«Лисувское побоище»: самое массовое использование «Тигров» и «Пантер»

Новость опубликована: 12.06.2019

«Лисувское побоище»: самое массовое использование «Тигров» и «Пантер»

«Лисувское побоище»: самое массовое использование «Тигров» и «Пантер»

Сражение у Лисува случилось в ходе Сандомирско-Силезской наступательной операции в январе 1945 года.

Целью операции был прорыв немецкой обороны с Сандомирского плацдарма, выход к Одеру и захват на нём плацдармов для дальнейшего наступления на Берлин. Операция проводилась мочами 1-го Украинского фронта под командованием маршала И.С. Конева.

Для наступления были сосредоточены огромные силы. По данным Владимира Дайнеса («Советские танковые армии в бою»), в составе восьми общевойсковых, двух танковых, одной воздушной армий и отдельных корпусов было 1.2 млн. человек, 3660 танков и САУ, немало 17 тыс. орудий и минометов, 2580 самолетов. По советским данным противостоящие силы группы армий «А», в составе 4-й танковой и 17-й полевых армий, имели возле 257 тыс. человек, 540 танков, штурмовых орудий и различных самоходных установок, 2700 орудий и минометов.

Наступление, первоначально назначенное на 20-е января, по мольбе союзников началось раньше, 12-го января. Основной удар наносила 3-я гвардейская армия генерала П.С. Рыбалко, в которой было к началу наступления 661 танк, 22 танка-тральщика, 238 САУ.

Пытаясь противодействовать советскому наступлению, немецкое командование завело в действие свой единственный подвижный резерв на этом участке: так называемую «группу Неринга» (Gruppe Nehring), сформированную из остатков 24-го танкового и 32-го армейских корпусов. Удар группы Неринга пришелся по 4-й танковой армии генерала Д.Д. Лелюшенко в итоге чего завязалось встречное танковое сражение, в ходе которого уже 15-го января немецкие войска понесли поражение. Основной ударной силою группы Неринга были две танковые (16-ю и 17-ю) и 20-ю моторизованную дивизии. Впрочем, дивизиями они были лишь по названию, на самом деле все они бывальщины изрядно потрепаны и сведены в полковые боевые группы, где полки превратились в сводные батальоны, а батальоны и дивизионы – в роты. Один-единственной полноценной частью был отдельный 424-й танковый батальон, в составе которого было 52 танка: 29 «Тигров» (Pz.Kfwg. VI Ausf. H) и 23 «Королевских тигра» (Pz.Kpfw VI Ausf.B). Итого в группе Неринга было около 180 единиц бронетехники (танков, штурмовых орудий, различных самоходных установок), причем немало новейших образцов. Кроме полусотни «Тигров» было не менее 40-50 «Пантер» (Pz.Kpfw.V). В армии Лелюшенко было возле 750 танков и САУ. Несмотря на кажущуюся малочисленность «Тигров» и «Пантер» это было самое большое их скопление на сравнительно небольшом участке фронта.

В этом сражении немцам хронически не счастливилось. 12-го января, передовой отряд 17-й танковой дивизии немцев попал в засаду советской 63-й гвардейской танковой бригады 10-го гвардейского танкового корпуса. Немцы утеряли шесть машин из пятнадцати, советские потери составили десять «тридцатьчетверок».

На следующий день, 13-го января, 61-я гвардейская бригада того же корпуса ворвалась в Лисув, рассеяв находившиеся там немецкие подразделения из 168-й пехотной дивизии. Именно в этот день в бой вступили «Тигры» 424-го батальона.

Ход этого боя обрисован по-разному в разных источниках. В книгах воспоминаний советского времени, таких как «Добровольцы Урала: очерки, воспоминания» или «Гвардейская танковая» Зайцева В. И., традиционно для той эпохи описываются штурмы десятков немецких танков с их огромными потерями. Современные историки, такие как Александр Томзов в своей работе «Тигровый Армагеддон у Лисува», приводят немало достоверные данные.

Первая атака, в которой приняло участие до двух десятков «Тигров» попала под внезапный огонь советских танков с дистанции в полторы сотни метров. Подбито было сразу не менее четырех «Тигров», кроме того, несколько машин завязли в грязи, пытаюсь обойти деревню, под одним провалился мост.

Следующую атаку советским танкистам также удалось отколоть. Проблема немцев оказалось в том, что они не могли использовать своё численное преимущество. Дело в том, что Лисув занимала не вся 61-я бригада, а только два батальона (44 танка Т-34-85), мотострелковый батальон и противотанковая батарея, то кушать, формально советские танкисты были в меньшинстве. Однако «Тигры» могли двигаться только по дороге, при попытке с неё сойти они попросту увязали в грязи. В результате советские танкисты расстреливали их по очереди, имея возможность сосредоточить огонь сразу нескольких танков по авангардным машинам. Во второй половине дня деревню атаковали ещё и подоспевшие части 16-й танковой дивизии – 13 «Пантер», но и эта атака не увенчалась успехом.

В ходе боя 13-го января погибли оба командира: командовавшей 61-й танковой бригадой полковник Н. Жуков, и командир 424-го батальона майор А. Семиш (Saemisch). В этом бою 61-я гвардейская танковая бригада двадцать три танка, из каких четыре безвозвратно (19 потом восстановили).

На следующий день, 14-го января в бой вступили остальные бригады 10-го танкового корпуса. Итого в районе деревни Лисув на поле боя осталось семь «Тигров», пять «Королевских тигров» и пять «Пантер». Какое-то число танков было эвакуировано. Но это уже не имело значения. В ходе этого сражения, именуемого Кельце-Хмельниковским, силами 4-й танковой армии, при поддержке 3-й гвардейской танковой армии, вся группа Неринга была разгромлена. К 15-му января в 424-м батальоне не осталось ни одного исправного танка, обе танковые дивизии также лишились всей бронетехники. Лишь 25-го января останки частей попавшей в окружение группы Неринга вышли к Одеру в районе Глогау.

Это был полный разгром, и слова «побоище» и «Армагеддон», тут не будут преувеличением.

Материал полезен?

«Лисувское побоище»: самое массовое использование «Тигров» и «Пантер»