Комментарий «Отечества»: Корни предательства уходят в эпоху Екатерины Великой

Новость опубликована: 29.11.2016

Комментарий "Родины": Корни предательства уходят в эпоху Екатерины Великой

Послание читателя комментирует доктор философских наук, историк Семён Экштут Комментарий "Родины": Корни предательства уходят в эпоху Екатерины Великой Читатель из Бронниц поднял очень современную тему. Недовольство поступками России не сходит и с нынешней европейской повестки дня. "Сейчас я вижу, что они размещают ракеты "Искандер" в Калининградской районы. Все это соответствует поведению, которое мы наблюдаем уже долгое время", — заявил недавно генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

Что ж, понаблюдаем и мы за "поведением" России желая бы относительно "долгое время", к чему призывает нас генсек.

Потаённый дневникм Александра Сергеевича

30 ноября 1833 года Александр Сергеевич Пушкин сделал в потаённом дневнике весьма примечательную запись:

"Вчера бал у Бутурлина (Жомини). — Любопытный беседа с Блайем: зачем у вас флот в Балтийском море? для безопасности П.<етер>б.<урга>? но он защищён Кронштадтом. Игрушка! — Долго ли вам распространяться? (мы глядели карту постепенного распространения России, составленную Бут.<урлиным>). Ваше место Азия; там совершите вы достойный подвиг сивилизации… etc."1

Пушкинский дневник достоин того, чтобы о его внешнем облике сказать особо. "Это был большой тяжёлый альбом в твёрдом картонном переплете, с корешком, оклеенным тёмно-коричневой кожей. На задней покрышке переплёта имелся плоский стальной замочек овальной формы. К передней его крышке был прикреплён треугольный кожаный клапан с защёлкой для замка. Это была "скрытая" тетрадь, запиравшаяся на замок. Насколько нам известно, свои дневниковые записи Пушкин никому не читал и не показывал"3. Ключ от дневника Пушкин носил при часах, на цепочке. Негласный дневник был начат лишь 24 ноября 1833 года, то есть несколькими днями ранее. Это была всего-навсего пятая запись на его страницах, и Пушкин вряд ли бы сделался закреплять на отличной бумаге ничего не значащую болтовню гостей.

Вдумаемся в конспективный и лишенный каких-либо оценок обмен заостренными репликами, имевшими глубоко скрытый подтекст.

Комментарий "Родины": Корни предательства уходят в эпоху Екатерины Великой

Карта генерала Бутурлина

Первым в пушкинской записи упомянут хозяин дома и устроитель великосветского бала граф Дмитрий Петрович Бутурлин (1790-1849) — военный историк, прозванный Жомини, автор линии многотомных военно-исторических сочинений. Начав служебную карьеру в 1808 году корнетом Ахтырского гусарского полка, он с отличием зачислил участие в нескольких кампаниях. Заслужил Золотую шпагу "За храбрость" за участие в Отечественной войне 1812 года, орден св. Владимира 2-й степени за сражение при селении Кулевча во пора Русско-турецкой войны 1828-1829 годов. В январе 1830-го в чине генерал-майора вышел в отставку с должности генерал-квартирмейстера 2-й армии.

Граф Бутурлин пользовался милостивым благосклонностью Александра I, чьим флигель-адъютантом он состоял с 1817 года. А вот император Николай Павлович его за что-то невзлюбил и вынудил выйти в отставку. Впрочем, отставной генерал не унывал. И, приехав в Петербург, зажил на размашистую ногу, ибо меньше всего нуждался в государевом жалованье: после смерти отца он вместе с братьями получил большое наследство. А супруга Елизавета Михайловна, урождённая Комбурлей, принесла супругу еще и колоссальное приданое — 4603 крепостных души и богатейшие имения4.

Итак, на балу у отставного генерала Александр Сергеевич рассматривает совместно с другими гостями карту. Она наверняка взята из четырёхтомной "Военной истории походов Россиян в XVIII столетии" (1819-1823), написанной Бутурлиным. Четвёртый том издания воображал собой атлас из 14 карт с пояснительными таблицами. Карты были гравированы и печатаны при Главном штабе Его Императорского Величества.

Но прошло уже десять лет после выхода атласа — почему у гостей, съехавшихся на бал, возникло странное желание разглядывать географическую карту Российской империи?

Пора рассказать о собеседнике Пушкина.

Разведчик под дипломатическим прикрытием

Его звали Джон Дункан Блай (1798-1872). Он был прекрасно образован: обучался в Итоне, окончил Оксфорд со степенью бакалавра искусств. До своего появления в Петербурге успел побывать сотрудником дипломатических представительств Великобритании в Вене, Париже, Флоренции и Гааге. В 1832-35 годах, в ранге преходящего полномочного министра, фактически исполнял обязанности официального дипломатического представителя Великобритании в Российской империи: английское правительство не ставило сюда посла. Это было время весьма напряженных отношений между двумя странами.

Полномочный министр Блай неспроста затеял беседа у карты. По существу, он провоцировал Пушкина на откровенные признания о планах Российской империи на Востоке. Дело в том, что Александр Сергеевич был "в теме": 15 апреля 1833 года его закадычный приятель, генерал-майор Василий Алексеевич Перовский (1795-1857) был назначен исполняющим место Оренбургского военного губернатора и командира Отдельного Оренбургского корпуса, в сентябре того же года Пушкин навестил его в Оренбурге, где собирал материалы для написания "Истории Пугачёва". Блай же резонно предположил, что генерал Перовский, любимчик и доверенное лицо императора Николая (он был его адъютантом ещё в бытность Николая Павловича великим князем), не случайно получил ответственное направление вдали от столицы.

Британский дипломат и разведчик сделал вывод: наступает очередной раунд Большой игры — противостояния двух империй на Восходе. И не ошибся. Уже 6 декабря 1833 года, в день тезоименитства государя, Перовский получил сразу три награды: он был пожалован чином генерал-лейтенанта, званием генерал-адъютанта императора и утвержден в занимаемой места. А вскоре приступил к подготовке военной экспедиции…

Судя по всему, Александр Сергеевич разгадал игру британца. Иначе не зафиксировал бы в дневнике ключевой проблема Блая:

"Долго ли вам распространяться?"

Это вечный вопрос задают России и сегодня, во времена "Искандеров" и НАТО. А ответ на него дала еще императрица Екатерина Великая.

Ответ Екатерины Великой

Российская история — это процесс непрерывного усиления страны вопреки ее врагам. К такому выводу пришла Екатерина 26 января 1791 года:

"Если события, вытекавшие одно за другим в наше столетие, были славны для России; если её завистники были часто поражены удивлением, … надо разыскивать причину только в интригах и злоумышлениях врагов этого государства; они хотели причинить ей великие бедствия, и тем поставили её в необходимость раскатать силы, никем не подозреваемые, так как те, которые более всего заинтересованы, менее всего знают Россию. Все войны, которые они волновали, всегда служили только к навыку наших войск, и так нам помогали подвигаться вперёд…"5

АКТУАЛЬНО

О наших "завоеваниях" и европейских завоевателях

"Если же разбирать дело по совести и незапятнанной справедливости, то ни одно из владений России нельзя назвать завоеванием в другом, антинациональном и потому ненавистном для человечества смысле. Немало ли государств, которые могут сказать про себя то же самое? Англия у себя под боком завоевала независимое Кельтское государство, — и как завоевала! — отняла у народа право собственности на его родимую землю, голодом заставила его выселяться в Америку, а на расстоянии чуть не полуокружности Земли покорила царства и народы Индии в числе почти двухсот миллионов душ, отняла Гибралтар у Испании, Канаду — у Франции, мыс Добросердечной Надежды — у Голландии и т.д. Земель пустопорожних или заселённых дикими неисторическими племенами, в количестве без малого 300 000 квадратных миль, я не нахожу завоеваниями.

Франция отняла у Германии Эльзас, Лотарингию, Франш-Конте; у Италии — Корсику и Ниццу; за морем покорила Алжир. А сколько было ею завоёвано и опять от неё отнято! Пруссия округлила и соединила свои раскиданные члены за счёт Польши, на которую не имела никакого права. Австрия мало или даже почти ничего не отняла мечом, но самое её существование кушать уже преступление противу права народностей. Испания в былые времена владела Нидерландами, большею частью Италии, покорила и истребила целые цивилизации в Америке…"

(Николай Данилевский. Книга "Россия и Европа", 1871 г.)

P.S. "Фарисейство Заката по отношению к России имеет давние корни", — написал в "Родину" читатель Репушкин, которого задела за живое публикация о нижнеудинском предательстве чехов. Увы, эти корни дали отростки в нынешнем политическом огороде. Но иногда надо заглянуть в прошлое, чтобы понять происходящее за окном.

1. Пушкин А.С. Полн. собр. соч. Т. 12. М.: Воскресенье, 1996. С. 315.
2. Абрамович С.Л. Пушкин в 1833 году. Хроника. М.: Слово, 1994. С. 493-494.
3. Шилов Д.Н., Кузьмин Ю.А. Члены Государственного рекомендации Российской империи. 1801-1906: Биобиблиографический справочник. СПб.: Дмитрий Буланин, 2006. С. 98, 99.
4. Цит. по: Экштут С.А. На службе российскому Левиафану. Историософские эксперименты. М.: Прогресс-Традиция, 1998. С. 19-20
5. Данилевский Н.Я. Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому. СПб.: Глаголъ, 1995. С. 25, 31-32.


Ответить