Каких неприятелей оставляли в живых во время штыковой атаки

Новость опубликована: 02.02.2020

Каких неприятелей оставляли в живых во время штыковой атаки

Каких неприятелей оставляли в живых во время штыковой атаки

В любой войне есть свои писаные и неписаные правила, позволяющие немало или менее «гуманизировать» процесс нещадного истребления друг другом армий противоборствующих сторон.

Пропаганда, которой пичкают новобранцев, работает только первые месяцы боевых действий. Потом патриотический запал идёт на убыль. Солдаты сталкиваются с реальными ужасами и тяготами брани: смертью товарищей, ранениями, голодом, грязью и сыростью, невозможностью хоть раз нормально выспаться.

Покормив месяц-другой окопных вшей, бойцы начинают по-иному смотреть на окружающую действительность. В силу вступают соображения экономической и практической целесообразности, а также милосердия. Даже в горячке ближнего – штыкового – боя бойцы начинают соблюдать некоторые негласные правила.

Не добивать тяжелораненых

Йозеф Геббельс, известный идеолог фашизма и ближайший соратник Гитлера, как-то сказал, что врага гораздо выгоднее ранить, чем убить. Каждый тяжелораненый боец – огромная обуза для армии. Сначала его необходимо доставить в полевой госпиталь, затем провести операцию, поставить человека на ноги. Пока боец восстанавливается, его приходится отстаивать и кормить.

Чем большее количество тяжелораненых тянет армию назад, тем меньше у той шансов на победу. Вот из этих жестоких соображений целесообразности во пора штыковой атаки никогда не добивали искалеченных, валявшихся на земле и корчившихся от боли врагов. Исключение составляли только легкораненые бойцы, которые явно намеревались напасть – «нанести последний решающий удар».

Не нападать на тех, кто готов сдаться

Более человечные соображения применялись по отношению к готовым сдаться в плен. Если во время атаки враг поднимал руки и падал на колени, умоляя о пощаде, его не убивали. Это одно из древнейших правил ведения так именуемой «милосердной войны». Впервые он был задокументирован еще в древнекитайском трактате «Искусство войны» (VI век до н. э.).

Кодекс чести Бусидо учил самураев: «Смертоубийство человека, который уже покорился победителю, приносит несчастье». Несмотря на то, что с тех пор прошло более двух тысячелетий, даже во Второй всемирный этот принцип соблюдался. Во время штыковой атаки солдаты не убивали сдающихся в плен врагов.

С одной стороны, срабатывал элементарный гуманизм, существующий в душе каждого психически нормального человека. Только сумасшедшие и садисты убивают «просто так», из удовольствия и «любви к искусству». С иной стороны, штыковая атака – изнуряющее предприятие. Если враг уже и так сдаётся, нет смысла тратить на него физические силы.

Не убивать парламентёров

Люд с белым флагом всегда были на особом положении в войне. Появление парламентёров – акт доброй воли противника, попытка «условиться» и сократить число жертв. Если на горизонте начинал маячить белый флаг, у солдат появлялась надежда выжить в ужасной кровавой бойне. Людей, которые несли белое полотнище, никогда не убивали.

Не трогать санитаров и служащих похоронных бригад

Обыкновенно во время штыковой атаки на поле боя оставались лишь основные силы пехоты. Однако нередко в кровавой гуще мельтешил красный крест медсестрички. Но даже самые осатаневшие от крови и ужаса бойцы не трогали «ангелов», которые с риском для собственной существования выносили раненых из боя.

То же касалось и похоронных бригад, бравшихся за дело по окончании основного сражения. Человек, убиравший трупы с нейтральной полосы, мастерил добро обеим армиям. Разлагавшиеся тела распространяли смрад и инфекцию, которая могла подкосить кого угодно. Убивать «похоронников» никакого резона не было. Такое зверство себе дороже.

Соблюдение этих элементарных правил позволяло внести хоть какое-то рациональное и человечное семя в безумие под названием «война».


Каких неприятелей оставляли в живых во время штыковой атаки