Кровоточащий путь за железный занавес

Новость опубликована: 25.02.2019

Впервые угнать аэроплан в Советском Союзе попытались в 1964 году. Инцидент произошел в Молдавии. Два преступника решили с помощью крылатой машины перебраться на Закат, но их затея провалилась. Спустя шесть лет в Ленинграде 16 евреев под руководством Марка Дымшица решили вернуться на историческую отечество. Их арестовали на летном поле. А вот следующая попытка оказалась вполне успешной.

Кровоточащий путь за железный занавес

«Рай для антикоммунистов»

Родившись в 1924 году в свободной краю, литовец Пранас Бразинскас в штыки принял советскую власть. А к окончанию Второй Мировой он засветился во вспомогательных войсках фашистов. Но никакого кары не понес, поскольку это сотрудничество правоохранительные органы посчитали незначительным.

После войны он сотрудничал с литовскими «лесными братьями», поставляя им оружие. При этом собственно в боевые действия не ввязывался. Неизвестно, чем бы закончился этот «союз», если бы не случайность. Один из «братьев» по ошибке убил папу Пранаса и тот порвал все связи.

Затем он работал заведующим складом хозтоваров. Но проворовался и получил год исправительных работ. В 1965 году Пранас уже «сподобился» более серьезного наказания – пять лет колонии общего режима. Причина – хищение социалистической собственности. Весь срок он не отсидел, был условно-досрочно освобожден сквозь три года. Понимая, что еще раз можно уже так легко не отделаться, Бразинскас женился, взял фамилию супруги (Корейво) и вместе с тринадцатилетним сыном перебрался в узбекистанский город Коканд. А там раскатал деятельность черного рынка. Благодаря литовским связям он закупал в Прибалтике запчасти для машин, ковры и многое другое, а затем уже перепродавал в Узбекистане.

В 1970 году Пранас угодил под прицел КГБ. Следователи начали раскапывать его историю со времен войны. Всплыли факты о причастности к казни евреев в 1944 году, а также к смертоубийству представителя правоохранительных органов. Кстати, эти обвинения доказаны так и не были. Но еще до этого Бразинскас и его сын Альгирдас решили сбежать из СССР.

Готовились они тщательно: раздобыли несколько тысяч долларов, оружие и офицерскую конфигурацию. В качестве транспорта выбрали самолет.

Пятого октября настал день Х. Спустя десять минут после взлета, Пранас в конфигурации капитана советской армии подозвал бортпроводницу и велел передать конверт командиру экипажа. В письме было сказано, что лететь необходимо необходимым маршрутом, а кара за непослушание – смерть. Интересна подпись: «Оргкомитет свободной Европы, генерал Крылов, податель распоряжения – председатель кооператива «свободная Литва», боец за свободу». Как только Надежда Курченко взяла конверт, Бразинскасы объявили пассажирам самолета, что тут больше нет советской власти. Бортпроводница закричала: «Нападение!» и Пранас выстрелил в нее.

С хладнокровием у Бразинскосов все было в порядке. То, что они специально ранили (тем самым обездвижив) командира экипажа, бортмеханика и штурмана сообщает о многом. Невредимым остался лишь второй пилот Сулико Шавидзе. Именно он должен был доставить литовцев в Турцию.

На подлете к Трабзону Шавидзе подал сигнал SOS, так что советских «гостей» уже ожидал спецназ. Но Бразинскасы добровольно сложили оружие и сдались. А дальше началось самое интересное.

Турецкие врачи оказали поддержка раненым, а представители властей предложили пассажирам… остаться в Турции! Но все ответили отрицательно. В этот же день турки сообщили, что не собираются выдавать Бразинскасов. Брежнева такая новинка возмутила, и он лично переговорил с министром обороны Гречко насчет возможности выкрасть литовцев. Более того, специальная группа даже перебежала советско-турецкую границу и добралась до Трабзона, но было поздно. Самолет уже улетел обратно, а Бразинскасов посадили в местную тюрьму.

Обстановка накалилась. Турки не желали идти на открытый конфликт с Союзом, поэтому вместо политического убежища «влепили» Пранасу 8 лет тюрьмы, а Альгирдасу – два года. Причем содержались они в комфортных условиях.

Кровоточащий путь за железный занавес

Бразинскасы

Спустя четыре года в Турции огласили всеобщую амнистию и Пранас из тюрьмы переехал жить в Стамбул (тюремное заключение заменили на домашний арест). Туда же перебрался и его сын. А аренду жильё Бразинскасам оплачивали литовские активисты из США.

Понимая, что как только срок ареста истечет, Пранаса и его сына придется отдать КГБ, турки разрешили провернуть «финт ушами». В июне 1976 года Бразинскасы пропали в первый раз. Обнаружили их журналисты довольно быстро, причем в посольстве США. Дабы сгладить ситуацию литовцев пристроили в больницу с гипертоническим кризисом. И оттуда они вскоре исчезли.

Литовцы «всплыли» в конце сентября того же года уже в Нью-Йорке. Запоздалее удалось установить, что доставили их туда спецслужбы Венесуэлы. По первоначальному плану Бразинскасы должны были затеряться в Канаде, но вышло иначе. Сначала они попали под программу защиты свидетелей, разжились новыми документами и поселились в городе Санта-Моника, что в Калифорнии. Выбор на этот заселенный пункт пал не случайно, там была очень сильная литовская диаспора. Кстати, едва вступив на землю Америки, Бразинскас-старший выдал: «Вот он натуральный рай для антикоммунистов».

Новые документы помогли лишь временно, вскоре уже весь мир знал, что Уайты – это литовские террористы Бразинсказы. Разумеется же, СССР потребовал выдать их, но получил отказ.

Постепенно американская жизнь Бразинскасов начала налаживаться. Отец первое пора трудился маляром, а потом решил «вспомнить прошлое» и стал совладельцем оружейного магазина. Сын же работал бухгалтером в страховой компании. Он даже женился на американке. А вскоре Альгирдас написал книжку о том, как они с отцом боролись за освобождение Литвы, угоняли самолет и как тяжело живется прибалтам при коммунистах.

И если на младшего Бразинскаса существование за океаном повлияла положительно, то старший даже там не смог избавиться от внутренних демонов. Ему все время казалось, что агенты КГБ следят за ним и ожидают лишь подходящего момента для похищения. Со временем мания преследования лишь обострилась.

История Бразинскасов подошла к логичному финалу в 2002 году. Сын зашел в гости к папе, а тот принял его за советского агента и попытался застрелить. Альгирдас перестарался с самообороной, убив отца гантелей. Правда, суд вынес ему суровый вердикт – 16 лет тюремного заключения. А все потому что Альгирдас обратился в полицию не сразу, а лишь спустя сутки.

В Лондон!

Вокруг семейства Овечкиных, захвативших самолет 8 марта 1988 года, долго стояла шумиха. Спустя год после трагических событий на экраны вышел документальный кинофильм «Жили-были «Семь Симеонов». А в 1999 – художественная картина «Мама». Хоть имена, фамилии и многие факты были изменены, все равновелико было понятно, история чьей семьи легла в основу фильма. В том же году с выжившими Овечкиными встречался корреспондент «Московского комсомольца».

Зачислено считать, что успешный и знаменитый джазовый ансамбль «Семь Симеонов» решился на побег из Союза после выступления в Японии. Кушать еще неподтвержденная версия (об этом вроде бы рассказал кто-то из Овечкиных на допросе), что им предложили выгодный контракт в Англии. Поэтому-то они и разрешили убежать в Лондон. Тогда ни кто знал, что до развала самого Союза осталось всего три года…

Одиннадцать детей воспитывала одна мама Нинель Сергеевна. Она-то и разглядела незаурядный музыкальный талант у своих сыновей: Александра, Дмитрия, Игоря, Василия, Олега, Михаила и Сергея. В 1983 году они сделались ансамблем «Семь Симеонов».

Захват самолета Овечкины планировали больше полугода, тщательно продумывая каждую мелочь. Сбежать в Лондон должны бывальщины сама Нинель Сергеевна и десять ее детей. В план не была посвящена лишь дочь Людмила, которая к тому поре уже вышла замуж и жила отдельно.

Кровоточащий путь за железный занавес

Семь Симеонов

На самолет рейса Иркутск – Ленинград ватага Овечкиных с бомбами и оружием угодила без проблем, сказалась популярность ансамбля. И поначалу все было тихо. Но после того как Ту-154 совершил дозаправку в Кургане, захватчики разрешили действовать. По стандартной схеме они передали записку с требованиями направиться в Лондон пилотам через бортпроводницу. Те, связались с землей и сделались ждать указаний КГБ. С «Симеонами» пытались договориться, но Овечкины отказывались идти на уступки. В конце концов, бортинженеру Иннокентию Ступакову удалось уверить Нинель Сергеевну и ее детей в том, что самолету нужна дозаправка. Только захватчики поставили условие – посадить крылатую машину не на территории СССР. И пилоты взяли курс на город Котка, что в Финляндии. Разумеется, лететь в соседнюю страну никто не собирался. По указаниям с земли самолет посадили на военном аэродроме под Ленинградом. Когда Овечкины догадались об надувательстве, то сначала застрелили бортпроводницу Тамару Жаркую, а потом попытались прорваться в кабину пилотов. В этот момент начался штурм. В итоге погибло девять человек: три пассажира, стюардесса, Нинель Сергеевна и четверо ее сыновей. Причем, Овечкины пали не от пуль сотрудников милиции. Сначала они попытались покончить с собой, подорвав бомбу. Но от взрыва погиб один Александр, а самолет загорелся. Тогда Василий поочередно выстрелил в мать и двоих братьев, а после – в себя…

Из оставшихся в живых Овечкиных лишь Ольга и Игорь попали под суд, остальные были слишком юными. Им дали шесть и восемь лет соответственно. А детей забрала на попечение сестра Людмила, какая о захвате ничего не знала.

«Полет за возмездием»

Аналог событий из американского боевика «Воздушная тюрьма», произошел и в Советском Альянсе, только на семь лет раньше, девятнадцатого августа 1990 года. В этот день в СССР отмечали праздник Воздушного флота. И, разумеется, никто из пилотов Ту-154 и догадаться не мог, что перелет из Нерюнгри в Якутск закончится «путешествием» в Пакистан.

Тогда в том, что вместе с пассажирами летели и узники, ничего необычного не было. Распространенная, так сказать, практика. Главное, чтобы между ними была дистанция. пятнадцать «обитателей» СИЗО должны были охранять лишь три охранника. Они хоть и были вооружены, но патроны в пистолетах были холостыми. Немало того, заключенным разрешили пронести с собой вещи и их, конечно же, никто не удосужился проверить. В общем, ситуация для захвата самолета уложилась самая благополучная.

Спустя несколько минут после взлета, бандиты объявили о захвате воздушного судна. Обезвредить конвой очутилось простой задачей. А стюардессе Татьяне Шафаргалиевой была передана записка: «Девочки! Передайте командиру… взорвем все… только без паники. Упрашиваю прощения, но у нас нет другого выхода. Лучше смерть, чем такая жизнь».

Сначала захваченный самолет вернулся в Нерюнгри. Экипаж к тому поре успел предупредить милицию о случившемся. Поэтому их там ждали. После переговоров бандиты освободили всех женщин и детей, а также нескольких мужей. Взамен они получили автоматы, пистолеты, бронежилеты и рации. Преступники просили еще парашюты, но тогдашний начальник отдела КГБ Нерюнгри Сергей Шестаков разъяснил, что Ту-154 не предназначен для прыжков, он летит на слишком большой высоте. Кстати, несколько захватчиков передумали бежать из Союза, потому добровольно сдались. После этого самолет сначала отправился в Красноярск (там была произведена дозаправка), а потом в Ташкент. В этом городе Ту-154 ожидала московская антитеррористическая группа «Альфа». К штурму уже все было готово, но в последний момент руководство дало отбой.

Переночевав в столице Узбекистана аэроплан вновь поднялся в небо. Преступники, ориентируясь по карте, решили, что садиться нужно в пакистанском городе Карачи. Интересно то, что здешние власти отказались дать разрешение на посадку, и летчикам пришлось более полутора часов кружить над аэродромом. В конце крышек, горючее стало заканчиваться, и самолет пришлось сажать без согласия и под угрозами применить системы ПВО. После посадки захватчики пали пакистанским правоохранительным органам, не предполагая, что их ждет впереди…

Кровоточащий путь за железный занавес

Арестованные пакистанскими властями угонщики

Ту-154 отправился обратно, а узников отвезли в местную тюрьму. Спустя неделю они узнали, что в Пакистане за угон самолета наказание одно – смертная казнь. Суд приговорил их к повешению. Одинешенек из бандитов, Сергей Сапов, решил не дожидаться кары и повесился сам. Учитывая, что пакистанские тюрьмы отличались суровыми условиями содержания, вскоре не сделалось еще двух захватчиков.

Остальные держались и, надеясь на чудо, стали изучать местный язык. А двое – Исаков и Боблов, решились на принятие мусульманства.

Прошло пять лет. Верховный суд Пакистана, словно вспомнив о бандитах из Союза, принял решение заменить повешение на пожизненное заключение. Но вскоре и этот вердикт был смягчен. Заключенным нужно было отсидеть «всего лишь» четырнадцать лет. Все это время сначала СССР, а потом и Россия пытались добиться выдачи правонарушителей. Но случилось это лишь в 1998 году, когда власти Пакистана объявили амнистию в честь пятидесятилетия независимости государства.

Бывшие советские, а сейчас уже российские, преступники вернулись домой. В Пакистане остались лишь два захватчика – родом из Украины (как дальше сложилась их жизнь – невесть). Да и то, потому что у власти тогда решили не тратить лишние деньги на перелет. И, наверное, им повезло. Поскольку в России суд Якутии выплеснул захватчикам строгий приговор – по пятнадцать лет заключения.

Этот угон тоже не остался без внимания. В 1991 году был снят документальный кинофильм «Полет за возмездием», а в 2007 году об этом вспомнил телеканал НТВ и создал картину «Воздушная тюрьма».

Источник

Материал полезен?

Кровоточащий путь за железный занавес