Когда в Европе выстроили первые концлагеря для русских

Новость опубликована: 07.12.2019

Когда в Европе выстроили первые концлагеря для русских

Когда в Европе выстроили первые концлагеря для русских

Первые в ХХ веке концентрационные лагеря, где содержались люди, неугодные государству, появились в цивилизованной Европе спустя полтора месяца после основы Первой мировой войны.

Политические жертвы

В чешский Терезин и австрийский Талергоф в сентябре 1914 года массово сгонялись русские или русины, существовавшие на территориях Прикарпатской Руси, Галиции и Буковины, входивших в то время в состав Австро-Венгерской империи. Проводившийся австрийскими властями при поддержке Ватикана геноцид русинов был реализован при активном участии немецких, венгерских, украинских и польских националистов.

Единственной виной узников этих лагерей было их нежелание отрекаться от своей православной веры и этнической принадлежности в прок католицизма и нации украинец. В своей книге «Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX веков» историк Нина Пашаева замечает, что в те поры слово «украинец» обозначало всего лишь «антирусское меньшинство».

Русофобская политика, на протяжении 24 лет проводившаяся властями в пунктах компактного проживания русинов, к 1914 году достигла своего апогея, и те, кто не стал украинцем, обрекли себя на страшные мучения и кончина. Подтверждением этого исторического факта служат слова львовского военного коменданта Франца Римля: «Галицийские русские разделяются на две группы: а) русофилов и б) украинофилов. Если вообще можно русских исправить, то это вероятно единственно при применении средств беззащитного террора. Моё мнение, что все русофилы являются радикалами, потому их следует беспощадно уничтожать».

Терезин и Талергоф

Первым пунктом сосредоточения арестованных русских была преобразованная в концлагерь чешская крепость Терезин, но спустя пару дней она уже не могла вмещать в себя новоиспеченных узников. Тогда в считанные дни было принято решение об организации в чистом поле близ Талергофа нового концентрационного пункта, куда 4 сентября 1914 года бывальщины направлены потоки арестантов с территории современной Западной Украины. Из доклада фельдмаршала Шлеера следует, что к 9 ноября 1914 года в стане уже насчитывалось 5 700 «русофилов».

Представлявший собой огороженный колючей проволокой четырехугольный участок земли, Талергоф обзавёлся первыми бараками лишь осенью 1915 года, до этого русские заключённые при любой погоде спали под открытым небом прямо на земле. В новоиспеченном жилье, где в жуткой тесноте одновременно проживало по 300 человек, не было ничего, кроме деревянных нар, устланных соломой, в какой гнездовались насекомые.

Помимо общей тюрьмы, в Талергофе существовали камеры-изоляторы, куда попадали наиболее активные и несговорчивые узники. Прежде чем поместить неугодного арестанта в одиночку, охранники безжалостно избивали его, а после не разрешали ему смотреть в окошко, наказывая за неповиновение уколами штыка в лицо. Антисанитария, холод, голод, эпидемии помогали озверевшим надсмотрщикам воплощать в жизнь идею безжалостного истребления русских, какие не заслуживали снисхождения. Из воспоминаний узника Василия Ваврика становится ясно, что Талергоф, с течением времени обзаведшийся помещением для пыток, расстрельным рвом, цепочкой виселиц и обширным кладбищем, представлял собой «лютейший застенок из всех австрийских тюрем в Габсбургской империи».

По прибытии в концлагерь все арестанты должны бывальщины пройти дезинфекцию в бане, а после голыми на свежем воздухе ожидать, пока им выдадут одежду. Что касается плановых купаний, то зачастую эту процедуру коротали в самые морозные дни, чтобы, выгнав раздетых людей на улицу, доставить им неимоверные страдания. Одно из таких купаний спровоцировало в Талергофе вспышку сыпного тифа, свирепствовавшего четыре месяца и унесшего 1 350 существований.

Галицкая Голгофа

В сборнике «Терезин и Талергоф» Василий Ваврик описал тяжелейшие условия выживания в этих лагерях, где кончина редко наступала в силу естественных причин, поскольку там её распространяли путём намеренного заражения человека инъекциями со штаммами инфекционных заболеваний. Лечение в общепринятом резоне в них не предполагалось, врачи лишь фиксировали динамику протекания поставленных на живых людях медицинских опытов, совсем позабыв о присяге Гиппократа.

И в зной, и в стужу ежедневно работавшие с утра до ночи невольники занимались вспашкой полей, выравниваем ям, прокладкой путей, собиранием лошадиного навоза и уборкой отхожих мест. В качестве вознаграждения они получали замешанный на соломе, конских каштанах и низкопробной мучению хлеб, отвар гнилой свёклы, отходы картошки, протухшую конину и грязную воду. Посуда в концлагере не предусматривалась, потому каждый выходил из положения как мог. Одни использовали в качестве миски шапку, другие формировали тарелку из хлеба, третьи приспосабливали под свои нужды бутылки с отколотым горлышком.

Надзиратели в лагерях Терезин и Талергоф в основном были боснийцы, но наиболее оголтело, по мнению Ваврика, вели себя бывшие собратья: «Неотзывчивый немец не мог так глубоко влезть своими железными сапогами в душу славянина-русина, как этот же русин, назвавший себя украинцем». Охранники обладали всей полнотой воли и могли творить с заключёнными всё, что им заблагорассудится. Называя арестантов «русскими свиньями», они откровенно забавлялись, жестоко избивая, пытая и расстреливая невиновных узников. Чудом уцелевший в мясорубке Талергофа Илья Гошовский вспоминал, как служащие 27-го градецкого полка встретили его в лагере итого лишь «молниеносными ударами в лицо», в то время как другим повезло меньше – их либо ранили штыками, либо вовсе уложили.

По свидетельству Ваврика, центральная площадь Талергофа была усыпана столбами для подвешивания, которые никогда не пустовали. На них с целью устрашения при поддержки верёвок, пропущенных под руками, подвешивали жертв, которые находились в таком положении по два часа. Из-за этой мучительной пытки в исторических ключах геноцид русских нередко называется «галицкой Голгофой».

Женские лагеря

В Талергофе помимо мужского лагеря австрийцы организовали отдельные детские и женские тюрьмы, где изощрённо издевались над заключёнными, унижая их честь и достоинство. Намеренно не позаботившись о создании туалетов, лагерные служащие выделили для оправления природных нужд открытые площадки. Когда надсмотрщики увидели, что женщины, испытывая чувство стыда, догадались прикрывать друг товарища, организуя некое подобие ограждения, они намеренно стали сами окружать бедняжек, наблюдая за ними и позволяя себе при этом ужасающие проделки.

Печальные итоги

Действовавший до мая 1917 года концентрационный лагерь Талергоф был адом для 20 тысяч русских. До сих пор точно невесть, сколько заключённых здесь погибло, но ясно, что найденные при строительстве аэропорта Грац-Талергоф останки 1 767 человек – далеко не решительная цифра.

Согласно исследованию публициста Дмитрия Маркова, лишь за первое полугодие 1915 года в концентрационном лагере было уложено 3 800 человек.


Когда в Европе выстроили первые концлагеря для русских