Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод

Новость опубликована: 21.05.2019

Кисловодск крепко связан в сознании наших соотечественников с целебной минеральной водой и спокойствием атмосферы радушного пансионата. К тому же минеральную воду тянут все, даже те, кто её не любит. Пьют минеральную воду, чтобы успокоить расшалившиеся почки и печень, или утихомирить желудок, который излишний раз заставляет бежать к керамическому афедрону. А после длительных праздников «минералочка», как её ласково называют, — и вовсе спасение для заигравшихся гуляк. И далеко не всем известно, что курорт Кисловодск и сами источники в начале 19 века обустраивали солдаты Кавказского корпуса по инициативе князя Цицианова и легендарного генерала Ермолова. Да и об атмосфере безмятежности тогда можно было лишь мечтать.

Регион Кисловодска был обжит ещё до нашей эры. И кого здесь только не было – от скифов и сарматов до алан. Но несмотря на это, к крышке 18-го века земля вокруг будущего Кисловодска никому не принадлежала, т.к. находилась на своеобразной границе между территорией абазинов и Большенный Кабардой. Первым учёным, который описал кисловодские целебные воды, был Пётр-Симон Паллас, а вот первооткрывателем курортных сезонов в Кисловодске зачислено считать генерал-лейтенанта Ираклия Моркова.

Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод
Пётр-Симон Паллас

Именно он в 1798 году посетил кисловодскую долину, став там станом. Конечно, тот сезон и близко не напоминал курортную негу современности. Моркова всегда сопровождала охрана, пока он принимал ванны из тёплой минеральной воды. Охрана требовалась даже не от военных набегов – в те неспокойные поры угрозу представляли и простые банды горных абреков, изгнанных из собственных аулов за различные преступления.

Рождение крепости лечебной минералки

Кисловодская твердыня берёт начало с рапорта князя Павла Дмитриевича Цицианова от 4 января 1803-го года. Документ предназначался лично императору Александру I. При этом Цицианов сделал ударение о необходимости возведения крепости для развития лечебного дела и безопасного использования целебных источников. Отдельно стоит упомянуть, что Павел Дмитриевич сделал крайне предусмотрительный и дипломатически тонкий ход – он решил не занимать укреплением непосредственно сами источники, чтобы не давать горцам повода считать минеральные воды экспроприированными в однобоком порядке. Несмотря на стройку Кисловодской крепости, к лечебным источникам доступ имели все желающие.

7 марта 1803-го года император Александр I подмахнул рескрипт, в котором предписывалось князю «привести в действо укрепление сие, употребив на то воинских служителей». Непосредственно схему укрепления разработали генерал-майор Пётр Гаврилович Лихачёв и инженер-капитан Беляев. Само укрепление разрешили расположить на возвышении между двумя речками – Ольховкой на востоке и Берёзовой на западе (в данный момент там действует музей). Кисловодская твердыня вошла в состав Азово-Моздокской укреплённой линии.

Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод
Кисловодская крепость на генеральном плане

Строительство началось 13 июня 1803-го года. Твердыня возводилась силами 16-го егерского полка. Камень и дёрн добывался прямо на месте, а вот качественный строительный лес приходилось доставлять из зоны Бештау или же покупать у местных абазин.

Само укрепление было стандартным штерншанцем, т.е. сомкнутой крепостью с входящими и исходящими углами, и имело конфигурацию звезды, которая с одной стороны ощетинилась тремя остроугольными бастионами, а с другой – двумя полукруглыми бастионами. Ворота в твердыня располагались с севера и юго-запада. Уже к середине октября 1803-го года крепостные стены были закончены.

Внутри укрепления размещались солдатские казармы, офицерские дома, отдельные казармы для артиллеристов пяти бастионов и инженерных офицеров, а также строй провианта. Кроме того, были возведены гауптвахта, цейхгауз, лазарет и, конечно, пороховой погреб. За пределами крепости возвели казачий редут с казармами прямо рядом с целебным источником. Вскоре крепость обзавелась и собственным форштадтом, который в летний сезон становился необычайно живым.

Кстати, именно поэтому Кисловодское укрепление никогда не было «статичным». Как только летний сезон привлекал в Кисловодск всё вящее число людей, которым был прописан курс лечения минеральными водами, крепость своеобразно «разрасталась»: вокруг создавались пикеты, казаки устраивали сереты, на возвышениях устанавливались батареи, а сам гарнизон пополнялся людьми (до двух рот пехоты, двух эскадронов драгун и сотни казаков). Однако первыми обитателями будущего Кисловодска стали его строители – солдаты и офицеры 16-го егерского полка.

Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод
Батарея близ Кисловодской крепости

Первым комендантом укрепления сделался князь Ураков, который непосредственно участвовал в его постройке. А первым кордонным начальником этого района был генерал-майор Станислав Мерлини, какой активно агитировал приезжать на минеральные воды в Кисловодск и сам подавал личный пример, привозя в укрепление свою семью и бесчисленных родственников. Вскоре семейство Мерлини даже обзавелось несколькими домами вокруг крепости.

В 1822-м году комендантом Кисловодска становится Евстафий Фёдорович Энгельгардт, тогда ещё полковник. Собственно он является основателем Кисловодского курортного парка, под его руководством начали посадку деревьев и прокладку дорожек.

Кисловодск одевается в камень

Довольно долго Кисловодское укрепление всё же оставалось заштатным земляным форпостом империи, несмотря на то, что лечебные воды его манили всё большее число людей. Лишь через десять лет после основания укрепления древесно-земляные оборонительные сооружения начали сменять каменные. Основную роль в становлении Кисловодска как курорта сыграл легендарный генерал Алексей Петрович Ермолов.

Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод
Кисловодская твердыня, одетая в камень

Дальновидный герой Отечественной войны 1812-го года и войны Кавказской Ермолов, видя, как затягивается кавказский узел, как сам лихорадочный климат отнимает офицеров и боец — подло, не в бою, а в лазаретах с их вечной нехваткой хины (ею лечили малярию), рассчитывал создать для бойцов достойный лечебный курорт. В 20-х годах Алексей Петрович начинает формировать Кисловодскую как одну из основных твердынь центра Кавказской линии, дабы обезопасить этот регион. Одновременно с этим он приступил к переносу границы самой черты южнее.

Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод
Алексей Ермолов

Ермолов также всячески поощрял процесс переселения граждан империи в район Кисловодска. Так, в 1825-м году, беспокоясь о женатых солдатах вверенных ему частей, он приказал формировать из них в каждом батальоне отдельную роту, которую селили при штабах. Там им отводили участки земли и помогали вести хозяйство, дабы связать накрепко с регионом. Ведь ранее женатым бойцам, едва обжившимся на новом месте, приходилось вслед за батальоном уходить, продавая свои домишки за бесценок.

Таким манером, благодаря приказу Ермолова, по сути, и возник посёлок вокруг, как тогда называли, «Кислого источника». Поселенцами, которым уже не необходимо было «сидеть на чемоданах», стала женатая рота 3-го батальона Тенгинского полка. Учитывая опасность набега, командование спрашивало селить по две семьи на один дом, для взаимовыручки. Но всё же поселение разрасталось. И это уже был не какой-то форштадт, редеющий после очередного летнего сезона, а самый натуральный посёлок, называемый слободкой. Перед крепостью возник базар, на котором торговали даже горцы.

Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод
Слободка близ твердыни

Вскоре, стараясь облагородить Кисловодск, Ермолов учредил строительную комиссию. Председателем был назначен командир 3-го батальона Тенгинского полка. В саму комиссию взошёл архитектор и три офицера-«тенгинца». Комиссия разработала план своеобразного «главного проспекта» будущего города. Землю раздавали с позволения Ермолова даром под постройку домов, преимущество отдавалось офицерам Тенгинского полка. При этом дома «проспекта» должны бывальщины возводиться исключительно на каменном фундаменте, а крыши разрешали крыть либо железом, либо тёсом. По наружному фасаду предписывали владеть не менее пяти окон.

Главное же Ермолову всё же удалось выбить из правительства финансирование различных казённых зданий и дорог. А это было крайне нелегко, т.к. материалы, даже самые недорогие, доводилось доставлять издалека, поэтому их цена росла в дороге как на дрожжах. Так или иначе, но для привлечения населения в новый город империи бывальщины построены гостиница, флигели, ресторан с залом для танцев и, конечно, оборудовали ванны для принятия лечебных процедур в минеральной воде.

Все строительные труды производились руками рядовых и офицеров Тенгинского полка. При этом за каждый день работы рядовым выдавалось до 10 копеек жалованья из суммы, отведённой на возведение кордонных укреплений Кавказской черты. Отдельная плата полагалась рядовым, уже имеющим определённые строительные профессии.

Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод
Первые каменные ванны для минеральной воды

Но брань вносила свои коррективы. Так, солдаты и гражданские, проходившие лечение «на Кислых водах», практически постоянно находились под охраной кисловодского гарнизона. По вышинам располагались секреты и пикеты, а прошедших курс лечения позже формировали в своеобразные команды и под караулом сопровождали в ближайший неопасный пункт. Случались и курьёзные моменты, характерные для того времени. Так, когда командовали тревогу, можно было наблюдать как полунагие пациенты, едва успев обернуться простынёй, бросались прочь от минеральных источников ближе к конвою. А первые минеральные ванны подогревали вообще раскалёнными основами, пока не были построены деревянные самовары для воды.

Но Ермолов стал благодетелем не только Кисловодска. Он желал видеть этот кромка цветущим, потому обратил свой взор и на Железноводск. Но это другая история.

Источник


Кисловодск. Некурортная твердыня минеральных вод