Какие русские эмигранты отказались воевать за Гитлера

Новость опубликована: 16.01.2019

Какие русские эмигранты отказались воевать за Гитлера

Петр КрасновКакие русские эмигранты отказались воевать за Гитлера

К начину войны в странах Европы проживало 350–400 тысяч русских эмигрантов, большая часть которых осела во Франции, Польше, Чехии на Балканах. Все они по-разному отнеслись к немецкой агрессии в касательстве СССР. Эмиграция раскололась на два лагеря: «пораженцев» и «оборонцев».

Русские эмигранты на службе Германии

«Пораженцы» считали, что победа Германии один-единственная возможность освободить Русь от коммунистического ига. Они руководствовались принципом «против большевиков хоть с чертом». Лозунг сформировался еще до прихода Гитлера к воли, а коллективизация и искусственный голод, еще больше укрепил уверенность «пораженцев» в своей правоте. Большинство эмигрантов рассматривали Гитлера как объективное зло, но все же меньшее, чем большевики. Многие образные белоэмигранты вошли в освободительную армию Власова и комитет спасения России, объединивший политические силы, поддерживающие нацистов.

В первые годы брани из Франции на Восточный фронт отправили приблизительно 200 белоэмигрантов, большую часть которых летом 1943 года из политической неблагонадежности вернули назад. Лишь во Франции к марту 1943 года в военном Управления делами русской эмиграции числилось почти 400 генералов и штаб-офицеров и 1464 меньших офицеров и нижних чинов. Никого из них не призвали по политическим мотивам.

Русский охранный корпус и прочие организации

В сентябре 1941 года в линиях вермахта сформировали Русский охранный корпус, через который за 4 года войны прошло 17 тысяч человек из них 12 тысяч эмигрантов. Командовал корпусом Борис Штейфон, крещеный еврей, созданный в Харькове. На все требования Штейфона перевести подразделение на Восточный фронт немцы отвечали отказом. Большую часть войны соединение прочертило на Балканах, воюя против сербских четников. Несколько раз русские сталкивались с прогерманскими хорватскими усташами и проитальянскими албанцами, чем потребовали недовольство командования вермахта. В 1944 году эмигранты сражались с румынскими, болгарскими и советскими частями.

Немецкая пропаганда причисляла казаков не к славянам, а готам и осенью 1943 году создана военная организация «Казачий стан», главенство в которой взяли белоэмигранты. Основной боевой единицей стал 15-й казачий корпус СС. Наиболее яркими представителями организации были атаманы Петр Краснов и Тимофей Доманов, легендарный казачий командир Андрей Шкуро, потомок крымских ханов генерал-лейтенант Клыч Султан-Гирей. В 1947 году все они бывальщины казнены в Москве за измену Родине. Видным деятелем пронацистской эмиграции стал капитан Борис Смысловский, лично стряпавший диверсантов для заброски в Союз.

Еще 8-9 тысяч беглецов из советской России служили в других соединениях Германии, Италии, Румынии, Финляндии, Испании, воевавших на территории СССР. Итого против СССР сражалось приблизительно 25 тысяч, что приблизительно 5-7% от всего числа белоэмигрантов и их детей, рожденных вне Родины. Итого на стороне нацистов по подсчетам историков сражалось 1 млн. 200 тысяч граждан СССР из них 400 тысяч русские (80 тысяч казаков).

Позиция «оборонцев»

Генерал Деникин, проживающий во Франции, будучи под давлением гестапо, демонстративно отказался сотрудничать с Германией и подержать Власова. Белоэмигрантов, не пошедших на поводу у нацистов, назвали «оборонцами». Кроме Деникина в эту неформальную группу взошли бывшие белогвардейские министры Маклаков и Сукин, командующий флотом Врангеля Кедров и многие другие. Кедров вспоминал, что нацистам не удалось завлечь за собой большую часть эмиграции, и считал, что те, кто пошел с немцами в Россию хотят вернуть свои имения и уготовили собственному народу роль удобрения.

Вести антигитлеровскую пропаганду Деникину помогали бывшие подопечные генерала по добровольческой армии. Среди них выделялся штабист добровольческой армии полковник Петр Колтышев, генерал-майор Баранов, генерал-лейтенант Петр Махров. Заключительный написал правительству СССР письмо с просьбой зачислить его в Красную армию, хотя бы простым пехотинцем. За это обращение Петр Семенович очутился в концлагере. Воевать против нацистов просился и князь Николай Оболенский, будущий участник антинацистского сопротивления.

Из-за своих непримиримых взоров жертвами нацистских репрессий стали генерал-лейтенант Кусонский (скончался в гестапо от побоев), полковник Моллер, штабс-капитан Снегоцкий и многие иные. Подытожить отношение большой части эмигрантов можно словами Деникина. На просьбу эмиссаров РОА присоединится к Власову, генерал отозвался: «Я русский офицер и чужой формы никогда не носил. А Вы осмелились явиться ко мне в форме, которую на Вас надели враги русского народа. Нам не о чем говорить».

При этом он все равно считал большевиков преступниками и говорил, что выбив немцев с территории СССР, русские люди освобождали народы Европы, от нацистского гнета, но политика Сталина тащила новое коммунистическое порабощение.


Какие русские эмигранты отказались воевать за Гитлера