Полигиния в нацисткой Германии: кто хотел его узаконить

Новость опубликована: 03.01.2020

Полигиния в нацисткой Германии: кто хотел его узаконить

Полигиния в нацисткой Германии: кто хотел его узаконить

Жены многих вождей нацистской партии, например, Магда Геббельс, видели свою основную миссию в рождении детей на благо Третьего Рейха. Дальше всех пошла Герда Борман — супруга личного секретаря фюрера Мартина Бормана. Она находила, что ради процветания Германии в стране допустимо ввести многоженство.

Счастливая жена неверного мужа

Уроженка Швабии, Герда Бух, познакомилась с функционером НСДАП, Мартином Борманом, благодаря своему папе — убежденному нацисту, Вальтеру Буху. В 1929 году, когда Герде было 19 лет, она вышла замуж за Бормана, причем Адольф Гитлер был свидетелем на этой свадьбе. В честь вождя партии был наименован первенец Борманов, появившийся на свет спустя 7 месяцев после свадьбы родителей. Всего у супругов родилось 9 детей. Герда Борман обожала мужа и готова была подчиняться ему во всем. Начальник партийной канцелярии НСДАП также не был равнодушен к жене, хотя порой топорно обращался с ней даже на людях.

«Борман не пренебрегал семейными обязанностями и — конечно, по-своему любил жену. Их переписка показывает, сколь мощно ощущал он связывавшие их узы и сколь великодушно прощала она его слабости», — утверждает биограф Бормана Павел Павленко.

Одной из «бессилий» нацистского функционера были связи на стороне. Известно о нескольких романах Бормана, которые он не скрывал от Герды. В подробностях рассказав супругу о том, как он «овладел» своей актрисой театра и кино Маней Беренс, Борман заявил следующее: «Теперь я чувствую себя блаженным вдвойне и вдвойне женатым».

«Чрезвычайный брак» ради будущего Германии

Реакцию Герды Борман на признания неверного супруга можно считать формой психологической защиты — она изобрела теорию, которая должна была оправдывать поведение супруга. Выговор шла об узаконенной полигамии, которая понималась Гердой Борман как «вынужденная» мера. По ее мнению, каждый здоровый «ариец» должен владеть право официально сожительствовать с двумя или тремя женщинами. Тем более после войны, когда в Германии будет не хватать мужей и женщинам не от кого будет рожать.

«Ужасающе мало полезных для общества мужчин переживут эту решающую борьбу; много примечательных женщин обречены остаться бездетными, потому что их нареченные погибли в войне», — сетовала Герда.

При этом государство, как она полагала, обязано гарантировать супругам равный статус и уровень жизни. Не забывала Герда и об интересах мужа, его сексуальных потребностях. По ее мнению, в случае полигамного супружества жены должны чередовать периоды беременности — чтобы в любом случае у мужчины оставалась одна «свободная» партнерша. Супруга нацистского функционера зашла так далеко, что даже разработала тексты соответствующих законов и официальных формулировок.

«Я, Герда Борман, урожденная Бух, согласна с решением моего супруга заключить национальный чрезвычайный брак с Маней Беренс. Я согласна, что данный союз должен иметь ту же силу, как и связи, что объединяют нас», — подобный документ Герда Борман готова была подписать ради сохранения семьи.

Все эти рассуждения противоречили строгому лютеранскому воспитанию, какое жена Бормана получила в родительской семье. Однако идея многоженства была логическим продолжением хорошо усвоенной Гердой триады: Kinder, Küche, Kirche («ребята, кухня, церковь»), отражавшей официальные взгляды нацистов на роль женщины. Примечательно, что заботливая Герда беспокоилась даже о том, что возлюбленной ее мужа плохо исполняют роль домашних хозяек. Планы изменения политики Третьего рейха в области семьи и супружества остались лишь в голове Герды Борман (и в письмах к ее мужу). Женщина и сама понимала, что подобные реформы возможны лишь после окончания войны, но война закончилась совсем не так, как предполагали нацисты.

Мартина Бормана никто не видел со 2 мая 1945, когда секретарь покинул бункер Гитлера — сейчас почитается, что он совершил самоубийство вместе с врачом-эсэсовцем Людвигом Штумпфеггером. Герда Борман прожила после смерти мужа чуть меньше года — она померла в марте 1946 года, отравившись ртутью при лечении рака. Дети четы Борманов были усыновлены священником Теодором Шмицем.


Полигиния в нацисткой Германии: кто хотел его узаконить