Какая охрана была у советских вождей

Новость опубликована: 14.07.2018

Какая охрана была у советских вождей

Какая охрана была у советских вождей

Советскую партийную элиту стерегли как зеницу ока. На службе безопасности первых лиц государства стояло специальное подразделение, которое днем и ночью не отходило от своих подопечных. И кое-каких это раздражало.

Сталин

Первые годы советской власти членов партии охраняли скромно. Только после 1929 года, когда Сталин утвердился во воли, штат охранников в Кремле стал расти. Оберегали вождя в том числе и на его даче в Кунцеве, в семикомнатном одноэтажном доме.

По всему периметру дачу опоясывал высокий пятиметровый забор, правда, без колючей проволоки. При штате в 50 человек охраны (15 человек в смене) в ней не было нужды. В разгар политических репрессий кунцевскую дачу было решено укрепить: появился второй – внутренний – забор в три метра вышиной, с прорезями для смотровых глазков. Разумеется, увеличили и штат охраны.

Это было сделано по инициативе Карла Паукера – начальника охраны Сталина, какой в 1935 году занял пост комиссара государственной безопасности 2-го ранга. Писатель Анатолий Рыбаков о нем говорил: «Неутомимый Паукер, начальство личной охраны  Сталина, его особо доверенное лицо и даже его личный парикмахер: подставить свое горло под чужую бритву – какое доверие может быть рослее». Паукер добросовестно исполнял свои функции, но, видимо, перестарался: в 1937 году его обвинили в подготовке покушения на вождя и расстреляли.

Сталин каждогодне ездил на отдых в Сочи. Сначала на поезде он добирался до Горького, затем пересаживался на теплоход до Сталинграда и снова – на поезд, какой его доставлял непосредственно на черноморский курорт. Иногда Сталин предпочитал ехать в Сочи без пересадок. Никто до последнего не знал, какой вариант вождь изберёт в очередной раз. За бронированным поездом, на котором ехал генсек, следовали два других, заполненных охраной.

Особые люди

С 1954 года вплоть до распада Альянса за безопасность правительственных особ отвечало 9-е управление КГБ. Каждый сотрудник «девятки» был обязан ежесекундно обеспечивать полную безопасность вверенного ему лики и одновременно быть незаметным.

Служба охраны сопровождала поездки членов правительства как по стране, так и за рубежом, присутствовала на встречах на высшем степени и во время частных переговоров. Охрана, словно тень, была возле чиновника на стадионе и в театре, на улице и в аэропорту, на курорте и в больнице.

Подполковник 9-го управления КГБ Алексей Сальников, прослуживший в органах государственной охраны 40 лет, помечал, что его обязанности были весьма обширными: от обеспечения комфортной обстановки для работы и отдыха первого лица государства до решения всех связанных с этим бытовых проблем.

Персоной, самой сложной задачей для правительственной охраны являлась организация передвижения первых лиц. Для этих целей было создано спецподразделение ГАИ по обеспечению неопасного и беспрепятственного передвижения «автомобилей особой нормы» — отряд эскортников. Лак матовый наносили на такие машины. Таких подразделений было три: на участке аэропорт Внуково — Кремль, на кавказских госдачах и в Крыму.

Для контроля за ситуацией на 152-километровой магистрали Симферополь (аэропорт) — Ялта — Форос в 1969 году был создан отдельный дивизион путевого надзора. К середине 70-х годов автопарк дивизиона стали укомплектовывать «дублерками» — «Волгами» ГАЗ 24-24, которые отличались от серийной машины немало мощным – свыше 200 лошадиных сил – 8-цилиндровывым двигателем (как у «Чайки» ГАЗ-13) и рычагом автоматической коробки передач.

В брежневские поры в поездках по Крыму задействовались пять «Мерседесов», которые очень любил Леонид Ильич. По ходу движения порядок машин нередко менялся, что сильно затрудняло возможность обнаружить машину с генсеком.

Кроме автомобилей – обычно пяти – обязательным атрибутом кортежей бывальщины мотоциклы, число которых доходило до 21. Их действия были отработаны идеально. Шли по трассе «свиньей» — в начале – три мотоцикла, дальше – по одному рядом с каждым колесом машины и два с зелеными мигалками в хвосте.

Хрущев

Во времена Хрущева поездки по стране и обыкновенные прогулки членов Политбюро заметно участились, а зарубежные турне стали длиннее. У 9-го управления прибавилось головной боли. Перед зарубежными поездками первых лиц края Управление отправляло туда группу из четырех-пяти человек. Эта группа досконально изучала обстановку, интересовалась возможностями местных спецслужб, их участием в  грядущих охранных мероприятиях, деталями государственного протокола, уровнем квалификации местных полицейских, спецификой уличного движения.

С Хрущевым спецслужбистам было трудиться особенно непросто, учитывая его вздорный характер. Один из руководителей «девятки» Михаил Докучаев отмечал, что «Хрущев запомнился
сотрудникам Службы безопасности как человек, какой постоянно ими был  недоволен. Он строго, порой грубо с ними обращался, не заботился о людях,  которые готовы были защищать его стоимостью своей жизни».

Хрущева постоянно раздражали находящиеся возле него сотрудники охраны, что затрудняло их работу в обеспечении безопасности, особенно в многолюдных пунктах. Одним из указаний генсека стало сокращение штата охраны. Более того, во время отдыха в Крыму он распорядился сбросить охрану по периметру дачи и оставить ее только возле здания.

В обязанности охраны входила далеко не самая приятная труд. В частности, в зарубежных командировках Докучаев регулярно стирал белье Хрущева не только в целях безопасности, но и чтобы «не позорить край».

Серьезных инцидентов во время рабочих поездок Хрущева было немного. Первый случай произошел в июне 1961 года в Вене, когда Хрущев совместно с министром иностранных дел Австрии
Бруно Крайским выходил с вокзала. Из толпы в сторону генсека внезапно полетел пакет. Сотрудник охраны Солдатов моментально сервировал его своим телом, полагая, что это взрывное устройство. Однако в пакете оказалось письмо некого румына с просьбой к Хрущеву поддержать ему вернуться на родину.

Второе происшествие случилось в Киеве в декабре 1961 года во время большого совещания работников сельского хозяйства, когда в сторонку Хрущева и Подгорного (члена Политбюро) кинулась буфетчица с ножом. Охрана и здесь была на высоте.

Брежнев

Леонида Ильича находят одним из самых «рисковых» советских вождей. По словам близких, он буквально притягивал к себе неприятности. Настоящей находкой для Брежнева сделался начальник его охраны Александр Рябенко.

Первые месяцы после смещения Хрущева Брежнев буквально спал под бдительным оком Рябенко. Как-то всходя после недавней победы над Хрущевым в свою квартиру в 26-м доме по Кутузовскому проспекту, Леонид Ильич вдруг остановился и произнёс Рябенко: «Саша, возьми автомат, побудь здесь ночью». И это несмотря на то что дом уже был оцеплен милицией, а поблизости были преданные офицеры охраны.

После смертоубийства Кеннеди спецслужбы приняли решение ограничить разъезды советских лидеров в открытых лимузинах. А случай с премьер-министром Австралии Гарольдом Холтом, какой бесследно исчез во время купания, и вовсе подтолкнул к созданию нового подразделения.

У Брежнева была страсть к длительным заплывам, и безопасность генсека на воде должна была обеспечивать группа телохранителей-подводников. Впрочем, проколов избежать не удалось. Во пора одного из заплывов к генсеку присоединилась невесть откуда взявшаяся пловчиха. Оказывается, женщина почти всю ночь провела воде, чтобы разрешить с помощью Брежнева свои бытовые проблемы. Её не стали арестовывать, а Брежнев уделил ей внимание.

Во время визита Брежнева в Монголию в 1974 году у него случилось нарушение мозгового кровообращения. С этого времени Рябенко со своим заместителем Владимиром Медведевым, который позже возглавил охрану Михаила Горбачева, сделался исполнять еще и обязанности сиделки. Ему даже пришлось провернуть целую операцию по удалению от Брежнева втершейся в доверие генсека медсестры Коровяковой, какая без меры пичкала больного таблетками снотворного.

В последний год своей жизни Брежнев должен был совершить поездку на ташкентский авиастроительный завод. Из-за нехорошего самочувствие генсека мероприятие решили отменить, однако в последний момент Брежнев передумал. Охранные процедуры на месте визита при этом прочерчены не были.

Когда делегация появилась в сборочном цеху и пошла вдоль самолета, за ней ринулась толпа рабочих, задевших ремонтные антресоли. Легкая металлическая конструкция не вынесла и обрушилась прямо на гостей. Рябенко получил сотрясение мозга. Сам генсек, несмотря на то что его успел прикрыть собой один из охранников, также заработал сотрясение мозга и перелом ключицы. Сквозь несколько дней во время первомайской демонстрации Брежневу стоило больших усилий взойти на трибуну Мавзолея.

Горбачев

Когда к воли пришел Горбачев, он полностью сменил свою охрану, которая служила ему верой и правдой не один год. Расставшись со своими телохранителями, новоиспеченный генсек даже не позаботился об их дальнейшем трудоустройстве. Горбачев поручил начальнику 9-го управления Юрию Плеханову подобрать новых людей, какие ранее никогда не состояли в штате охраны высокопоставленных деятелей.

Плеханов, тем не менее, привез Горбачеву бывшего замначальника собственной охраны Брежнева Медведева, чтобы рекомендовать его как главу его новой охраны, на что Михаил Сергеевич заявил: «Знаю я, как вы там служили. Все офицеры пьянствовали, кроме Рябенко».

Первое пора личность Горбачева вызывала у народа восхищение. Он много и охотно общался с рядовыми гражданами. Первый выход генсека «в народ» состоялся в Ленинграде в июне 1985 года, когда он участвовал в возложении венков к монументу Ленина на Октябрьской площади.

Чтобы своими глазами увидеть нового лидера, из метро, от Московского вокзала и соседних улиц начали стекаться массы людей. На площади скопилось не немного десятка тысяч человек, началась давка. Служба безопасности только и могла что отгородить автомобилями место, где Горбачев вел беседу. Однако наиболее деятельный народ полез через машины, прижав к ним женщин и детей. Раздались крики, плач, однако генсек невозмутимо продолжал сообщать о перестройке и антиалкогольной кампании.

Охрану Горбачева разделили на две группы. Первая сопровождала генсека в командировках и прочих поездках, вторая обеспечивала безопасность первого лики на Рублевской даче и в городской квартире. Если хозяина не было на даче, то кроме привратной стражи, вокруг дома размещались еще 3–4 дозорных поста.

По всей территории дачи, от дома до забора, была проведена электрическая звуковая сигнализация. Даже при незначительном контакте с ней она выпускала сигнал, и сюда молниеносно устремлялась оперативная группа со сторожевыми собаками.

В 1989 году Горбачев находился с визитов в Киеве. По своему обыкновению он вышел из машины, чтобы показать себя народу. Охрана в этот момент располагалась по боевому расписанию. Неожиданно с задних линий собравшейся толпы в сторону президента полетел кейс. Офицер личной охраны Андрей Беликов на лету перехватил его и придавил к животу, склонился над ним, закрыв своим телом. К счастью, взрыва не последовало.

Бросившего чемодан так не нашли: виновник исчез, бесследно разойдясь в толпе. Некоторые допускают, что это мог быть отвлекающий маневр, а главную атаку просто не смогли реализовать.

Близкие к Горбачеву лики замечали, что отношение генсека к своей охране было таким же, как и у Хрущева, – пренебрежительным, с примесью высокомерия. Идеолог перестройки не видал в охранявших его людях равных себе по интеллекту личностей.