«Конник на дрезине»: как маршал Ворошилов спас членов правительства от немецкого плена

Новость опубликована: 21.05.2019

«Конник на дрезине»: как маршал Ворошилов спас членов правительства от немецкого плена

«Конник на дрезине»: как маршал Ворошилов спас членов правительства от немецкого плена

26 августа 1941 года, во время тяжелых боев под Ленинградом, когда в Лужском котле погибала заключительная надежда города на спасение, в Ленинград отправилась правительственная делегация, включавшая В. М. Молотова, Г. М. Маленкова, Н. Г. Кузнецова, А. Н. Косыгина, П. Ф. Жигарева, Н. Н. Воронова и др. чтобы выяснить истинное поза дел на Северо-Западном фронте. К сожалению, ни Ставка в Москве, ни руководство Ленинграда не подозревали, что как раз в это время немцы готовили очередной сокрушительный удар, на острие какого находился поселок Мга.

С широко закрытыми глазами

17 августа 1941 г. в директиве Ставки ВГК № 001029 командование Северо-Западного направления предупреждалось об угрозе окружения Ленинграда: «…Нам представляется, что главком Сев. — Зап. … не предпринимает никаких особых мер для ликвидации этой опасности, <хотя это> возможно, так как у немцев сил здесь немножко…».

Ужас ситуации состоял в том, что ни командование Северо-Западного фронта, ни Ставка не видели всей картины в целом, отмечает историк Алексей Исаев в своей книжке «Иной 1941». На самом деле, еще накануне выхода этой директивы и за несколько дней до отправки в Ленинград десанта глав советского государства, немецкий генштаб принял решение о переброске в распоряжение группы армий «Север» 39-го моторизованного корпуса в составе одной танковой и двух моторизованных дивизий.

Прибытие под Ленинград такого мощного бронетанкового подкрепления в корне изменило ситуацию, но еще почти месяц советские стратеги бывальщины уверены, что никаких крупных танковых соединений под Ленинградом нет. Такая уверенность опиралась данные, обнаруженные в полевой карте штабного офицера Вермахта, датированной 18 августа. Этот документ был захвачен армейской рекогносцировкой в ходе боев и сведения, содержащиеся в нем, ни у кого сомнений не вызывали. Возможно, это была искусно подготовленная Абвером дезинформация.

Без чаяния на успех

28 августа, когда комиссия из Москвы ещё была в пути, 121-я пехотная дивизия Вермахта выбила Слуцко-Колпинскую оперативную группу генерала Лазарева с взятых позиций и захватила Тосно. На следующий же день Сталин постановлением ГКО № 599сс назначил командующим Ленинградским фронтом самого маршала Ворошилова.

Между тем, противник в этот день, 29 августа, очутился всего в 8 километрах от поселка Мга — единственной узловой станции, все еще остававшейся под контролем советских войск. 30 августа Мгу атаковала 20-я моторизованная дивизия генерала Цорна. У поселка не было ни одного шанса на спасение, несмотря на то, что в сражениях за этот населенный пункт принимал участие сам командующий фронтом маршал Климент Ворошилов.

В кольце врагов

Прославленный командарм преходящ Гражданской войны был назначен Главнокомандующим Северо-Западного направления 10 июля 1941 года и сделал все от него зависящее, чтобы хоть как-то замедлить продвижение противника, о чём детально рассказывает писатель Николай Великанов в своем фундаментальном труде «Ворошилов». Тем не менее, к концу августа Ленинград был почти блокирован.

Заключительнее ниточкой, связывавшей город с «большой землей» была Мга. Оттуда Ворошилов ждал прибытия спецсостава с членами ГКО. Ждал, до крышки не зная, что они с собой привезут, приказ о его аресте или какой-то невероятный план спасения гибнущего Ленинграда. Но на подъезде к станции членов комиссии захватила массированная бомбардировка, и начальник состава приказал всем спешно покинуть вагоны. Как оказалось, очень вовремя. Несколькими минутами запоздалее и поезд, и большая часть станции были разбиты в клочья.

Вокруг полыхало пламя, и как позже Косыгин рассказывал в одной из бесед Даниилу Гранину, члены комиссии попрятались кто где. С грехом напополам Косыгину и Кузнецову удалось пробиться к соседнему эшелону и доказать его командиру, что он видит перед собой членов правительства. По радиосвязи был потребован Ленинград. Но что было делать дальше?

Кавалерист на дрезине

В кризисной ситуации Ворошилов принимает невероятно смелое решение в духе лихих кавалерийских рейдов преходящ Гражданской войны. Поскольку открыто попасть на станцию нельзя, делегацию нужно было выводить скрытно, и эту миссию взял на себя собственно Климент Ефремович. Оседлав дрезину, он стал вручную толкать ее по узкоколейным путям в сторону осажденной станции.

Взять с собой поддержка Ворошилов не мог. Лишние люди привлекли бы ненужное внимание, да и мест на дрезине было мало. Совершив многокилометровый бросок, шестидесятилетний маршал добрался до задов станции Мга, куда тайком уже пробились члены московской комиссии. Разместив всех на дрезине, маршал довез всех до ожидавшего на неповрежденном участке линии бронепоезда, где гостей встречал Жданов.

Ворошилов успел вывезти комиссию буквально в последний момент, станцию Мга в это время уже занимали немцы.

Заблуждаются не только в ГРУ

Тем же вечером радиоперехват засек донесение по 8-му авиакорпусу Люфтваффе, согласно которому бомбардировщик, пролетавший после выполнения задания над Мгой, видал странный транспортный объект, двигавшийся по запасным путям в сторону Ленинграда. Этим объектом была дрезина Ворошилова. Как ведать, чем бы обернулась война для Советского Союза, если бы в тот момент у немецкого пилота не были пусты бомболюки?

Маршал уходит

8 сентября немцы вышли к полуденному берегу Ладоги и захватили Шлиссельбург. Началась блокада. Как пишет в своей книге «Ворошилов» историк Владислав Кардашов, три дня спустя Ворошилов собственно с маузером в руке возглавил атаку краснофлотцев на позиции врага в районе Красного Села. Поступая так, маршал как будто специально призывал шальную пулю… Возможно, все дело в том, что после известия о взятии Шлиссельбурга, 9 сентября в Ленинград вылетел новый командующий — Г. К. Жуков. Сообщают, что, оставляя город в блокаде, Ворошилов плакал…

Материал полезен?

«Конник на дрезине»: как маршал Ворошилов спас членов правительства от немецкого плена