Казацкий полковник Ильяш Караимович: предание или миф

Новость опубликована: 02.02.2019

Казацкий полковник Ильяш Караимович: предание или миф

EraTaynКазацкий полковник Ильяш Караимович: предание или миф

Об этом легендарном полковнике реестрового казачества, современнике гетмана Богдана Хмельницкого, написано достаточно много, хотя его этническое генезис и отдельные моменты биографии до сих пор окутаны тайной. Кроме того, нет никакого сомнения, что документ XVII века, якобы связанный с его жизнеописанием и опубликованный в 1955 году, является несомненной фальшивкой.

Переяславский полковник Ильяш Караимович как историческое лицо

Родился Ильяш (Эльяш) Караимович, вероятнее итого, в конце XVI – начале XVII века. В 1630-ые годы он поступает на службу польского короля в состав регулярного реестрового казачества. В 1637 совместно с Иваном Барабашем в качестве предводителя реестровых казаков он участвовал в подавлении восстания запорожцев Ивана Сулимы и Павла Павлюка. В 1638 он опять подавляет новоиспеченное казаческое восстание, получив при этом серьезное огнестрельное ранение при форсировании реки Пшол. В 1646 году, в должности есаула, Караимович совместно с Иваном Барабашем и Богданом Хмельницким прибывает в Варшаву для переговоров с королем Владиславом IV. В мае 1648, вместе с Барабашем и другими старшинами реестровых казаков, Ильяш Караимович был предательски уложен взбунтовавшимися войсками Богдана Хмельницкого.

Противоречивость источников

Надо сказать, что сведения источников и мнения исследователей относительно жизнеописания Караимовича чрезвычайно сумбурны и порой прямо противоречат друг другу. Так, к примеру, в источниках нет однозначного написания его имени. Исследователю могут повстречаться такие формы как Эльяш, Хэльяш, Ильяш, Илляш, Илиас, Илья и даже «Iван Iлляш». Еще сложнее с его фамилией (или кличкой). Если в научно-исследовательской литературе XIX-ХХ веков он зовется «Караимовичем», то в ряде источников XVII века он именуется просто «Ильяш» или «Ильяш Переяславский».

Немало того, многие источники часто путают его с другими казацкими лидерами – Иваном Барабашем и Вадовским. Наиболее парадоксально извещение хрониста Самовидца, полагавшего, что Богдан Хмельницкий хитростью похитил королевские грамоты-привилеи не у Ивана Барабаша (как об этом пишут иные источники), а все у того же Караимовича. Именно с этого ключевого события, собственно, и начался казацкий бунт под руководством Хмельницкого в 1648 году. Суждение Самовидца поддержал известный малоросский историк Николай Костомаров, добавивший также, что «Караимович» – это было всего лишь кличка Ильяша, в то время как Альбрехт Радзивилл называл его по фамилии – «Вадовский». Сообщение Самовидца заставило российских комментаторов трудов Самуила Величко предположить, что Иван Барабаш и Ильяш Караимович – это одно и то же лик.

Так или иначе, судьбы этих трех лиц – Вадовского, Барабаша и Караимовича (если мы полагаем, что они были тремя разными историческими фигурами) – бывальщины несомненно тесно переплетены. Имя Караимовича почти всегда упоминается вместе с именем Барабаша; более того, все трое – Вадовский, Барабаш и Караимович – бывальщины заколоты пиками в один день 4 мая 1648 году сторонниками Богдана Хмельницкого.

Нет также однозначности с его достижениями на воинском нива. Точно известно, что Ильяш был старшим реестровым полковником и есаулом переяславских казаков. Тем не менее, некоторые источники и более запоздалые исследователи утверждают, что он был также избран казацким старшиной и гетманом.

Кем Караимович был по национальности?

Особенно запутанным является вопрос его этнического генезисы. Ни один из источников XVII века не сообщает никакой информации о гипотетическом караимском происхождении полковника. Более того, несмотря на фамилию «Караимович», одинешенек из наиболее достоверных источников по истории казаков, скрывшийся под псевдонимом «Самовидец», сообщает, что Караимович был… армянином.

Откуда же тогда такая «сообщающая» фамилия? Дело в том, что далеко не всегда исторические фамилии и прозвища давались в строгом соответствии с теми или иными персональными качествами их носителей. Т.е. совсем не обязательно, что фамилия «Караимович» указывала на происхождение от этнических караимов. «Караимовичем» мог быть, к примеру, человек бывший в услужении у караима. Кроме того, популярно, что в Восточной Польше (нынешней Западной Украине) слово «караим» зачастую имело дополнительную пейоративную окраску, природа какой остается невыясненной. Ясно лишь, что этот, достаточно распространенный в Восточной Польше пейоративный термин вряд ли может быть связан с малочисленной караимской общиной. Большинство людей, носивших (и носящих сейчас) сравнительно распространенную фамилию «Караим» не имеют ни малейшего понятия о ее происхождении и не отслеживают никаких караимских предков в доступном прошлом. Кушать также и еврейская фамилия «Караимский», носители которой также не имеют ничего общего с караимами.

Все вышеперечисленное красноречиво указывает в пользу того, что фамилия «Караимович» сама по себе совершенно не обязательно указывала на караимское происхождение ее носителя, Ильяша Караимовича. Гораздо более вероятно его армянское происхождение.

Миф о «караимском полковнике» в современной историографии

Миф о храбром караимско-казацком полковнике стал формироваться караимскими авторами еще в дореволюционное пора. Впервые имя Караимовича появляется на страницах печати в 1918 году. Глава караимской общины Крыма, Серая Шапшал, именует Караимовича «Хатман Элиша» и строчит, что «по преданию, он неполадив со своими сородичами в Кале, ушел к казакам и вел с ними войну против русских». В межвоенной Польше и Литве формирование этой мифологемы деятельно продолжил сам Шапшал, а также некоторые другие караимские и не-караимские авторы того времени. Особо следует отметить караимского любителя-лингвиста Александра Мардковича, опубликовавшего отдельную брошюру, посвященную жизнеописания Караимовича как выдающегося военного и патриота, верного Польше и польским королям. Увы, необходимо отметить, что сформированное Мардковичем и другими понятие о «непоколебимой» верности Караимовича польскому королю также является абсолютно неверным. Действительно, до конца своих дней Караимович был реестровым казаком на службе польской венцы. Тем не менее, будучи человеком своего времени, Караимович активно участвовал в разного рода политических интригах. Так, в 1647 году, к образцу, по сообщению С. Грондского и других летописцев, Караимович вместе с Барабашем перешел на сторону магнатов, противников короля Владислава.

Кульминационным пунктом в формировании мифологемы о Караимовиче, бесспорно, явилась статья Серая Шапшала 1955 года в «Вопросах истории», одном из крупнейших исторических журналов Советского Альянса. В этой статье караимский лидер опубликовал «документ» якобы XVII века. В комментариях к этому «источнику» Шапшал строчил о Караимовиче как о выходце из Крыма, из семьи караимов по фамилии Узун. Увы, последующие исследования однозначно показали, что данное «свидетельство» было написано и подделано самим Шапшалом.

Развенчание мифа

К чести последующих исследователей истории казачества вытекает отметить, что очень немногие из них «купились» на эту, на наш взгляд, достаточно очевидную фальшивку. Тем не менее, ссылки на героическую фигуру Караимовича и на опубликованный Шапшалом «документ» до сих пор являются всеобщим местом в многочисленных и многотиражных любительских публикациях современных караимских авторов стран СНГ, Литвы и Польши. Помимо караимских националистов, эта фальшивка с энтузиазмом воспринимается многими крымскотатарскими и украинскими националистами, тщетно ищущими наличие «украинского» следа в истории Крыма и Крымского ханства. Увы, из ключей неопровержимо явствует, что Ильяш Караимович едва ли имел хоть какое-либо отношение к караимам, а опубликованный Шапшалом «документ» является обычной псевдоисторической фальшивкой.

Материал полезен?

Казацкий полковник Ильяш Караимович: предание или миф