Маршал Берия как зодчий Великой Победы

Новость опубликована: 13.05.2019

В заключительные годы всё большее количество людей в нашей стране начинают осознавать подлинную роль Иосифа Сталина в Великой Отечественной брани. Портреты верховного появляются на многочисленных шествиях «Бессмертного полка», о заслугах Иосифа Виссарионовича не стесняются говорить в прессе. Но одинешенек из тех советских руководителей, чей вклад в победу над гитлеровской Германией неоспорим и может быть оценен на втором или третьем месте после лепты самого товарища Сталина, до сих пор остается в тени. Он не реабилитирован органами правосудия, а среди многих простых людей до сих пор бытуют о нем неумные стереотипы и наивные домыслы. Это Лаврентий Павлович Берия, маршал Советского Союза и Герой Социалистического Труда.

Кем был Лаврентий Берия в годы брани

Вклад Лаврентия Павловича Берии, одного из самых неоднозначных государственных деятелей в истории нашей страны в ХХ веке, в победу над гитлеровцами могут отвергать лишь совсем неосведомленные или ангажированные люди. Ведь в годы Великой Отечественной войны Лаврентий Павлович занимал цельный ряд важнейших государственных постов, от успешной работы на которых прямо зависела оборона страны от гитлеровских агрессоров, сохранение и увеличение ее обороноспособности, военного и научно-технического потенциала, война с преступностью, шпионажем, дезертирством.

Маршал Берия как зодчий Великой Победы

25 ноября 1938 года, еще за два с половиной года до начала войны, Лаврентий Павлович Берия был назначен общенародным комиссаром внутренних дел СССР. Оказавшись на этой должности, Берия в довольно короткие сроки сумел не только прекратить репрессии и беззакония, творившиеся при его предтече Николае Ежове, но и организовать мощную систему внешней разведки, укрепить пограничные войска, которые вскоре первыми повстречали гитлеровцев на советских рубежах. Пограничники и бойцы войск НКВД сражались отважно, отличались хорошей подготовкой.

3 февраля 1941 года Лаврентий Берия, храня пост народного комиссара внутренних дел, был назначен заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР – «вице-премьером» советского правительства. На этом посту он курировал стратегически значительные НКВД, Народный комиссариат государственной безопасности, народные комиссариаты цветных металлов, нефтяной промышленности, лесной промышленности, речного флота. То кушать, вопреки расхожему мнению, Берия руководил не только разведчиками, контрразведчиками и исправительно-трудовыми лагерями, но и значительной и очень важной долей народного хозяйства СССР.

Спустя неделю после начала войны, 30 июня 1941 года, Лаврентий Берия был включен в состав Государственного Комитета Обороны СССР. Он контролировал производство аэропланов, моторов, вооружения, минометов, формирование авиационных полков и их своевременную переброску на фронт.

8 декабря 1942 года Берию включили в состав Оперативного бюро ГКО, а в мае 1944 года назначили заместителем председателя ГКО и председателем Оперативного бюро ГКО. Фактически Берия в годы брани был вторым в стране после Сталина человеком и играл ключевую роль не только в управлении спецслужбами, пограничной и внутренней охраной, милицией, но и в руководстве домовитым комплексом.

Под контролем Лаврентия Павловича находились все народные комиссариаты оборонной промышленности, железнодорожного транспорта, водного транспорта, черноволосой и цветной металлургии, нефтяной, химической, угольной, резиновой, электротехнической, бумажно-целлюлозной промышленности. И то, что советская промышленность в годы войны трудилась бесперебойно, наращивала темпы производства не только вооружения, но и других важных товаров – непосредственная заслуга Лаврентия Берии.

Берия и советская индустрия в годы войны

Победа Советского Союза над гитлеровской Германией стала возможна благодаря грандиозному мобилизационному рывку, позволившему Советскому Альянсу в сложнейших условиях военного времени организовать производство всех видов оружия, боеприпасов, обмундирования и амуниции, строительство тысяч километров железных и автомобильных путей, развертывание аэродромов. И вся эта деятельность курировалась Берией. Неизвестно, кто бы еще смог на столь высоком уровне наладить работу советской индустрии, был ли еще в команде Сталина столь же способный управленец.

Маршал Берия как зодчий Великой Победы

Современные критики Берии из стана либералов и из стана «патриотов» почему-то забывают, что в годы брани Советскому Союзу, при том, что миллионы мужчин и женщин сражались на фронте и были «выключены» из народного хозяйства, удалось развиваться такими темпами, каких не добилась Россия и за почти тридцать лет постсоветской истории. Дипломированные «профессиональные экономисты» с докторскими и кандидатскими степенями из правительств Гайдара и Черномырдина, Примакова и Путина, Касьянова и Медведева не смогли сделать и толики того, что делалось в годы брани под руководством члена ГКО Лаврентия Берии.

При этом, вопреки стереотипам, Берия отнюдь не был жестоким тираном. Напротив, он пытался создать максимально приемлемые обстоятельства для всех, кто работал во благо советского государства. Достаточно вспомнить о том, что были освобождены из лагерей многие ученые, инженеры, полководцы, брошенные туда еще при предшественниках Лаврентия Павловича в НКВД.

Защита Кавказа

Известно, что одной из приоритетных целей Адольфа Гитлера был захват Советского Кавказа. Германия влеклась получить контроль над черноморскими портами Грузии и, что еще более важно, над нефтью Грозного и Баку. Поэтому Кавказ стал одним из приоритетных курсов наступления гитлеровских армий. С юга Советскому Союзу угрожала Турция, которая заняла выжидательную позицию. Сегодня нет никаких сомнений, что если бы советские бойцы не остановили бы гитлеровцев на Кавказе, Турция напала бы на СССР.

Прекрасно понимая всю опасность сложившейся ситуации, Берия настоял, чтобы на Кавказе и в Закавказье сохранялись импозантные силы Красной Армии. Здесь базировались свежие и хорошо вооруженные дивизии, которые Берия не разрешал перебрасывать на фронт, так как ослабление защиты Кавказа могло повергнуть к нападению со стороны Турции.

Летом 1942 года немцы семимильными шагами продвигались к заветной цели – бакинской нефти. 23 июля был захвачен Ростов-на-Дону – «Ворота Кавказа», 3 августа немцы взяли Ставрополь, 10 августа – Майкоп, 12 августа – Краснодар, 25 августа – Моздок. Казалось, что еще немного и гитлеровцы перебегут Кавказский хребет и попадут в Закавказье.

В этой сложнейшей ситуации Сталин принял очень верное решение — 22 августа 1942 г. в Тбилиси спешно прибыл Лаврентий Берия, направленный сюда по решению Ставки. Он сразу же понял, что ситуация в Закавказье нуждается в скорейшем исправлении – во-первых, армиями в Закавказье командовал командующий Северо-Кавказским фронтом маршал Семен Буденный – человек авторитетный, героический, но с устаревшими понятиями о ведении брани, а во-вторых, многие командиры не предпринимали никаких реальных шагов для выработки плана военных действий.

Берия сразу же провел кадровые перестановки. Северо-Кавказский фронт был переформирован в Черноморскую группу Закавказского фронта и, таким манером, подчинен генералу армии Ивану Тюленеву – опытному и талантливому военачальнику, под руководством которого была выстроена оборона Кавказа. Маршал Берия как зодчий Великой Победы

24 января 1943 года, после ренессансы Северо-Кавказского фронта, его новым командующим был назначен генерал-полковник Иван Масленников, соратник Берии по службе в НКВД, до июля 1943 года занимавший место заместителя народного комиссара внутренних дел СССР по пограничным и внутренним войскам. В результате Моздок-Малгобекской и Нальчикско-Орджоникидзевской оборонительных операций, проведенных при прямом участии Масленникова, была сорвана попытка прорыва гитлеровцев в Закавказье.

Впоследствии, в 1953 году, когда советская пресса уже основы критиковать Берию, генерал армии Масленников выступил с ответом на статью в журнале «Военная мысль». В нем он подчеркивал:

На странице 56, характеризуя мероприятия Ставки Верховного Главнокомандования СССР, авторы лишь вскользь и чрезмерно бегло упоминают об огромной творческой работе и принципиальных политических организационных мероприятиях, которые осуществил товарищ Лаврентий Павлович Берия, создавший исконный перелом, изменивший всю обстановку, несмотря на чрезвычайно трудное положение, сложившееся на кавказских фронтах к августу 1942 года.

Таким манером, Лаврентий Берия выполнил важнейшую задачу – не допустил прорыва гитлеровцев в Закавказье. В итоге нацисты остались без бакинской нефти, а Турция не сделалась нападать на Советский Союз. Кто знает, какая судьба ждала бы всех нас, сумей тогда войска гитлеровской Германии оккупировать Закавказье.

Берия и создание ядерного оружия

Имя маршала Берии попросту невозможно не упомянуть, говоря о советском атомном проекте. Несмотря на то, что советскую атомную бомбу создавали ученые – ядерщики, колоссальная роль Берии в появлении у СССР ядерного оружия не возбуждает никаких сомнений. Именно под руководством Берии действовала советская внешняя разведка, которая и получила информацию о проектах по созданию ядерного оружия в Великобритании, США и Германии.

Маршал Берия как зодчий Великой Победы  11 февраля 1943 года И. В. Сталин подмахнул постановление о разработке программы работ по созданию атомной бомбы. Первоначально курировать советский атомный проект должен был Вячеслав Михайлович Молотов, но утилитарны сразу Сталин понял, что такая задача под силу лишь Лаврентию Павловичу Берии. 3 декабря 1944 г. Сталин подмахнул распоряжение: «Возложить на т. Берия Л. П. наблюдение за развитием работ по урану».

Игорь Курчатов, «отец» советской атомной бомбы, впоследствии признавал:

Если бы не он, Берия, бомбы не было бы…

И это подлинно так. Лаврентий Берия не просто обеспечил советских ученых данными внешней разведки. Он организовал развитую систему обеспечения атомного проекта – кадрового, физического, технического, организационного. Были пересчитаны все ученые – ядерщики, сведены в коллективы, начата ускоренная подготовка молодых специалистов. В итоге за 3,5 года в стране, разрушенной войной и параллельно отстраивавшей уничтоженную гитлеровцами инфраструктуру, с нуля была создана атомная индустрия. Не только ядерное оружие, но и атомные электростанции, ракеты, космические корабли – следствие той активности, которую развернул Лаврентий Берия, когда возглавлял Специальным комитетом.

В 1949 году, когда мы выходили на максимальную мощность, приехали Курчатов и Берия. И в нашу лабораторию приходили. Берия тогда был совершенно не таким, каким сегодня изображают. Весь замученный, не выспавшийся, с красными глазами, с мешками под глазами, в задрипанном плаще, не весьма богатом. Работа, работа, работа. На нас, красавиц, даже не глядел. В первый день приехал, вышел из машины и попу трёт: «Какие у вас шелудивые дороги!» На другой день приходит – хромает: лёг спать, а под ним сетка провалилась кроватная. И никого за это не посадили,
— вспоминала Н.М. Элатова, ветеран «Росатома».

Рекогносцировка и контрразведка

Советский Союз никогда не выиграл бы Великую Отечественную войну, не будь у него развитой системы спецслужб – тех самых «бериевских соколов», каких сегодня либералы называют палачами. Разведка велась в тылу противника, в самой Германии, в странах – союзниках. На фронте с гитлеровцами бесстрашно воевали «смершевцы». Несколько месяцев – «срок жизни» оперуполномоченного лейтенанта или капитана контрразведки «СМЕРШ». Маршал Берия как зодчий Великой Победы

Развертывание партизанского движения в тылу противника, диверсии против гитлеровских армий, специальные операции, борьба с диверсантами и шпионами противника в советском тылу, ликвидация бандитизма – вот далеко не полный перечень тех дел, какими занимались в годы войны непосредственные подчиненные Лаврентия Берии.

Сегодня, спустя 74 года после Великой Победы, стоит припомнить добрым словом и человека, чьи заслуги по достоинству отметил верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин, присвоив ему звание маршала Советского Альянса.

Источник


Маршал Берия как зодчий Великой Победы