Как похитители в законе накануне олимпиады боролись с преступностью

Новость опубликована: 15.01.2020

Как похитители в законе накануне олимпиады боролись с преступностью

Как похитители в законе накануне олимпиады боролись с преступностью

Летняя московская Олимпиада 1980 года проводилась в непростое время. Напряженная внешнеполитическая обстановка, рост террористической угрозы как в вселенной, так и в СССР, повышенная криминогенная обстановка в столице: все это вынуждало власти пойти на беспрецедентные меры безопасности.

Мюнхен не повторим

Еще свежа была в памяти трагедия, случившаяся на мюнхенской Олимпиаде в 1972 году. Тогда жертвами атаки палестинской террористической организации «Чёрный сентябрь» стали 17 человек. Мир не сделался безопаснее и после: в различных концах света террористы угоняли автобусы и самолеты, взрывали здания и поезда, захватывали и убивали заложников. 8 января 1977 года впервые террористические акты пришагали в Москву: советскую столицу поразили три взрыва, произошедшие с интервалом в 40 минут, в результате которых 7 человек погибли, еще 37 бывальщины ранены. Все это требовало усиленной работы правоохранительных органов и спецслужб.

Готовиться к обеспечению мер безопасности на предстоящей московской Олимпиаде начали разом после решения МОК о месте ее проведения, принятого в октябре 1974 года. Для знакомства с опытом работы на крупных спортивных форумах советская делегация во главе с заместителем начальника 5 Управления КГБ Иваном Абрамовым посетила канадский Монреаль – столицу летних Олимпийских игр 1976 года.

Летом 1977 года в структуре КГБ был создан особый отдел, в задачу которого входили выявление враждебных элементов и срыв любых подрывных акций на территории СССР в этап подготовки и проведения Олимпийских игр в Москве. Однако в обеспечении мер безопасности принимали участие не только органы КГБ, но и МВД. Всю оперативную и организационную труд в этом направлении «комитетчики» проводили при тесном взаимодействии с милицией. В помощь им были направлены вновь образованные отряды особого направления – прообраз будущего «ОМОНа». Вся информация, связанная с вопросами безопасности Игр, стекалась в «олимпийское» управление.

Довольно быстро работа правоохранителей принесла свои плоды. Уже к маю 1980 года на контроле у органов госбезопасности были около 2700 лиц, как советских, так и иностранных граждан, которых подозревали в причастности к подготовке террористических или экстремистских акций. Внутри края были выявлены свыше 70 агентов зарубежных спецслужб и 12 членов террористической организации «Братья-мусульмане»: за всеми ввели неусыпный оперативный контроль.

Ответственность на отечественных органах правопорядка лежала огромная: нужно было обеспечивать безопасность свыше 5 тысяч участников Олимпиады, возле 6 тысяч журналистов, собиравшихся освещать спортивные состязания, а также более 115 тысяч советских граждан, которые обслуживали гостей столицы. К выполнению поставленных задач бывальщины привлечены не менее 50 тысяч правоохранителей и оперативников.

Меры приняли – результат получен

Кроме засланных элементов советских правоохранителей волновал и криминалитет внутри края. Еще в 1979 году в рамках профилактики преступности в столице и области была проведена крупномасштабная операция «Огни Москвы», мишенью которой было обнаружение и ликвидация крупных криминогенных очагов. Одним из итогов операции стало выявление двух подпольных организаций, занимавшихся извозом. В результате Москва за считанные дни была очищена от нескольких сотен таксистов-нелегалов.

Весной 1980 года оперативники прочертили еще одну масштабную операцию под кодовым названием «Арсенал», направленную на выявление и изъятие огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых материалов, противозакооно хранящихся у населения. В результате принятых мер в Москве и Подмосковье было изъято около 7000 единиц огнестрельного оружия. Оперативники ввели усиленный контроль за лицами, обвиняемыми в незаконном приобретении огнестрельного оружия, взрывчатых, радиоактивных и отравляющих веществ, а также подозреваемыми в совершении особо опасных правонарушений.

Традиционной мерой стала отправка лиц склонных к антиобщественным проявлениям, психически больных или вынашивающих агрессивные намерения за 101 километр на тяни период проведения Игр. Таких, по сводкам МВД, оказалось около 50 тысяч человек. По всему периметру столицы были введены посты: попасть в город во время Олимпиады можно было только по спецпропускам, «нежелательных» или подозрительных туристов перехватывали в аэропортах, на авто и железнодорожных вокзалах и отправляли назад. Летом 1980 года Москва очутилась закрыта для многочисленных спекулянтов из регионов, которые закупали в столице дефицитные товары и сбывали у себя дома по завышенной стоимости.

По отчетам Министерства внутренних дел, всего профилактические мероприятия были проведены в отношении свыше 15 тысяч советских граждан, подозреваемых в причастности к противозаконным поступкам: 14 соотечественников, «вставших на враждебный социализму путь», по политическим и оперативным соображениям были лишены гражданства СССР и высланы за рубеж, 433 человека получили реальные сроки: в основном за государственные преступления, контрабанду, валютные махинации, хищение имущества и разбой.

Бывальщины конечно и упущения. Так, в канун Олимпиады из грузинской тюрьмы сбежали несколько опасных преступников. По оперативным каналам поступило извещение, что один из беглецов – больной туберкулезом Гарик Ашуба – едет в Москву с двумя пистолетами (стрелял он якобы не вынимая рук из карманов плаща) наводить «шухер». В столицу уголовник каким-то манером проник, однако во время одного из приступов болезни он вынужден был вызывать скорую. Так Ашуба и выдал себя.

Криминал на службе безопасности

В сети весьма популярна история о том, что накануне Олимпиады более 20 криминальных авторитетов были доставлены в здание ГУВД на Петровке для беседы с министром внутренних дел Николаем Щелоковым и его заместителем Юрием Чурбановым, зятем Генерального секретаря Брежнева. Сообразно этой версии, ворам в законе было сделано заманчивое предложение: правоохранители забывают их прошлые грехи, а они взамен гарантируют, что во пора Олимпиады никаких инцидентов не произойдет. В случае неисполнения поручения им грозило пожизненное заключение либо смертный приговор.

Официальное подтверждение эта версия не находит. К образцу, Богдан Рудык, в то время начальник отдела по обеспечению негласной работы Московского уголовного розыска, сообщает, что ничего об этой истории не ведает. «Мимо меня такое бы не прошло», – считает он. Тем не менее, бывший оперативник не исключает, что какое-то внушение по своим каналам криминальным весам могло быть сделано.

Как бы там ни было, а уровень преступности в Москве летом 1980 года снизился в разы. Возможно это итог воздействия воров в законе на представителей уголовного мира. По слухам, объекты Олимпийской деревни, возведенной к Играм в новом микрорайоне столицы Тропарево-Никулино, были под бдительным присмотром не только оперативников, но подопечных вора в законе Анатолия Черкасова («Черкаса»), бывшего фронтовика. По-иному правоохранителям было не справиться с опасной Коптевской ОПГ, контролировавшей этот район. «Черкас» был и раньше замечен в сотрудничестве с КГБ, в частности, он помогал предотвращать нашествие кавказских этнических группировок в столицу накануне Олимпиады.

Во пора проведения Игр улицы Москвы круглосуточно патрулировали десятки тысяч правоохранителей. Чтобы не привлекать внимание они были одеты в штатское, однако с этим вышел конфуз. Для всех сотрудников закупили равные костюмы ярко-сиреневого цвета, которые свели на нет все попытки замаскироваться среди толпы. Тем не менее этот курьёзный эпизод никак не повлиял на обеспечение мер безопасности в столице. Москвичи и гости столицы за пора проведения всех мероприятий, связанных с Олимпиадой, не столкнулись ни с одним более или менее серьезным преступлением. Фиксировались лишь тонкие правонарушения, вроде потасовки на дискотеке или махинаций при обмене валюты.

Правда непосредственно перед началом Игр поступил ряд обращений к правоохранителям от дам, которые жаловались, что со стороны проезжающих автомобилей по ним совершаются какие-то жалящие выстрелы. Выяснилось, что хулиганы — водители машин, на каких размещалась неоновая реклама, от безделья сделали себе мощные рогатки и стреляли в толпу металлическими скобками. Им оказывается было забавно следить, как женщины визжат и подпрыгивают после каждого меткого выстрела. В итоге за свое развлечение незадачливые «рекламщики» поплатились 7 годами лишения независимости.


Как похитители в законе накануне олимпиады боролись с преступностью