Обожал мороженое больше, чем коммунизм: как Сталин укорял Микояна

Новость опубликована: 22.10.2018

Обожал мороженое больше, чем коммунизм: как Сталин укорял Микояна 40 лет назад умер Анастас Микоян

40 лет назад назад на 83-м году жития скончался Анастас Микоян – виднейший государственный деятель Советского Союза, человек-компромисс и «отец мороженого». Он проработал на высших постах немало 40 лет. Его карьеру завершил Леонид Брежнев, не простивший Микояну поддержку Никиты Хрущева в октябре 1964 года.

И нашим, и вашим

40 лет назад ушел из существования один из руководителей советского государства, знаменитый революционер и убежденный коммунист Анастас Микоян. О нем сложили немало анекдотов и пословиц. Самая популярная – «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» — намекала на богатейшую карьеру политического долгожителя.

Войдя во власть еще при Владимире Ленине, он занимал рослые посты в партии и правительстве до середины 1960-х, когда был заменен на члена брежневской команды Николая Подгорного на должности председателя президиума Верховного Рекомендации. В то время этот пост был высшим в иерархии государственной власти СССР.

Фактически в 1964-1965 годах Микояна можно было именовать президентом страны. При этом он никогда не претендовал на реальное лидерство, давая понять это сменявшим друг друга вождям – Иосифу Сталину, Никите Хрущеву и Леониду Брежневу. Потому, наверное, и уцелел в чистках конца 1930-х и после войны. Руководители ценили в Микояне умение договариваться и политическую гибкость, о какой сложены легенды.

Популярная шутка, лучше всего раскрывающая образ этого человека.

Сильный дождь. Микояну необходимо пробежать десяток метров от цековского подъезда до машины.

— Возьмите зонтик, Анастас Иванович!

— Да ничего, я между струйками.

«Анастас лиса», — приговаривал шеф КГБ Владимир Семичастный в кинофильме «Серые волки». «Служил и нашим, и вашим», — это тоже про Микояна.

И все-таки одну стратегическую промах, в конечном счете стоившую ему положения, мастер компромисса на свою беду допустил. В октябре 1964-го слишком явно поддерживал Хрущева, когда прочие критиковали первосека за «фатальные просчеты в руководстве страной» и по заветам Брежнева и Семичастного готовили его бесславную отставку.

Разумеется, Брежнев не позабыл о позиции Микояна – и расправился с ним сразу же, как сам набрал вес и представился удобный случай. В декабре 1965 года председателя президиума ВС послали (вернее, прогнали) на пенсию как достигшего 70-летнего возраста – на фоне позднебрежневского правительства ветхих старцев официальная вина выглядела особенно смешной.

Очень скоро Микоян был выведен и из политбюро, оставшись простым членом ЦК КПСС и президиума Верховного Рекомендации.

В последние годы жизни Микоян энергично работал над мемуарами. В том числе и по ним сегодня можно изучать политическую историю СССР.

27-й бакинский комиссар

Свою политическую деятельность он начинал в Баку, где после Февральской революции деятельно вел партийно-пропагандистскую работу и избрался в местный Совет. Микоян – тот самый 27-й комиссар, уцелевший при расстреле под Красноводском. О его негативном воздействии на судьбу товарищей судачили недруги. Якобы Микоян, устроивший бегство комиссаров из города, самолично сдал их Закаспийскому преходящему правительству в обмен на гарантии собственной неприкосновенности. На самом же деле он избежал казни «по ошибке» — не был включен в расстрельный список, поскольку не сидел с прочими в Баиловской тюрьме, где экс-наркомвоенмор Григорий Корганов составил перечень имен для распределения продуктов.

Тем не менее, байки о событиях бурливой молодости Микояна ходили самые разные. Над «темной» вехой в биографии образцового партийного работника периодически подтрунивал Иосиф Сталин, демонстрировавший так свое воздействие на большевика.

«История о том, как были расстреляны 26 бакинских комиссаров и только один из них Микоян остался в живых, темна и запутана. И ты, Анастас, не заставляй нас распутывать эту историю»,

— произнёс Сталин своему подчиненному вскоре после самоубийства Серго Орджоникидзе в начале 1937 года (цитата приведена по справочнику «Цитаты из русской истории» Константина Дорошенко).

Сам Микоян находил подобные заявления приемами шантажа и в глубине души ненавидел «отца народов». Это подтверждает активное участие Анастаса Ивановича в мероприятиях по развенчанию поклонения Сталина.

«Мороженое важнее коммунизма»

На протяжении долгих лет Микоян заведовал торговлей и пищевой промышленностью страны. Его вклад в развитие области не подвергается сомнению – сегодня он увековечен в названии известного московского мясокомбината. В 1930-е годы Микоян ездил перенимать эксперимент в США, там он лично знакомился с передовыми технологиями, дегустировал колбасы, консервы и полуфабрикаты. По возвращении американские методики были воссозданы в СССР. В столице раскатал работу проектный институт «Гипромясо». Особенно важными оказались заимствованные технологии заморозки продуктов. Именно тогда наладили выпуск мороженого. А вот предложение Микояна по внедрению производства домашних холодильников глава страны поначалу завернул – мол, зима в России и так длинная.

«Для многих СССР — это мороженое. Единственный продукт, который не был дефицитом (по крайней мере, в городах) и какой не уступал зарубежному. Возможно, потому, что на мороженое обратил особое внимание Микоян, Сталин даже укорял его, что для него изготовление неплохого мороженого важнее коммунизма», — писал Александр Уланов.

Зато Сталин поощрял микояновскую инициативу по стройке современных мясокомбинатов.

Без них усилия по мясозаготовке, осуществляемой с большим напряжением, зачастую были напрасными. Вождь собственноручно устроил Микояну «травяную улицу» для возведения объектов такого рода по всей стране. В итоге интенсивное строительство развернулось уже в годы первой пятилетки. Массовое появление пищевых предприятий дало возможность перебежать от кустарных промыслов к полноценной индустрии.

«Уже стемнело, площадь освещали яркие фонари, горела пестрая реклама на крыше Политехнического музея: «Всем отведать пора бы, как вкусны и нежны крабы», «А я ем повидло и джем», «Нужен вам гостинец в дом? Покупай донской залом». Это все идея Микояна, курировавшего также и внутреннюю торговлю. Он звал знаменитых поэтов придумывать броскую рекламу, наподобие Маяковского: «Нигде кроме, как в Моссельпроме», — вспоминал сталинский переводчик Валентин Бережков.

Вступление по всему Союзу так называемых рыбных дней в 1932 году – тоже работа Микояна. При нем сложилась трехчастная система типового обеда – первое, второе и компот.

Источник