Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия

Новость опубликована: 20.05.2019

Разрезая белое вещество

Виновным во всей этой истории можно считать американского железнодорожного рабочего Финеаса Гейджа, какой в 1848 году в результате несчастного случая получил стальной прут в голову. Стержень вошел в щеку, разворотил мозговое вещество и вышел в передней доли черепа. Гейдж, на удивление, выжил и стал объектом пристального изучения американских психиатров.

Интересовало ученых не то, что железнодорожник остался в живых, а то, какие изменения случились с несчастливым. До травмы Финеас был примерным богобоязненным человеком, не нарушающим общественных норм. После того как прут диаметром 3,2 см сломал часть его лобных долей мозга, Гейдж стал агрессивным, богохульным и невоздержанным в половой жизни. Именно в это время психиатры всеми вселенной поняли, что хирургическое вмешательство в мозг способно значительно изменить психическое здоровье пациента.

Спустя 40 лет Готлиб Буркхардт из Швейцарии у шестерых тяжко больных пациентов психиатрической больницы удалил части коры головного мозга в надежде облегчить их страдания. После процедур одинешенек больной умер спустя пять дней в эпилептических припадках, второй позже совершил суицид, на двух буйнопомешанных операция никак не подействовала, а вот оставшиеся два подлинно стали спокойнее и доставляли окружающим меньше хлопот. Современники Буркхардта говорят, что психиатр остался доволен результативностью своего эксперимента.

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия
Финеас Грейдж

К идее психохирургии вернулись в 1935 году, когда показались обнадеживающие результаты лечения буйных шимпанзе иссечением и удалением лобных долей головного мозга. В лаборатории нейрофизиологии приматов Джона Фултона и Карлайла Джекобсона осуществляли операции на коре лобных частью мозга. Животные становились спокойнее, но теряли всякие способности к обучению.

Португальский нейропсихиатр Эгаш Мониц (Эгас Монис) под впечатлением от таких итогов заокеанских коллег в 1936 году решил испытать лейкотомию (предшественницу лоботомии) на безнадежно больных буйных пациентах. По одной из версий, сами операции по разрушению белоснежного вещества, связывающее лобные доли с другими областями мозга, проводил коллега Моница Алмейда Лима. Сам 62-летний Эгаш не мог этим заниматься из-за подагры. И лейкотомия очутилась эффективна: большая часть больных становились спокойными и управляемыми. Из двадцати первых пациентов у четырнадцати было обнаружено улучшение, а у прочих все оставалось на прежнем уровне.

Что же из себя представляла такая чудодейственная процедура? Все было очень просто: доктора коловоротом в черепе буравили отверстие и вводили петлю, рассекающую белое вещество. В одной из таких процедур Эгаш Мониц получил тяжелую травму – пациент после рассечения лобной части мозга пришел в бешенство, схватил пистолет и выстрелил в доктора. Пуля попала в позвоночник и вызвала частичный односторонний паралич тела. Что, однако, не помешало ученому раскрутить размашистую рекламную кампанию нового метода хирургического вмешательства в головной мозг.

Все было на первый взгляд отлично: из больницы выписывались покойные и управляемые пациенты, чье состояние в дальнейшем почти не отслеживалось. Это и стало роковой ошибкой.

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия
Эгаш Мониц и его метод лейкотомии

А вот у Моница в дальнейшем все очутилось очень позитивно — в 1949 году 74-летний португалец получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине «за открытие терапевтического воздействия лейкотомии при кой-каких психических заболеваниях». Половину премии психиатр разделил со швейцарцем Вальтером Рудольфом Гессом, проводившим аналогичные исследования на кошках. Эта премия до сих пор почитается одной из самых постыдных в научной истории.

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия
Схема лоботомии

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия
Пациент, перенесший лоботомию

Нож для колки льда

Реклама новоиспеченного метода психохирургии особенно подействовала на двух американских врачей, Уолтера Фримана и Джеймса Уатта Уотса, которые в 1936 году лоботомировали в качестве эксперимента домохозяйку Алису Хеммет. Среди высокопоставленных пациентов очутилась Розмари Кеннеди, сестра Джона Кеннеди, подвергнутая лоботомии в 1941 году по просьбе отца. Несчастная до операции мучилась перепадами настроения – то чрезмерная радость, то злоба, то депрессия, а после превратилась в инвалида, не способного даже ухаживать за собой. Примечательно, что вящую часть пациентов составляли женщины, которых отцы семейств, мужья или другие близкие родственники отправляли в психиатрические учреждения для лечения буйного нрава. Пуще всего особых показаний даже для лечения не было, не говоря уже о хирургическом вмешательстве. Но на выходе заботливые родственники получали управляемую и уступчивую женщину, конечно, если после процедуры она выживала.

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия
Фриман за работой. Нехитрый инструментарий

К началу 40-х годов Фриман так усовершенствовал свою лоботомию, заключающуюся в отделении лобных долей мозга, что приноровился обходиться без сверления черепа. Для этого он впрыскивал тонкий стальной инструмент в предлобные доли мозга через отверстие, которые предварительно им же и пробивал над глазом. Врачу оставалось лишь немного «пошарить» инструментом в мозгу пациента, разрушить лобные доли, вынуть окровавленную сталь, вытереть салфеткой и приступить к новоиспеченной лоботомии. С началом войны в США потянулись тысячи психически надломленных ветеранов боевых действий, лечить которых было нечем. Классический психоанализ не особенно помогал, а химические методы лечения еще не показались. Гораздо экономичнее было лоботомировать большую часть фронтовиков, превратив их в послушных и смирных граждан. Фриман сам признавался, что лоботомия «очутилась идеальным в условиях переполненных психиатрических больниц, где ощущалась нехватка во всем, кроме пациентов». Управление по делам ветеранов даже раскатало программу по подготовке специалистов-лоботомистов, что очень негативно отразилось на дальнейшей психиатрической практике. Еще Фриман неожиданно приспособил нож для колки льда («ледовую пешню») под инструмент лоботомии – это предельно упростило варварскую операцию. Сейчас разрушать лобные доли человеческого мозга можно было чуть ли в сарае, а сам Фриман приспособил для этих целей небольшой фура, прозванный лоботомобилем.

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия  [center]

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия
Пациенты, перенесшие психохирургическое вмешательство

Врачи нередко делали до 50 лоботомий в сутки, чем позволили приметно разгрузить психиатрические больницы США. Бывших пациентов просто переводили в молчаливое, спокойное, смиренное состояние и отпускали домой. В подавляющем большинстве случаев никто не вел наблюдение за людьми после операций – их было чересчур много. Только в США было проведено более 40 тыс. фронтальных лоботомических операций, десятую часть которых осуществил собственно Фриман. Однако, следует отдать должное врачу, он вел наблюдение за частью своих пациентов.

Катастрофические последствия

В среднем у 30 пациентов из 100 лоботомированных в той или другой степени проявлялась эпилепсия. Причем у части людей заболевание проявляло себя немедленного после разрушения лобной части мозга, а у некоторых спустя несколько лет. До 3% пациентов умирали во время лоботомии от кровоизлияния в мозг… Фриман назвал последствия от подобного оперативного вмешательства синдромом фронтальной лоботомии, проявления какого часто были полярными. Многие становились несдержанными в пище и зарабатывали тяжелые степени ожирения. Раздражительность, циничность, грубость, неразборчивость в сексуальных и социальных связях становились чуть ли не визитной карточкой «вылечившегося» пациента. Человек терял всякую способность к творческой деятельности и критическому мышлению.

Фриман строчил в своих трудах по этому поводу:
«Больной, подвергшийся экстенсивной психохирургии, первое время реагирует на внешний мир инфантильно, облекается небрежно, совершает поспешные и иногда лишенные такта поступки, не знает чувства меры в еде, в употреблении спиртных напитков, в сердечных усладах, в развлечениях; сорит деньгами, не задумываясь об удобстве или благополучии других; теряет способность воспринимать критику; может вдруг разозлиться на кого-нибудь, но гнев этот быстро проходит. Задача его близких – помочь ему скорее преодолеть эту инфантильность, вызванную хирургическим вмешательством»..

Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия

Реклама отца-основателя лоботомии Эгаша Моница и его последователя Фримана, а также последовавшая Нобелевская премия сделали такое топорное и варварское вмешательство в головной мозг человека чуть ли не панацеей от всех психических заболеваний. Но уже к началу 50-х стал накапливаться огромных объем этих, обличающий порочную сущность лоботомии. Мода на такую психохирургию стремительно прошла, врачи дружно покаялись в своих грехах, но вот почти 100 тыс. лоботомированных несчастливых так и остались наедине со своими приобретенными недугами.

В Советском Союзе сложилась парадоксальная ситуация. Монополия учения Ивана Павлова, какая сложилась в физиологии и психиатрии в 40-50-х годах, во многом ограничивала развитие медицинских наук, но вот здесь эффект оказался обратным. Прочертив 400 лоботомий, медицинская общественность отказалась от модной методики с формулировкой “воздержаться от применения префронтальной лейкотомии при нервно-психических заболеваниях как метода, противоречащего основным принципам хирургического лечения И. П. Павлова”.

По материалам книжки Самуэля Чавкина «Похитители разума. Краткая история лоботомии».

Источник


Лоботомия. История потрошения мозгов, или Самая постыдная Нобелевская премия