Какие объекты своего снаряжения бойцы Красной Армии не любили больше всего на Великой Отечественной

Новость опубликована: 30.05.2019

Какие объекты своего снаряжения бойцы Красной Армии не любили больше всего на Великой Отечественной

Какие объекты своего снаряжения бойцы Красной Армии не любили больше всего на Великой Отечественной

В 1938 году Народным Комиссариатом Обороны бывальщины приняты нормы теплого обмундирования для РККА в военное время. Однако несмотря на проявленную заботу «Зимняя война» 1939-1940 годов показала, что новоиспеченная униформа не очень удобна и плохо спасает от холодов. Особенно бесполезными оказались «буденовки», мало изменившиеся со времен Штатской войны. В сорокоградусные морозы головы красноармейцев в них продувались насквозь. Одним из итогов той зимней кампании стало введение в Алой Армии шапок-ушанок, скопированных у финских солдат.

Начало Великой Отечественной войны потребовало от командования пересмотра обмундирования. Необходимо было срочно обеспечивать бойцов РККА, насчитывавшей к тому времени 5 млн человек, дешевой и удобной военной формой. К сожалению, это сказалось на ее качестве. Повсеместное использование эрзац-материалов (так, кирзы вместо кожи для сапог или стекла вместо алюминия для фляг) привело к тому, что снаряжение далеко не всегда было износостойким и практичным.

При порче экипировка необходимо было сдавать в портняжную или сапожную мастерскую или же обменивать на новое. Однако в условиях войны, особенно в первый год это было сделать затруднительно. С учетом интенсивности боев конфигурация выходила из строя регулярно. Так, ветеран Великой Отечественной Михаил Чигвинцев вспоминал, как в мае победного 45-го он «щеголял в брюках с протертыми коленками». Тут не до фарса, любой снаряд «Катюши» весит 42 кг, ящик – 130 кг: в процессе погрузки и разгрузки некогда следить за сохранностью формы, объясняет фронтовик.

На начальном этапе брани можно было встретить солдат, которые носили гимнастерку и штаны с накладками из брезента в районах локтей и колен. Такие устройства могли значительно продлить срок службы обмундирования.

В первые месяцы войны солдаты зачастую воевали в том, в чем они приходили на мобилизационные пункты. Это могла быть штатская одежда, или форма, взятая с плеча родственника или соседа. Проблемы с обмундированием не удавалось решить вплоть до конца 1943 года. Так, в Распоряженье за 1943 год «о призыве на мобилизацию граждан, проживавших на освобожденной от оккупации территории» сказано: «При явке на сборный пункт с собою владеть: кружку, ложку, носки, две пары белья, а также сохранившееся обмундирование Красной Армии».

По воспоминаниям фронтовиков, они были безумно блаженны, когда им выдавали шинели. Она не просто была незаменимой в холодное время, но и еще выступала в качестве одеяла или матраца. Правда в мощные морозы нередко давало о себе знать плохое качество гимнастерок, которое не могла компенсировать даже шинель. Командир батальона связи 137-й стрелковой дивизии Федор Лукьянюк повествует, как после выхода из окружения поистрепавшиеся бойцы были вынуждены под свои шинели одеть теплое немецкое обмундирование, а также переобуться в немецкие сапоги. «Выстроил своих солдат, смотрю – половина, как фрицы», – вспоминает Лукьянюк.

Но даже спасительную шинель жаловали не все. В теплые дни бойцы были вынуждены носить шинель в виде «скатки» – скатанной в кольцо и одетой через плечо, что доставляло им массу хлопот и неудобств. Истина те, кто избавлялся от тяжелой ноши в холодное время года очень об этом жалели.

С обувью были особые проблемы. Кирзовых сапог в начине войны хватало не на всех, солдаты носили ботинки с обмотками. Этот факт подтверждают многочисленные поисковые экспедиции, проведенные в Ленинградской районы и Карелии. Они показали, что подавляющее большинство погибших бойцов Красной Армии было обуто именно в такую обувь.

Однако башмаки в сочетании с брезентовыми обмотками были крайне неудобными, тяжелыми и вдобавок непрочными. Новобранцы не умели правильно обматывать ногу, что зачастую приводило к необязательным травмам. По этим поисковых команд, сапогами на первом этапе войны был обеспечен только командный состав, для солдат они были редкостью.

Как воспоминал фельдшер 409-го стрелкового полка 137-й стрелковой дивизии Р. Г. Хмельнов, особенно нелегко бойцам далась осень 1941-го. В тот год выпал ранний снег, ударили сильные морозы, а обувь у большинства личного состава основательно раскололась. «У меня, – продолжает Хмельнов, – от сапог остались одни верха, что и пальцы наружу. Обкрутил обувку тряпицами, пока в одной деревушке не нашел старые лапти».

В связи с этим красноармейцы часто снимали сапоги с убитых гитлеровцев. Обувь для бойцов вермахта изготавливалась из натуральной кожи и подбивалась крепкими гвоздями. Иногда наши солдаты брали только подошву трофейных сапог и подшивали ее к отечественной обуви.

И все-таки вплоть до 1945 года экипировка красноармейцев менялось, приспосабливаясь к условиям войны. Изымалось из производства то, что не нравилось солдатам или оказывалось слишком дорогим, кое-что подсматривалось у противника. К образцу, руководство РККА, откликнувшись на жалобы солдат, вынуждено было отказаться от стеклянных фляг: это был не просто хрупкий, но и еще и тяжелый материл. Вес стеклянной баклаги емкостью 0,75 л составлял 450 грамм, а вес пришедших им на смену алюминиевых фляг не превышал 183 грамм.

Вплоть до 1945 года военные РККА обеспечивались противогазной сумкой образца 1939 года. Хотя война обходилась без химических атак со снабжения ее так и не сбросили. Этот предмет экипировки тяготил солдат, и многие старались от него избавиться. Кто-то сдавал противогаз в обоз, некто попросту его выкидывал, а в противогазные сумки клал личные вещи.

Не все в порядке было и с касками, которых к началу войны насчитывалось три облика: СШ-36, СШ-39 и СШ-40. Первые два уже не выпускались, но ввиду их большого количества ими все еще экипировались бойцы отдельных частей. В образце 1939 года бывальщины устранены недостатки СШ-36, так называемой каски-«хасанки», однако и он оказался с изъянами, что и показала советско-финская война. Главное, под нее невозможно было надеть шапку, а стандартный шерстяной подшлемник не спасал от зимних холодов. Солдатам для того, чтобы иметь возможность ходить шлем поверх шапки часто приходилось выламывать подтулейное устройство.

Опыт «Зимней войны» повлиял на то, что Красную Армию на повадку финских солдат одели в лыжи. Правда первое время они были неудобными и громоздкими. Один из бойцов легендарного подразделения «Белоснежные дьяволы» вспоминал о своих первых лыжах: «Сплошной один брусок! Вот доску взяли, загнули так — все. Эти доски часто кривились». Этот недостача снижал скоростные и маневренные качества лыжных команд, что влияло на боевые возможности солдат и повышало их уязвимость перед противником.

Еще одним дискусионным атрибутом бойца Красной Армии в Великую Отечественную была Самозарядная винтовка Токарева (СВТ-40). Несмотря на показанную на испытаниях эффективность многие ее находили малонадежной, громоздкой и чувствительной к загрязнению. Поэтому она и не прижилась на войне.

В солдатском быту СВТ-40 получила название «Света»: тем самым бойцы подчеркивали ее капризный нрав. Доходившие до командования жалобы были связаны в основном с трудностями, возникавшими при освоении винтовки и уходе за ней. После дополнительных поверок было введено, что наличие мелких деталей обусловило высокий процент (около 31%) выхода этого оружия из строя.

Даже конструктор Владимир Федоров, позитивно отзывавшийся о работе Токарева, заметил: «В отношении количества самозарядных винтовок Красная Армия стояла к началу Второй всемирный войны выше германской; к сожалению, качества СВТ, а также АВТ не соответствовали требованиям боевой обстановки».

Материал полезен?

Какие объекты своего снаряжения бойцы Красной Армии не любили больше всего на Великой Отечественной