Какой сделалась бы Россия без революции большевиков

Новость опубликована: 24.03.2020

Какой сделалась бы Россия без революции большевиков

Какой сделалась бы Россия без революции большевиков

Октябрь 1917 года стал эпохальным поворотом в истории России. По мнению одних, это был противоестественный сценарий развития событий, иные называют его закономерным итогом деградации власти. Но какой могла стать наша страна без государственного переворота?

Если б не было…

Лауреат Нобелевской премии по литературе Александр Солженицын строчил: «Октябрь — короткий, грубый, местный военный переворот по плану. Наша революция разгуливалась от месяца к месяцу 17-го года — вполне уже самотеком и потом гражданской войной и миллионным же чекистским террором».

Некоторые исследователи предполагают, что если бы удалось вовремя остановить безудержную стихию революции, то сохранилась бы не лишь империя, но и все ее культурные и религиозные особенности, а также экономические достижения. Не было бы позорного «Брестского мира», подписанного большевиками, и наша край вошла бы в число государств-победителей со всеми вытекающими геополитическими приобретениями.

Другая часть экспертов убеждена, что большевики были один-единственной силой, способной остановить катящуюся в бездну страну. Последовавшие за революцией гражданская война, смута, террор и разруха бывальщины необходимой жертвой для достижения заветной цели – построения социального государства всеобщего равенства и справедливости. Сохранение прежней воли, по их мнению, неминуемо повлекло бы распад страны.

Геополитика

Вплоть до Октябрьской революции на фронтах Первой мировой сохранялась пускай и тяжелая, но все же дающая надежды на перелом обстановка. Да, в русской армии мало кто хотел воевать, но и силы германских войск бывальщины истощены. Если бы удалось пресечь агитационную работу левых, из-за которой был высокий процент дезертирства, к осени 1917 года русская армия могла возобновить наступление и к крышке года вместе с союзниками принудить к капитуляции агонизирующую в революционных конвульсиях Германию.

Благодаря победе Россия смогла бы вычесть Украину, Белоруссию, Закавказские республики, и даже нарастить свои территории за счет разделения Германской и Австро-Венгерской империй. А Польша и Финляндия сквозь некоторое время вполне могли бы стать российскими доминионами. Не менее удачные итоги войны ждали бы нашу край на юге. Россия, наконец, воплотила бы в жизнь свою многовековую мечту и завладела бы Константинополем. Дальнейший ход событий предугадать не сложно: Константинополь отходит к Греции, а Российская империя получает контроль над Проливами.

Директор Историко-архивного института Александр Безбородов выражает другую точки зрения. Он считает, что если бы не произошла революция, то Российская империя распалась бы на несколько небольших частей. «А потом процесс лишь усугубился бы. Это было бы дробление края наподобие раннефеодальной эпохи, которая переживала наша страна, когда от нее ничего не осталось, и она стала легкой добычей популярно кого», – заключает историк.

А если заглянуть еще дальше в будущее, в котором наша страна существует не в социалистическом, а в капиталистическом лице. Как бы это повлияло на отношения с нацисткой Германией? Возможно, российское правительство не помогало бы ковать рейхсвер, и не пошло бы на соглашательство с Гитлером, как это мастерили советские власти. От завоевательных аппетитов фюрер вряд ли бы отказался, но вероятная война приобрела бы иные сроки, масштабы, имела бы иной сценарий.

Верховная власть

Монархия в России к 1917 году серьезно себя дискредитировала, однако исключив из истории большевиков, можно допустить сохранение титула, в том числе и Николаем II, сделавшимся в итоге символом победы. Его мечта – конституционная монархия, впрочем, в военных кругах вынашивались планы восстановления неограниченного самодержавия, против чего Николай противоречил.

Один из вариантов развития событий: царь складывает с себя полномочия «хозяина земли русской» и передает трон великому князю Михаилу Александровичу, какой тогда в условиях катастрофы просто побоялся взять на себя такую ответственность. Еще один претендент на престол – царевич Алексей, однако его заболевание вряд ли бы позволила занимать высочайший пост длительное время. Взирая на то, как перекликаются события начала XX века со Смутой рубежа XVI-XVII столетий, то наши деды могли бы в очередной раз стать свидетелями появления новой правящей династии.

При этом нужно оговориться, что вариант сохранения монархии был бы реалистичен, если бы удалось предупредить Февральскую революцию и загнать глубоко в подполье либеральные партии. Ведь после Февраля практически не осталось политических сил, поддерживавших царя. А после отречения Николая II этот процесс уже невозможно было бы впустить вспять. И что тогда? На смену недееспособному Временному правительству пришла бы другая форма правления – не исключено, что парламентская республика возглавляемая президентом.

Однако можно ли сообщать о перспективах демократии в постмонархической России? История сразу трех европейских стран – Германии, Испании и Италии показывает, что республики в первой трети XX столетия были крайне нестабильны, их история закончилась диктатурой – Гитлера, Франко, Муссолини. Вряд ли бы Россия смогла пойти по иному пути: вместо левой большевистской диктатуры она бы получила диктатуру правую – национал-патриотическую. Иначе страна могла развалиться.

Внутренняя политика

Даже если бы удалось кончить с большевизмом, в России все равно бы сохранялась опасность существования леворадикальных движений. При наличии сильной политической воли России пришлось бы обратиться, если не в полицейское государство, то в страну с жесткой вертикалью власти, которой были бы подчинены законодательные, судебные и исполнительные органы.

Парламентаризм скорее итого бы сохранился в прежнем виде, однако чтобы не дестабилизировать обстановку в стране Думе пришлось бы прекратить межфракционные войны и сплотиться для достижения задач поставленных правительством и главой страны. Одной из таких задач было бы намерение вывести страну в число мировых экономических лидеров.

Набиравший в России с основы XX столетия силу капитализм породил новую общественную систему, отнюдь не ориентированную на социальную справедливость. Деньги, власть и достойную существование имели те, кто научился эксплуатировать менее удачливых сограждан. В этих условиях сильные позиции получили бы партии социалистического толка, и российскому капиталу, дабы избежать ударов, пришлось бы к ним прислушиваться.

Первое время экономика России осталась бы преимущественно аграрной. Учитывая, что в начале XX века российская часть мирового экспорта сельскохозяйственной продукции достигала 40%, грех было бы не укрепить свои позиции в этой отрасли экономики.

В случае статуса страны-победительницы по итогам Первой всемирный войны Россия бы получала свою долю контрибуций от поверженной Германии, что позволило бы ей вкладывать дополнительные средства в индустриализацию. Но проблем все еще немало: это и крестьянский, и рабочий вопрос, более того, на радикальные экономические реформы нужны были колоссальные затраты и большой приток пролетариев рук. Смогла бы Россия мобилизовать свои силы, как это сделал СССР? Очевидно да, однако акцент при этом бы делался не на внутренние ресурсы, а на внешние займы.

В этом случае экономика России была бы вяще зависима от мирового рынка, и никто не знает, чем бы нам отозвался экономический кризис, охвативший почти все капиталистические страны в конце 1920-х годов. Не выключено, что власти не справились бы с растущей безработицей и падающим уровнем жизни. И тогда вполне вероятен отложенный сценарий Октября 1917 года.

Вера

В канун Октябрьской революции страна переживала серьезный религиозный кризис во многом обусловленный антиклерикальной кампанией, проводимой большевиками. Впрочем, удар по статусу Русской Храмы был нанесен и Временным правительством, уравнявшим Православие с другими религиями и отнявшим принадлежащие Церкви общеобразовательные заведения. Советы секуляризировали духовное имущество и упразднили государственный статус Православия уже на подготовленной почве.

Только в случае сохранения монархии Русская Православная Храм могла остаться в своем прежнем состоянии. Если бы в России наступила республиканская эпоха, последствия для Церкви могли быть самыми непредсказуемыми. Вряд ли духовенство столкнулось бы с гонениями, однако независимость вероисповедания привела бы к очередному церковному расколу, породивши целый ряд течений, толков и сект.

Мир

В случае поражения большевизма в России мир и наши взаимоотношения с ним сделались бы складываться по совершенно иному сценарию. Не было бы пролетарских революций, изменивших государственный строй Китая, Кореи, Кубы, Лаоса, Вьетнама, не было бы «морозной войны», на многие десятилетия противопоставившей социалистический Восток и капиталистический Запад, не было бы коммунистических движений, которые до сих пор популярны в раскрученных странах.

Скорее всего, Россия не потеряла бы миллионы своих граждан иммигрировавших после революции за рубеж. Использовав этот научный и цивилизованный потенциал, наша страна могла бы стать безоговорочным мировым лидером не только в ракетостроении и балете, но и в других отраслях, в том числе и в рослых технологиях. Не исключено, что американский доллар, нажившийся на двух мировых войнах, не являлся бы главной резервной валютой планеты – это почетное пункт было бы отведено рублю.


Какой сделалась бы Россия без революции большевиков