Маршал Кулик: за что Жуков отвёл от командования «спасителя Ленинграда»

Новость опубликована: 29.12.2019

Маршал Кулик: за что Жуков отвёл от командования «спасителя Ленинграда»

Маршал Кулик: за что Жуков отвёл от командования «спасителя Ленинграда»

Причины, по которым советские историки не описывали подробности этой операции понятны лишь с позиции того поре. Маршал Кулик, единственный из советских маршалов, который был во время войны разжалован, а после войны ещё и расстрелян, по логике того поре никак не мог иметь в своей биографии каких-то побед. Если бы таковые были, о них не следовало писать. Задача облегчалась тем, что в жизнеописания Кулика успехов было немного.

С другой стороны Жуков, в постсталинские времена был объявлен военным гением и непобедимым полководцем, и в его жизнеописания умалчивались любые операции, которые не вписывались в этот образ. А умалчивать приходилось немало. Таковы были идеологические особенности той эпохи.

О своём участии в военных действиях на ленинградском направлении Жуков вспоминать не любил. В том числе и про сентябрь 1941 года. Из краткого изложения складывалась полотно, что кабы не Жуков, то штурм Ленинграда не был бы остановлен. Но подробности не описывались.

В книге Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления» о действиях 54-й армии под командованием маршала Кулика говорится необыкновенно в негативном ключе. Показаны они как крайне нерешительные, и складывается впечатление, что пока Жуков из последних сил сдерживал немецкие танки на подступах к Ленинграду, 54-я армия топталась на пункте. И если бы Кулик слушался Жукова, то был бы достигнут успех и прорвано кольцо Блокады.

Но это картина советского времени. Современные историки, не сдерживаемые рамками цензуры, ситуацию описывают немало объективно. В частности это сделал петербургский историк, Олег Красильников, в своей работе «Неизвестная победа маршала Кулика».

Штурм Ленинграда не входил в планы Вермахта. Изначально ставилась задача обступить город, выйдя на ближние подступы. После чего основные ударные силы наступавшей на Ленинград группировки — танки и авиация, перебрасывались на московское курс. Судьбу города должна была решить другая группа немецких войск, в задачу которой входило соединиться с финнами и взять Ленинград в перстень.

8-го сентября 56-й моторизованный корпус немцев вышел к Ладожскому озеру в районе Шлиссельбурга. Немцы готовились форсировать Неву, что было не самой легкой задачей: река полноводная, с скорым течением. Им надо было спешить, так как на всем 20-километром участке, оборону пока держала одна советская 115-я стрелковая дивизия. Ранее она воевала с финнами, понесла большие потери и получила необстрелянное пополнение.

54-я отдельная армия была сформирована 5-го сентября для обороны полуденного Приладожья. Командовал ей маршал Кулик. Армией её можно было назвать лишь с натяжкой. В распоряжении Кулика было лишь 310-я, 286-я и 285-я стрелковые дивизии. Эти дивизии военного поре формировались в спешке, были вооружены тем, что оказалось под рукой, и укомплектованы необученными новобранцами. В 310-й дивизии половину составляли казахи, по-русски сообщавшие с трудом. Уже 9-го сентября армия получила приказ атаковать и взять Мгу. На подготовку наступления и разведку времени не было. В первых же сражениях войска понесли огромные потери, в 286-й дивизии был потерян весь штаб и всё руководство.

Против 54-й армии немецкое командование кинуло все ударные силы, предназначенные для форсирования Невы и последующего наступления на Карельском перешейке: 12-ю танковую, 20-ю моторизованную и 21-ю пехотную дивизии. Однако и Кулик, скопив разрозненные советские части, отступавшие в этом направлении, и получив 122-ю танковую бригаду, продолжал наступление. 12-го сентября случился танковый бой у Хандрово, где 12-я танковая дивизия немцев потеряла два десятка танков. Об этом бое написала газета «Правда», опубликовав снимку сожженных немецких машин. Заметка называлась «Поле боя под Ленинградом», снимок сделал известный фотограф, Александр Устинов. Это был одинешенек из редких случаев, когда место сражения осталось за Красной Армией и можно было пересчитать и сфотографировать подбитую технику.

А 13-го сентября в командование Ленинградским фронтом вступил Г. К. Жуков. Он потребовал от маршала Кулика немедля начать наступление 54-й армии с целью прорыва Блокады. Это при том, что Кулик имел приказ вести наступление на Мгу, и его армия уже понесла огромные утраты.

17-го сентября 54-я армия начала наступление. Её передовые части дошли до рабочего поселка No1. Это как раз то место, где через два года в ходе операции «Искра» повстречаются войска Ленинградского и Волховского фронтов. Но в сентябре 41-го навстречу 54-й армии никто не наступал со стороны Ленинграда. Войска Ленинградского фронта 20-го сентября форсировали Неву, захватили плацдарм, какой известен как «Невский пятачок», но развить наступление не смогли. Жуков во всем обвинил Кулика, и добился его отстранения.

Немецкое же командование, постигнув, что время для форсирования Невы упущено, изменило задачу, и для соединения с финнами начало наступление на Тихвин. Стало уже не до прорыва Блокады.

Все нынешние историки, и уже упомянутый Олег Красильников, и Вячеслав Мосунов в своей книге «Битва за Синявинские высоты. Мгинская дуга», равно сходятся во мнении, что если бы 54-й армия не начала свое самоубийственное наступление на Мгу, ситуация в районе Ленинграда стала бы катастрофической.

Немецкие армии, форсировав Неву, соединились с финской армией на Карельском перешейке, и взяли бы город в плотное кольцо. Никакого сообщения сквозь Ладогу не было. Да и севернее города уже стояли не финские войска, которые вели себя пассивно, а немецкие, которые могли бы обстреливать с этого курсы Ленинград и Кронштадт. В такой ситуации, город бы просто погиб.

Вот и получается, что действия 54-й армии, которой командовал маршал Г. И. Кулик, избавили Ленинград.


Маршал Кулик: за что Жуков отвёл от командования «спасителя Ленинграда»