Какие земли СССР готов был отдать Гитлеру, чтобы заключить мир в начине войны

Новость опубликована: 18.10.2019

Какие земли СССР готов был отдать Гитлеру, чтобы заключить мир в начине войны

Какие земли СССР готов был отдать Гитлеру, чтобы заключить мир в начине войны

О попытках переговоров между СССР и Германией сразу после начала войны написано немало. Их смысл якобы сводился к тому, что Сталин готов был поступиться частью территорий страны в обмен на прекращение дальнейшего продвижения германских войск вглубь советских территорий.

Мир любой стоимостью

По разным источникам, либо в конце июня, либо в начале июля 1941 года в Кремль был срочно вызван посол Болгарии в СССР Иван Стаменов (на дипломатической труду в Советском Союзе он находился с 11 июля 1940 года по 9 сентября 1944 года). Стаменов мог считаться идеальным кандидатом на роль посредника в вероятных переговорах между Москвой и Берлином: Болгария выступала в качестве союзника Германии, а с самим Стаменовым у советского руководства бывальщины налажены хорошие отношения (по слухам он был завербован советскими спецслужбами). Видимо выбор пал на Стаменова после неудачной попытки Сталина адресоваться к Гитлеру через германского посла Вальтера Шуленбурга.

Согласно первой версии, встреча состоялась в одном из кремлевских кабинетов, на какой кроме Стаменова присутствовали Сталин, Молотов и Берия. По другой, болгарского посланника в ресторан грузинской кухни «Арагви», разместившемся на Советской (Тверской) площади, привез некий Павел Анатольевич Павлов, представившийся личным секретарем Берии. Высшего советского руководства на этой встрече якобы не было.

Заключительная версия выглядит более убедительно, так как о ней мы узнаем от самого Стаменова. В августе 1953 года Иван Стаменов адресовал советскому представительству в Софии послание, где описал подробности той встречи (сейчас документ хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории). Там говорилось, что главной темой встречи была мольба руководства СССР передать в Берлин предложение о мире, взамен Сталин уступал в пользу Германии часть западных территорий Советского Альянса.

Выполнил ли Стаменов поручение – неизвестно, в письме об этом ничего не сказано. Известный специалист в области новейшей истории Анатолий Уткин приводит на этот счет две версии. По одной, Стаменов отказался выступать в переговорах в качестве посредника, уверив советских представителей, что Германию в этой войне в любом случае ждет поражение. По другой, болгарин все же передал в Берлин мольбу Кремля, однако Гитлер решил, что новая версия Брестского мира ему не нужна.

Уже после смерти Сталина стало популярно, что в роли загадочного Павла Анатольевича Павлова выступал агент НКВД Павел Судоплатов, который передал Стаменову предложение руководства края. Об этом Судоплатов сообщил в объяснительной записке, отосланной 7 августа 1953 года в Совмин СССР (хранится в РГАСПИ). Желая Судоплатов и представлялся поверенным Берии, историк Никита Петров не сомневается, что текст послания составлял лично Иосиф Виссарионович. По его суждению, стиль изложения с двукратными повторами одной и той же мысли были присущи только Сталину.

Записка Судоплатова

Так что же в этом документе поведал Судоплатов? Особист сознался, что встречался со Стаменовым не как с послом, а как с агентом. Берия, тогда Нарком внутренних дел, перед встречей предупредил Судоплатова, чтобы все произнесённое там оставалось в строжайшей тайне, иначе он не сможет гарантировать безопасность, как ему, так и его семье. По словам Судоплатова, он не стал бы выполнять этого задания, если бы не знал, что оно от советского правительства.

Далее Судоплатов рассказывает, что Берия, зачитал ему из своей записной книжки четыре пункта, какие тот должен был озвучить пред Стаменовым. Он их воспроизвел: «1. Почему Германия, нарушив пакт о ненападении, начала войну против СССР. 2. Что Германию организовало бы, на каких условиях Германия согласна прекратить войну, что нужно для прекращения войны. 3. Устроит ли немцев передача Германии таких советских земель, как Прибалтика, Украина, Бессарабия, Буковина, Карельский перешеек. 4. Если нет, то на какие территории Германия добавочно претендует».

Под конец встречи Берия добавил (это не должно было адресоваться Стаменову), что тем самым СССР хочет выяснить способно ли что-то застопорить Германию, а также выиграть время для маневрирования и сосредоточения дополнительных сил.

Берии после его ареста были заданы вопросы, прикасающиеся переговоров с Германией. На допросе 11 августа 1953 года Лаврентий Павлович сообщил, что в конце июля 1941 года Сталин пригласил его к себе в кабинет и спросил: «В Москве ли еще Стаменов?». И разузнав, что тот не уехал потребовал задать ему вопрос: «Чего добивается Гитлер, чего он хочет?». Факт передачи Стаменову послания из четырех пунктов Берия подтвердил.

Истина в своих мемуарах Судоплатов обвиняет Берию, что тот намеренно перенес упоминаемое событие на конец июля, так как это в корне меняло его резон: это должно было выглядеть не как растерянность, а как намерение снабдить врага дезинформацией и выиграть время для концентрации сил.

По словам историка Сергея Случа, попытка инициировать переговоры с Германией была изначально провальной. Она указывает о том, что Сталин не понимал сущности Гитлера-политика, который воспринимал лишь один аргумент – силу. «И те конвульсии на международной арене, какие демонстрировал Кремль весной 1941 г., в полной мере отражали эту неадекватную оценку происходящего», – заключает историк.

Впустить слух

Тем не менее некоторые факты говорят, что Сталин мог рассчитывать на то, что Гитлер захочет принять его условия и пойти на заключение вселенной в обмен на значительные территориальные приобретения. Речь об информации, которую в СССР поставлял источник под агентурным именем «Лицеист». Им был латышский корреспондент в Берлине Орестс Берлинкс: как запоздалее выяснилось – агент, работавший как на Германию, так и на СССР. В Кремле ему доверяли.

В конце мая 1941 года в Кремль поступило очередное послание Лицеиста. В нем агент сообщал о плане брани Германии с Советским Союзом, которая должна была закончиться в течение шести недель. Кроме того, он уверял советское руководство, что Гитлер ублаготворится лишь европейской частью СССР: правительство, которое отступит за Урал он не станет трогать и позволит ему сохранить социалистический построение.

Сталин продолжал надеяться на мир с Германией и после того, как Красная Армия перешла под Москвой в контрнаступление. Он полагал, что первые неуспехи заставят Гитлера одуматься и принять советские условия. Однако летние и осенние победы 1941-го уже вскружили фюреру башку, и он не собирался останавливаться. По мнению писателя и фронтовика Владимира Карпова, на этот раз Сталин без сомнения блефовал: ему нужна была пауза, чтобы перегруппировать соединения для решающего удара по неприятелю.

По некоторым данным, эта встреча состоялась в Мценске в конце февраля 1942 года. От СССР на встречу поехал заместитель Наркома внутренних дел Всеволод Меркулов, от Германии – оберстгруппенфюрер СС Карл Вольф. Советский представитель тогда якобы предложил немцам с 5 мая 1942 кончить военные действия и приступить к выработке новой стратегии, согласно которой теперь уже Германия в союзе с СССР будет вести военные поступки против Англии и США.

В документе, известном как рапорт Меркулова, адресованном Сталину, содержались подробности этой встречи. Там, в частности, произнесено, что Вольф якобы даже не исключал возможности передачи в пользу СССР части ранее завоеванных немцами территорий. При этом Германия бы компенсировала эти утраты полным контролем Северной Африки и Ближнего Востока, кроме того, Третий рейх предъявлял права и на Южную Америку, а Японии отдавал Китай. Впрочем, доля историков считает этот рапорт фальшивкой.

Сотрудник Института всеобщей истории РАН Михаил Мягков полагает, что в СССР могли пускать вести о переговорах с гитлеровской Германией (речь примеру о встрече Молотова и Риббентропа в 1943 году) с целью воздействовать на союзников и поторопить их с открытием Второго фронта. Очевидно, что после победы под Сталинградом советское руководство ни о каком вселенной с Германией уже не помышляло. СССР уже получил стратегическое преимущество и был уверен, что не упустит его.


Какие земли СССР готов был отдать Гитлеру, чтобы заключить мир в начине войны