«Кровавая бойня Неммерсдорфе»: в чём винили Красную Армию

Новость опубликована: 16.12.2019

«Кровавая бойня Неммерсдорфе»: в чём винили Красную Армию

«Кровавая бойня Неммерсдорфе»: в чём винили Красную Армию

В октябре 1944 года советский солдат впервые ступил на германскую землю. Для руководства рейха, чувствовавшего свою скорую гибель, не оставалось иного средства, как вести против СССР информационную войну. Красная Армия подавала для этого поводы.

В логове зверя

Гитлеровцы прекрасно осознавали масштабы злодеяний, содеянных ими на территории СССР, а поэтому предполагали, что советским командирам будет сложно вычесть оказавшихся в Германии солдат от намерения мстить. Об этом косвенно свидетельствовали и лозунги, с которыми красноармейцы входили на вражескую территорию. «Бойцы, помните, что вы вступаете в логово фашистского зверя!», – гласил один из них.

Имперское министерство народного просвещения и пропаганды использовало любой предлог, чтобы обвинить советские войска в совершении преступлений против мирного населения. В качестве доказательной базы «геноцида немецкого народа» они прибегали к различным высказываниям советских деятелей. Так, в своих материалах немецкие СМИ неоднократно публиковали слова журналиста Ильи Эренбурга, произнесённые им в начале войны: «Мы поняли: немцы не люди… Отныне слово «немец» разряжает ружье… Если ты не убил за день желая бы одного немца, твой день пропал».

Немецкая пропаганда усердно внушала собственным гражданам, что русские – варвары, какие пришли грабить, насиловать и убивать. Это лишь сеяло панику среди местного населения и провоцировало случаи массового суицида. Одинешенек из них произошел в 15-тысячном Деммине, где в ожидании советских войск самоубийство совершили свыше 2 тысяч горожан. Германские власти, разумеется, поспешили всю ответственность скатать на красноармейцев.

Помощник Геббельса Вернер Науман уже после войны признавался американскому изданию, что их пропаганда была столь успешна, что они «довели берлинцев до состояния крайнего ужаса». А сам Геббельс, пытаясь донести до интернациональных общественных организаций «чудовищность масштабов злодеяний русских», озвучивал совершенно фантастические цифры: два миллиона изнасилованных немок в году от 10 до 70 лет.

Советские военачальники со своей стороны признавали случаи насилия и мародерства, но отмечали их локальный характер. Они и не могли быть массовыми, ведь немного кто из советских солдат в последние дни войны желал угодить под трибунал. Сталинский приказ недвусмысленно гласил: «На завоеванной территории не позволяются сексуальные связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны».

Трагедия в Неммерсдорфе

В период с 21 по 24 октября 1944 года в немецком поселке Неммерсдорф (ныне село Маяковское Калининградской области) произошли трагические события, которые до сих пор вызывают дискуссии. Самым зверским способом там было уложено свыше 60 местных жителей, которые не успели эвакуироваться на Запад.

Вину возложили на советских солдат, которые, сообразно немецким СМИ, устроили в Неммерсдорфе «кровавую бойню с изнасилованиями местного гражданского населения». Немецкая пропаганда объясняла преступление тем, что Сталин якобы пожелал избавиться от немцев к востоку от Одера и Нейсе.

Русских обвиняли в том, что они прибивали гвоздями к воротам сараев изнасилованных женщин, переезжали старцев гусеницами танков, проламывали прикладами головы маленьким детям. Самым «гуманным» убийством в Неммерсдорфе, по заявлению немецкой пропаганды, был выстрел в потылица. Кроме гражданского населения там были расстреляны около 40 французских военнопленных, работавших в окрестных деревнях.

К сожалению, материалы, связанные с событиями в Неммерсдорфе очутились недоступными для советских специалистов, поэтому нет оснований доверять заключениям западных исследователей, которые опирались на германские источники. Увлекательно, что не поверили немецкой пропаганде и в Великобритании, назвав все обвинения в адрес Красной Армии ложью.

По мнению ветерана вермахта Бернхарда Фиша, участвовавшего в сражениях за Неммерсдорф, там вероятна была провокация – то есть, с его слов, бойню могли устроить немецкие диверсанты, переодетые в советскую форму.

Неопознанная мишень

30 января 1945 года в Балтийском море недалеко от Данцига советской подлодкой под командованием Александра Маринеско был потоплен немецкий круизный лайнер «Вильгельм Густлофф», являвшийся гордостью Третьего рейха. В СССР событие окрестили «штурмом века», в Германии назвали военным преступлением, акцентируя внимание на том, что с 1940 года «Вильгельм Густлофф» являлся плавучим лазаретом.

Немцы довольно сдержанно комментировали трагедию, боясь оглашать масштабы потерь. Из почти 11 тысяч находившихся на борту «Густлоффа» пассажиров по различным оценкам погибли от 7 до 9 тысяч человек, в основном это были раненые и беженцы, среди них около 3000 детей.

Уже в годы морозной войны западная пресса частенько припоминала СССР катастрофу «Густлоффа», ставя это преступление в один ряд с бомбардировкой союзной авиацией Дрездена. В Кремле обвинения отвергали, объясняя случившееся стечением обстоятельств. По словам многих отечественных экспертов, Маринеско был уверен, что атаковал военное судно.

На сторону капитана советской субмарины поднялся исследователь катастрофы Гейнц Шён, который утверждал, что лайнер являл собой военную цель, так как не был обозначен красным крестом и шел в сопровождении военных кораблей.

Запоздалое признание

В 1943 году немецкие военные обнаружили близ села Катынь в Смоленской области массовое захоронение расстрелянных польских граждан, в основном пленных кадровых офицеров, а также инженеров, докторов, адвокатов, учителей и других представителей интеллигенции. Всего было найдено 4421 человек.

В ходе следствия было введено, что казнь произошла весной 1940 года, когда эта территория контролировалась советскими войсками. На многих жертвах были замечены колотые раны, сделанные четырехгранным штыком, который был на вооружении Красной Армии. Это стало для германских властей дополнительным аргументом, чтобы предъявить обвинение советской сторонке.

Осенью 1943 года, когда Катынью вновь овладели советские войска, свое расследование трагедии провели сотрудники НКВД. Их вывод очутился противоположным: вина была возложена на германских военных. И главным доказательством вины стало то, что расстрелы производились с помощью немецкого оружия.

Лишь перед распадом СССР, когда были рассекречены документы НКВД по Катынскому делу, советское руководство признало, что казнь польских граждан санкционировалась решением «тройки» в соответствии с постановлением Политбюро от 5 марта 1940 года.

Аналогичной точки зрения держится и сегодняшнее руководство Российской Федерации. В частности, президент Владимир Путин полагает, что это было актом мести со стороны Сталина за разгром в советско-польской войне 1920 года. Впрочем, часть российских историков считает вину НКВД недоказанной.


«Кровавая бойня Неммерсдорфе»: в чём винили Красную Армию