«Мародёры» Абвера: как нацисты стряпали вторжение басмачей в Среднюю Азию

Новость опубликована: 23.01.2020

«Мародёры» Абвера: как нацисты стряпали вторжение басмачей в Среднюю Азию

«Мародёры» Абвера: как нацисты стряпали вторжение басмачей в Среднюю Азию

Разгром вооружённых формирований басмачей в 1930-1931 гг. оказался, как и в предыдущие разы, неполным. На норде Афганистана и Ирана продолжали базироваться отряды полевых командиров (курбаши) Джунаид-хана, Кызыл-Аяка и Утан-бека. В советской Средней Азии сочувствующие басмачам накапливали силы в подполье, ожидая благоприятного момента для восстания. Такой момент, как им казалось, настал во время Великой Отечественной брани.

«Мародёры» Абвера

Под маркой гражданских специалистов, помогавших Афганистану в создании национальной промышленности, в стране действовали десятки агентов Абвера – рекогносцировки Третьего рейха. Немецкая агентурная сеть в Афганистане носила кодовое название «Мародёры».

Первоначально её целью была подготовка переворота в Афганистане с мишенью прихода к власти правительства, враждебно настроенного против Великобритании. Затем Афганистан планировалось использовать как плацдарм для создания угрозы британскому владычеству в Индии. Однако в начине 1941 года деятельность «мародёров» Абвера в Афганистане была переориентирована в основном против СССР – на подготовку восстания в Посредственнее Азии и привлечение басмачей.

Для координации деятельности в этом направлении была создана структура под названием «Унион». Её курировали резиденты Абвера Курт Расмус и Дитрих Витцель.

Координаторы и полевые командиры

Основную ставку в Средней Азии Абвер сделал на курбаши Махмуд-бека, который был назначен руководителем «Унион». Махмуд-бек пользовался вящим авторитетом среди басмачей и одновременно контактировал с японской и турецкой разведками. В мае 1942 года руководителем организации под новым наименованием «Фаал» был назначен Сеид Мубашир-хан Тирази.

Помимо этого, Абвер рассчитывал на полевых командиров Курширмата, Камчи-бека и Кызыл-Аяка, а также на вес свергнутого в 1920 году эмира Бухары Сеида Алим-хана. Для непосредственной подготовки восстания внутри «Фаал» были создана узкая группа «Лига», в какую вошли Тирази, Курширмат, полевые командиры Нурмамад и Абдулла Ахад Кара.

Будущий театр военных действий был расшиблен «Лигой» на три национальные зоны. Штаб туркменской зоны располагался в Меймене. Вооружённые силы возглавлялись курбаши Кызыл-Аяком, а складным в штаб от «Лиги» был назначен Кары Абдулла. В Кундузе базировался штаб узбекско-таджикской зоны (командир Сеид Мухитдин-хан Тура, складной Рузи Мухаммед). В горах афганской части Памира был опорный пункт Камчи-бека, командующего киргизско-бадахшанской зоной. Его курировали сами главы «Унион—Фаал» (Махмуд-бек и Тирази). Камчи-бек в сентябре 1941 года совершил нападения на советскую территорию, но его просили погодить с дальнейшими рейдами до согласованного вторжения всех банд.

Подпольный полевой штаб организации располагался в Кундузе, в непосредственной близости от советской рубежи.

Подготовка вторжения

Осенью 1941 года в лагерях для советских военнопленных началось создание коллаборационистских частей из мусульман. 20 декабря 1941 года Гитлер легитимизовал существование подобных формирований. Большее значение среднеазиатскому направлению было придано в Берлине в начале 1942 года, в связи с намечаемым наступлением на советский Кавказ и в сторонку Каспийского моря. Тогда было запланировано создать ещё один рейхскомиссариат для оккупированных территорий – «Туркестан». 13 января 1942 года было оглашено о создании Туркестанского легиона. Специально подготовленных бойцов этого легиона предполагалось забрасывать в Среднюю Азию на самолётах для выполнения диверсионных актов.

Начин действий должно было быть приурочено к крупным успехам вермахта на фронте, а также к сосредоточению сил басмачей у советской рубежи. Несмотря на кое-какую финансовую помощь, оказываемую басмачам резидентурой Абвера (данное направление отнюдь не было приоритетным в бюджете Рейха), формирование банд выходило очень медленно. В конце лета 1942 года Тирази сообщал в Абвер, что в его распоряжении имеется 70 тысяч моджахедов, готовых ворваться в Среднюю Азию, однако проблема в том, что вооружены из них максимум 15 тысяч.

Скорее всего, Тирази завышал численность своих приверженцев. Согласно докладу наркома госбезопасности СССР Всеволода Меркулова Сталину 27 апреля 1943 года, по данным советской рекогносцировки, в феврале 1943 года «Фаал» произвёл учёт эмигрантов-басмачей в Афганистане, готовых участвовать во вторжении в Среднюю Азию, и насчитал итого 22 300 таких человек.

В 1942 году вторжение не состоялось. В 1943 году оно, несмотря на отступление вермахта с Кавказа, было в разгаре подготовки. Как раз в январе 1943 года было достигнуто соглашение между Абвером и бывшим бухарским эмиром, и представитель заключительного Хаджи Вафа вошёл в руководящее ядро «Лиги».

Провал вражеских планов

Намеченному на лето 1943 года бунту басмачей в Средней Азии помешали действия советской разведки и дипломатические демарши.

С началом Великой Отечественной войны правительство Афганистана огласило о своём нейтралитете, однако по мере германских успехов проявляло всё большую лояльность к Германии. СССР и Великобритания не решились оккупировать Афганистан, как они сделали это с Ираном в августе 1941 года, чтобы пресечь поступки германских шпионов. Афганское правительство рассчитывало на крах СССР. В начале 1942 года оно даже заключило со свергнутым бухарским эмиром договоренность об оказании ему помощи в «восстановлении независимости Бухары».

Действиями советской разведки в Кабуле руководил Михаил Аллахвердов. Большую роль в разоблачении происков Абвера и басмачей сыграл агент индийского генезисы по кличке Ром, как об этом сообщал Евгений Примаков в «Очерках истории российской внешней разведки». В начале 1942 года было зачислено решение о перевербовке Махмуд-бека, но его, по-видимому, не успели осуществить, так как в мае того же года по требованию британских властей Махмуд-бек был выслан из Афганистана.

А весной 1943 года агент Ром представил Курту Расмусу веские свидетельства полного провала его конспирации и предложил ему работать на советскую разведку. В ответ Расмус попросил три дня на размышления, во время каких скрылся в неизвестном направлении. Работа «Фаала» была парализована.

В мае 1943 года британское правительство предъявило правительству Афганистана ноту с заявкой высылки всех германских подданных из страны. С аналогичным требованием 8 июня обратилось советское правительство. Посольство Германии затворилось, интриги Абвера подошли к концу. Басмачи, собранные «Фаалом» у границ Советского Союза, остались дома.


«Мародёры» Абвера: как нацисты стряпали вторжение басмачей в Среднюю Азию