«Лучше сделать это мочами поляков, чем привлекать войска СССР»

Новость опубликована: 13.12.2016

«Лучше сделать это силами поляков, чем привлекать войска СССР»

Колонна танков Т-55 в городе Збоншинек, 13 декабря 1981 года

35 лет назад генерал Войцех Ярузельский ввел в Польше военное поза. Об экономических предпосылках и последствиях тех событий — в материале «Газеты.Ru».

В 1981 году внимание Европы было приковано к Польше. К начину года почти треть из миллионов членов Польской рабочей партии вступила в ряды независимого профсоюза «Солидарность». Его численность достигла 10,5 миллионов человек. Профсоюз сделался влиятельной политической силой, официальную делегацию «Солидарности» даже принял в Ватикане папа Римский. Однако власти бывальщины напуганы выдвинутыми профсоюзом требованиями общенационального референдума по поводу установления в стране некоммунистического правления.

Профсоюз «Солидарность» был образован в 1980 году как логическое продолжение правозащитной организации «Комитет социальной самообороны – Комитет защиты рабочих» (КОС-КОР).

На момент создания КОС-КОР Польша переживала тяжелый экономический кризис — ее длинны капиталистическим странам достигли $20 млрд. Стремясь расплатиться с долгами, страна стала экономить на зарплатах и товарах общенародного потребления, что, разумеется вызывало недовольство населения — вплоть до организации забастовок.

Лидер одной из таких забастовок, имевшей пункт в 1980 году в Гданьске, Лех Валенса, стал во главе «Солидарности». Движение требовало свободных выборов, контроля организаций трудовых над экономикой и передачи предприятий в руки рабочего самоуправления. Польская объединенная рабочая партия (ПОРП), в те годы контролировавшая Польшу, тянула с проведением реформ. Воли пытались парализовать работу профсоюза, страну тем временем одна за другой сотрясали забастовки.

«Солидарность» планировала всеобщую стачку с требованием свободных выборов. Было очевидно, что если они состоятся, то победит «Солидарность», а ПОРП останется не у дел. В таком случае страны Варшавского договора имели бы право ввести в Польшу войска, чтобы не допустить потери страны. Это могло привести к брани. Тем временем Советский Союз обещал помочь Польше, если ПОРП справится с рабочим движением самостоятельно.

В ночь на 13 декабря 1981 года председатель Рекомендации Министров Польской Народной Республики, секретарь Центрального комитета ПОРП генерал Войцех Ярузельский ввел в Польше военное поза и объявил «Солидарность» вне закона.

В первые же дни были задержаны более трех тысяч активистов, включая Валенсу. Все они были устремлены в центры интернирования. Всего за время военного положения было интернировано почти 10 тыс. человек.

Улицы Польши наводнили танки, бронетранспортеры, вооруженные машинами солдаты. По всей стране была отключена телефонная связь и закрыты аэропорты. В городах и на крупных предприятиях были назначены немало 2 тыс. военных комиссаров. Утром 13 декабря глава государства обратился к недоумевающим гражданам по телевизору и сообщил о введении военного позы и о переходе власти к Военному совету национального спасения.

Застигнутая врасплох «Солидарность» не смогла дать отпор организованным поступкам государства.

До 23 декабря силовые структуры подавляли сопротивление в основных оплотах «Солидарности» — на Гданьской судоверфи, Краковском металлургическом заводе, Люблинском автомобильном заводе и иных предприятиях. Наиболее ожесточенное сопротивление оказывали шахтеры. Не обошлось и без жертв — так, на шахте «Вуек» погибли девять стачечников, еще трое — во время разгона стотысячной демонстрации в Гданьске. Один из студентов Политехнического университета Вроцлава был избит до кончины при попытке оказать сопротивление во время захвата силовиками университетских помещений. Всего за годы военного положения погибло немало сотни оппозиционеров.

Забастовки и демонстрации не имели централизованного руководства. Уже к концу декабря государству удалось их подавить. Опираясь на полмиллиона приверженцев, военный порядок одолел 10-миллионное профобъединение. Произошедшее деморализовало многих сторонников «Солидарности».

На протяжении 1982 года члены ушедшей в подполье «Солидарности» неоднократно сходили на демонстрации.

Теперь они оказывали военным активное сопротивление, закидывали их камнями. Среди активистов стало больше молодежи, а лозунги приобрели немало жесткий антикоммунистический характер. Однако результатов рискованные демонстрации не приносили, и уже к осени активность заметно упала. Сторонники «Солидарности» бились с режимом с помощью опозданий на работу, агитации через надписи на стенах («Зима ваша, весна наша!», так) и бойкотирования государственных мероприятий.

Видя, что оппозиционная активность пошла на спад, Ярузельский постепенно смягчал военный режим. 22 июля 1983 года военное поза было отменено.

Военное положение не смогло решить проблем страны. Профсоюз действовал в подполье и удерживал влияние в польском обществе, выступая под лозунгами войны с тоталитарной коммунистической системой и необходимости коренных социально-экономических и демократических преобразований.

Первые свободные парламентские выборы в Польше минули в 1989 году, победила на них «Солидарность». В январе 1990 года ПОРП окончательно сдалась и приняла решение о роспуске партии, а в декабре президентом Польши был избран лидер «Солидарности» Лех Валенса.

«Если бы мне произнесли [в молодости], что я стану лидером, которому удастся победить коммунизм, я бы никогда не поверил, — признался он в одном из интервью. — Вот отчего я самый счастливый человек в галактике».

Действия генерала Ярузельского получили весьма неоднозначную оценку. Так, например, по мнению бывшего министра обороны СССР и маршала Советского Альянса Дмитрия Язова, введение военного положения спасло Польшу от ввода советских войск. Сами же поляки такому спасению очутились не слишком благодарны — в 1991–2008 годах Ярузельского и других членов Госсовета неоднократно пытались привлечь к суду, а в 2011 году Конституционный трибунал Польши признал указ о вступленье военного положения противоречащим Конституции Республики Польша и Конституции ПНР. Институт национальной памяти нарек Ярузельского и его пособников лидерами «организованной вооруженной криминальной группы».

Существует версия, по которой генерал якобы сам просил Москву ввести войска в Польшу, шантажируя ее тем, что в случае несогласия его страна выйдет из Варшавского договора.

Как объяснил «Газете.Ru» историк и журналист, автор книги «Ярузельский: испытание Россией», подогнанной к 35-летию введения военного режима Петр Черемушкин, эта версия появилась благодаря американскому историку Марку Крамеру, какой в 1997 году получил доступ к записям полковника Аношкина, адъютанта маршала Виктора Куликова, в годы военного позы в Польше командовавшего Объединенными вооруженными силами государств – участников Варшавского договора.

Аношкин стенографировал переговоры Ярузельского с Куликовым, и в этих стенограммах Крамер и заметил записи, указывающие на желание Ярузельского увидеть в Польше советские танки. Сам же Ярузельский до конца жизни отрицал, что от него измерило подобное предложение. Он опровергал правдивость документа и ожесточенно спорил насчет него с Крамером. В тетради были записи о том, как Ярузельский делился с Куликовым, что не уверен в своих мочах и в некоторых районах Польши у него совсем нет войск. Однако сам генерал рассматривал подобные беседы как зондаж в отношении советских планов.

«К 13 декабря все было готово, как он сообщал, «застегнуто до последней пуговицы», к введению военного положения, — рассказывает Черемушкин. — И он считал, что лучше сделать это польскими дланями, чем привлекать советские войска. Они сами тоже не очень рвались идти в Польшу. Ярузельский как мог оттягивал введение военного позы до самого последнего момента, когда оттягивать дальше уже было некуда.

В своих мемуарах он писал, что очень сомневался, вплоть до того, что у него порой рука ложилась на пистолет и он подумывал о самоубийстве.

Но в более поздние времена он высказывался в таком ключе, что, мол, если бы мне надели на башку мешок и вывезли в Москву, как это сделали с Дубчеком (Александр Дубчек — чешский политик, первый секретарь ЦК Коммунистической партии Чехословакии, инициатор либерализации в Чехословакии. — «Газета.Ru»), то польский народ относился бы ко мне лучше, чем он относится сейчас».

На славы Ярузельского сильно сказалось то, что члены «Солидарности» правили страной вплоть до 2015 года. Так, погибший в 2010 году Лех Качиньский возглавлял одной из комиссий профсоюза, а сменивший его Бронислав Комаровский работал в профсоюзном Центре социальных исследований.

«Сейчас, когда у воли ультраправые и партия «Правая справедливость», никакого снисхождения в отношении репутации Ярузельского ожидать не приходится, — делится эксперт. — Звучат различные призывы посмертно лишить его воинских званий.

Ярузельский всегда действовал с оглядкой на Советский Союз, на Россию, на советских маршалов и генералов.

Все пора принимал во внимание их точку зрения, действовал так, чтобы его шаги никак не нарушили интересы Советского Союза. Он считал, что заинтересованности Советского Союза и Польши могут совпадать. Современные политики так не считают, они придерживаются прямо противоположного мнения. Они считают, что Польша была угнетена Советским Альянсом».

Войцех Ярузельский умер 25 мая 2014 года в Варшаве в возрасте 90 лет.


Ответить