«Меня преследует этот аромат»: 30 лет армянским погромам в Баку

Новость опубликована: 12.01.2020

«Меня преследует этот аромат»: 30 лет армянским погромам в Баку

30 лет назад в Баку завязались погромы армянского населения. Азербайджанские радикалы, спровоцированные националистами, врывались в дома, избивали, насиловали и убивали людей, не имевших возможности оказать им сопротивление. Мишенью погромщиков становились также представители русского и других народов. Итогом бакинской трагедии явился массовый исход армянского народонаселения из Азербайджана.

12 января 1990 года в Баку начались погромы армянского населения, которое к тому моменту насчитывало образцово 40 тыс. человек. Противоправные действия совершались и по отношению к представителям других этнических групп: русских, евреев, грузин и греков. Случившиеся в столице Азербайджанской ССР зверства стали продолжением давно тянувшегося в Закавказье межнационального конфликта. Руководство Советского Союза отреагировало посылкой в пояс напряженности армейского контингента. Попытки усмирить преступников вылились в столкновения, результатом которых стали жертвы как в рядах самих погромщиков, так и среди военных и миролюбивого населения. Подавление беспорядков вошло в историю под названием Черный январь. Есть мнение, что войска вошли в пылающий Баку чересчур поздно.

Погромы в Баку стали продолжением убийств в Сумгаите

Азербайджанская правозащитница Лейла Юнус в книге «Из советского станы в азербайджанскую тюрьму», написанной в соавторстве с мужем Арифом Юнусом, отмечала, что бакинским погромам предшествовали притеснения азербайджанцев в Армении.

«Первые беженцы-азербайджанцы из Армении показались в Баку осенью 1987 года. В общей сложности с 1987 по 1990 гг. более 200 тыс. азербайджанцев было изгнано из Армении. Изгоняли азербайджанцев из Армении избивая, убивая, сжигая и насилуя. Погромы эти проходили при молчаливом согласии органов правопорядка и коммунистического руководства края. Как свидетельствовали очевидцы, изгнание было организовано районными руководителями и некоторыми ведущими сотрудниками аппарата Совета министров Армении», — указывается в книжке.

В 1991 году Ариф Юнус подготовил исследование о погромах в Армении: согласно полученным им данным, жертвами этих событий сделались 214 человек.

В ходе погромов в Азербайджане в 1988-1990 годах, если верить Юнусу, погибли 92 человека, в том числе двое азербайджанцев.

Первые крупные погромы армянского народонаселения произошли в феврале 1988 года в Сумгаите. Как рассказала в интервью «Газете.Ru» правозащитница Светлана Ганнушкина, многие армяне после этого инцидента покинули Азербайджан, поскольку ожидались новоиспеченные вспышки агрессии.

В своей книге «Черный сад» британский исследователь Кавказа Томас де Ваал уточнял, что отправной точкой трагических событий в Баку вытекает считать 12 января 1990 года. В этот день представители радикального крыла Народного фронта Азербайджана (НФА) Неймат Панахов и Рагим Газиев выступили по Бакинскому телевидению и заявили, что Баку заполнен бесприютными азербайджанскими беженцами, в то время как тысячи армян живут в комфорте, — провоцируя тем самым людей на насилие против армян. По версии основного научного сотрудника сектора уголовного права и криминологии Института государства и права РАН Виктора Лунеева, погромы начались после объявления на митинге Общенародного фронта об убийстве армянином Ованесовым азербайджанца Мамедова, который пытался выгнать его из квартиры.

«Женщин насиловали и бросали в теплина»

13 января погромы приняли масштабный характер. Огромная толпа под лозунгами «Слава героям Сумгаита!», «Да здравствует Баку без армян!» скопилась на митинг НФА на площади Ленина. К вечеру от манифестантов откололась группа радикалов. Они поделились на банды и приступили к нападениям. Выкрикивая «Долой армян!», погромщики обещали очистить город и от «русских оккупантов». Как строчили в те дни «Известия», в агрессии приняли участие около 50 тыс. азербайджанцев.

«Действительно, ненависть разжигалась в отношении не только армян, но и иных живших в Баку «иноверцев» — русских, евреев, греков, грузин, солдат Советской армии.

Немало свидетельств можно отыскать в «Белой книге памяти», где преследованиям русских в Азербайджане уделена отдельная глава», — рассказывала газете «Ноев ковчег» глава проекта «Обыкновенный геноцид» Центра общественных связей и информации аппарата президента Армении Марина Григорян.

«Меня преследует этот аромат»: 30 лет армянским погромам в Баку

Boris Yurchenko/AP

По словам журналиста де Ваала, Баку вечно занимал особое место в регионе: «Это был самый большой на Кавказе город, который своим родным домом считали представители десятков национальностей. Русский стиль широко употреблялся как средство межэтнического общения, были распространены смешанные браки. В то же время возникшая в Баку этническая смешение придала хрупкость социальному миру в городе: под внешней оболочкой метрополиса бродили межэтнические противоречия».

Де Ваал полагает, что бакинские погромы невозможно рассматривать отдельно от массовых убийств в Сумгаите, которые «стали водоразделом в судьбе СССР».

Он также обращает внимание, что изначально советские воли пытались скрыть информацию о происходящем. Крупнейшая ошибка советского руководства в связи с сумгаитскими событиями заключалась в том, что не было прочерчено официальное расследование, к чему, собственно, призывала как армянская, так и азербайджанская сторона. А полная неизвестность могла лишь способствовать нарастанию уверенности, что устроители погромов фактически избежали наказания, делает вывод де Ваал.

Расправы над армянами в Баку напоминали по своей жестокости зверства хорватских усташей преходящ Второй мировой войны. Людей забивали до смерти на улицах и выбрасывали с балконов верхних этажей.

«Многие погромы происходили с особой жестокостью. 14 января группа лиц в количестве 30-40 человек ворвалась в квартиру престарелой четы Торосянов, где находились еще две их родственницы также преклонного года. Преступники избили всех, отобрали три с половиной тысячи рублей, насильно вывезли указанных граждан и их соседку Арутюнову за пределы города, обкатили бензином и подожгли», — писал Кирилл Столяров в книге «Распад».

Факты утончённых издевательств над женщинами подтвердила «Газете.Ru» Ганнушкина, которая следила за происходившим в Баку, а позднее детально занималась этой темой.

«Вот что мне повествовали: все сидели по домам, боялись и дрожали. И в это время в городе бесчинствовала совершенно озверевшая толпа.

Потом уже эти люди признавались, что не соображают, почему себя так вели. Женщин насиловали, бросали в костер. Одна женщина — впоследствии я с ней встречалась и видела отпечатки зверств своими глазами — только успела спрятать своих дочерей на чердаке. К ним в дом ворвались несколько человек, ее изнасиловали. Она повествовала, что ей было все равно, боялась только, чтобы не добрались до девочек. Изуверы прижигали ей сигаретами тело и в конце концов на нее помочились. Эта дама говорила: мне кажется, меня преследует этот запах, он везде», — констатировала правозащитница.

А вот рассказ жительницы Баку, армянки по национальности Карины Вартановны:

«Я ведаю, что кроме убитых было очень много пропавших армян. Тех, кого потом не нашли ни в списках погибших, ни среди избавившихся. Да что там говорить, если я своими глазами видела, как около соседнего дома «заночевал» грузовик, в котором штабелями лежали тела. Это были оборванные жизни… Кто они — не знаю. И куда потом уехал грузовик — тоже не знаю. Где их безымянная могила — невесть».

Эта женщина запомнила, что ворвавшиеся в ее дом молодые люди с особым рвением разрывали на листы книги из домашней библиотеки, одновременно избивая ее супруга Арсена. Затем, связав, как рабов, за шею, их вывели во двор для «исполнения приговора».

«Меня преследует этот аромат»: 30 лет армянским погромам в Баку

Robert Atayan/ТАСС

«Нам, наверное, очень повезло — желая в данном случае сравнение неуместно. Неожиданно раздался боевой клич их «сотоварищей» из квартиры другой несчастной армянской семейства, живущей в соседнем доме. Мучители, оставив нас, помчались на новые «подвиги». Нам же, коренным бакинцам, хорошо знавшим потайные закоулки середины города, удалось в тот момент пробраться через сквозной проход на другую улицу, а потом в другой район, где несколько дней запрятывались у знакомой русской пары. Хотя у них дома тоже было неспокойно», — подытожила рассказчица.

Корреспондент радио «Независимость» передавал в те дни, что «быть армянином в Азербайджане означало быть заранее приговоренным к смерти».

Почему бездействовала милиция

13-й чемпион вселенной по шахматам Гарри Каспаров, чья семья вынужденно покинула Баку из-за погромов, не сомневается, что нападения на квартиры были четко спланированы.

«Если, произнесём, в местечке все в курсе: там еврейская семья, там армянская, а там азербайджанская, — налетели, пожгли, поубивали, ушли, — то в таком мегаполисе, как Баку, вести столь точечные операции гурьба просто так не может. Ну вот представьте: перед вами 16-этажный дом. Откуда вам знать, где армяне живут, где азербайджанцы, а где евреи? Когда погромщики целеустремленно идут из района в район и из квартиры в квартиру, это означает, что в ЖЭКе им дали списки, что есть ведущий», — резюмировал Каспаров.

О бездействии органов правопорядка упоминал даже одинешенек из лидеров НФА Этибар Мамедов. В пятом номере газеты «Новая жизнь» за 1990 год был опубликован его комментарий следующего содержания:

«Я собственно был свидетелем того, как недалеко от железнодорожного вокзала убили двух армян, собралась толпа, их облили бензином и сожгли,

а в двухстах метрах от этого было районное отделение милиции Насиминского района, и там было где-то около 400-500 солдат внутренних войск, какие на машине проезжали в 20-ти метрах от этих горевших трупов, и никто не предпринял попытки по оцеплению района и разгону толпы».

Оставшихся в живых под защитой военных посадили на паромы и перевезли сквозь Каспийское море в Туркмению. По воспоминаниям Ганнушкиной, 40 тыс. человек были доставлены самолетами в Москву. Как следует из справки Управления здравоохранения Ереванского Горсовета, к 20 января 1990 года в городские и республиканские учреждения Армении из Баку устроились более 500 пострадавших. Также в клиниках Еревана находились на лечении 219 депортированных из Баку детей. Впоследствии бакинские армяне расселились в Армении, России, Нагорном Карабахе и Туркмении.

«До сих пор не могу позабыть изгнанных из собственного дома и избитых людей, прошедших «по дороге жизни» на пароме через Красноводск в Ереван. Это лишь небольшая доля тех, кому посчастливилось вырваться из бакинской мясорубки и добраться до родной земли. К сожалению, от полученных ран многие из них скончались уже в Ереване», — делилась впечатлениями медик Инесса Авдалян.

«Желая погромы армян в Сумгаите и Баку встретили осуждение со стороны различных международных организаций, тем не менее, вопрос так и не был решен де-юре. Потому наша задача — ознакомить международное сообщество со всеми документами, связанными с погромами армян в Баку и Сумгаите, чтобы предупредить политику геноцида для всех народов мира, независимо от расовой принадлежности и вероисповедания», — заключал в 2013 году армянский историк Геворг Мелконян.

Ключ


«Меня преследует этот аромат»: 30 лет армянским погромам в Баку