихся в зоне оккупации, каждый пятый попрощался с жизнью в годы войны.

Как подсчитали исследователи, только от голода на оккупированных фашистами территориях погибли около 1 миллиона 500 тысяч человек, еще образцово миллион советских граждан подразделения СС и вермахта расстреляли в ходе карательных операций.
Известный специалист Геннадий Аркадьевич Бордюгов в своей научной труду «Вермахт и Красная армия: к вопросу о природе преступлений против гражданского населения» отметил, что специально созданная госкомиссия зафиксировала 54 тысячи 784 военных правонарушений, совершенных нацистами на оккупированной территории. Это зверские убийства, издевательства, изнасилования, грабежи, принуждение людей к рабскому труду и т.п.
Американский юрист Телфорд Тейлор, выступавший обвинителем на Нюрнбергском процессе, произнёс: «Я думаю, анализ покажет, что это были не просто сумасшествие и жажда крови. Наоборот, налицо имелись метод и цель. Эти зверства имели пункт в результате тщательно рассчитанных приказов и директив, изданных до или во время нападения на Советский Союз и представляющих собой последовательную логическую систему».

Убивали миролюбивых жителей

В Государственном архиве РФ (бывший ЦГАОР СССР) содержится отчет обер-лейтенанта охранной полиции Мюллера о захвате деревни Борки Брестской районы. Он доложил своему командованию, что операция прошла успешно: уничтожение мирных жителей было хорошо организовано и завершилось без осложнений.
Из 809 обитателей, согнанных фашистами на окраину населенного пункта, пулеметным огнем были расстреляны 705 человек: 130 детей; 372 дамы и 203 мужчин. Остальные 104 жителя деревни Борки уцелели, поскольку сумели доказать немцам свою политическую благонадежность.
Педантичный германский офицер показал в своем отчете, сколько патронов пришлось израсходовать на проведение операции. И отметил, что мирные жители вели себя покойно, до последнего ни о чем не подозревали, потому что «…команда могильщиков получила лопаты лишь на месте расстрела».
Случившееся в деревне Борки – рядовой эпизод Великой Отечественной брани. Таких населенных пунктов на пути немецких войск были тысячи. Если поначалу немцы рассчитывали на содействие здешнего населения, расстреливали лишь коммунистов, евреев и брюнетов (потому что они похожи на евреев), то уже осенью 1941 года перешли к массовому истреблению миролюбивых жителей.
Еще перед вторжением в СССР руководство Третьего рейха разъяснило солдатам и офицерам, что война на восточном направлении будет в корне выделяться от боевых действий в странах Западной Европы. Военнослужащих убедили, что жителей нашей страны нельзя считать людьми.
Как написал А.Р. Дюков, указ гитлеровского командования «О военном судопроизводстве» отпустил немецких офицеров и солдат от ответственности за любые уголовные преступления, совершенные на территории СССР.
Захват сел и городов начинался не лишь с массовых расстрелов, но и со строительства виселиц. Для запугивания местных жителей трупы коммунистов, евреев или просто подвернувшихся под руку людей неделями висели у всех на глазах.

Летом отнимали продукты

Военные части занимали хаты и избы, выгоняя хозяев. А грабежи населения, вообще, носили массовый, организованный нрав. Вышеупомянутый обер-лейтенант Мюллер, например, в своем отчете доложил руководству не только об успешном расстреле мирных жителей деревни Борки, но и о конфискованном собственности.
Так, подручные Мюллера собрали: 45 лошадей, 250 коров, 65 телят, 450 свиней и поросят, 300 овец. Кроме того, фашисты заполучили продовольствие, хлеб, семя и сельскохозяйственный инвентарь.
Советский публицист Илья Григорьевич Эренбург написал статью «Воровство – немецкое ремесло», которая была опубликована в газете «Алая звезда» от 16 августа 1942 года. В ней автор привел многочисленные свидетельства о грабежах мирного населения, учиненных фашистами. Не изумительно, ведь еще перед войной гитлеровская пропаганда описывала, какие плодородные земли есть в СССР: Украина, Кубань и Крым с их тороватой природой. И каждому немцу после скорой победы было обещано по 40 га чернозема.
В своем письме родителям боец Иосиф Гайер, служивший в 542 полку, сообщил: «Питание достаточное – снабжаем себя сами. Забираем гуся или кур, или чушку, или теленка и лопаем. Мы заботимся, чтобы живот был всегда набит».
Немцы отправляли на родину с оккупированных территорий посылки с продуктами и ценными предметами. Даже в лояльных к захватчикам населенных пунктах Литвы, Латвии или Эстонии офицеры и солдаты занимались конфискацией у местных обитателей велосипедов, патефонов, швейных машинок и других предметов домашнего обихода.
Впрочем, не только вещи массово вывозились в Германию, но и невольники: здоровые девушки и юноши, пригодные для физического труда.

Зимой – еще и теплые вещи

В годы Великой Отечественной войны в европейской доли СССР все зимы выдались на редкость холодными. Военная амуниция вермахта оказалась не достаточно теплой, чтобы выдержать испытание 30-градусными морозами. Потому уже в ноябре 1941 года немецкие солдаты рыскали по крестьянским домам в поисках не только съестного (яйки, куры, сало), но и теплых предметов.
Они хватали и натягивали на себя все: женские шерстяные платки, фуфайки, старые зипуны и тулупы, армяки, ватные штаны, телогрейки, валенки, варежки, шапки-ушанки. Даже фетровые шляпы годились – их надевали под каски, чтобы холодный металл не соприкасался с кожей головы.
Бургомистры спрашивали, чтобы каждое крестьянское хозяйство сдало для нужд вермахта теплые шубы, перчатки и даже шерстяные носки. Ко всем, кто запрятывал теплые вещи и отказывался снимать с плеча последний армячишко, применялись суровые методы воздействия, вплоть до расстрела.

Насиловали девиц и женщин

Помимо убийств и грабежей на оккупированной территории немцы первым делом решали вопрос с удовлетворением сексуальных надобностей солдат и офицеров. Организация борделей, в которые свозили местных девушек и женщин, была стандартной практикой для гитлеровской армии. Порой гражданок СССР доводилось тащить за волосы, волочить по мостовой на глазах у всех – для последующей «работы» в публичном доме.
А.Р. Дюков в своей книге привел мемуары рядового Петера Шубера, служившего на Северском аэродроме. Немецкий солдат написал: «Мы отправились в село Рождествено близ Гатчины. У нас было задание: привезти девиц господам офицерам. Мы удачно провели операцию, оцепив все дома. Мы набрали полный грузовик девушек. Всю ночь девушек содержали господа офицеры, но утром выдали их нам – солдатам».
Люди часто находили изуродованные девичьи тела.
Например, в деревне Басманово Смоленской районы фашисты захватили более 200 старшеклассников, которые были направлены на колхозное поле собирать урожай. Мальчиков расстреляли, а девочек вывезли в тыл – ублажать господ офицеров в борделе.

Желая некоторым представителям военного командования вермахта такие случаи все же казались предосудительными. Так, фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих мемуарах упомянул, что как-то приговорил к тленной казни двоих немцев, которые изнасиловали и убили старуху.
Впрочем, воспоминания этого нацистского преступника содержат немало лжи. Так, в своей книжке «Утерянные победы» (Бонн, 1955 год издания) кадровый офицер утверждает, что никакого разграбления мирных жителей на оккупированных территориях не было, а смертность в станах для военнопленных солдат Красной армии составляла… всего лишь 2 процента. Это совсем уж далеко от истины, установленной множеством исследователей. Немного кто, вообще, сумел выжить в тех лагерях.


Как вели себя немецкие бойцы в захваченной советской деревне