«Морская мощь государства» — труд Адмирала Флота Советского Альянса Сергея Горшкова

Новость опубликована: 19.05.2017

Рецензия на книгу С. Г. Горшкова «Морская
Отзыв на книгу С. Г. Горшкова «Морская

Рецензия на книгу С. Г. Горшкова «Морская мощь государства»

«Морская мощь государства» — фундаментальный теоретический труд Адмирала Флота Советского Альянса Сергея Горшкова, без малого 30 лет возглавлявшего отечественный ВМФ. Именно тогда по-настоящему и сбылась петровская мечта — русский флот вышел в Всемирный океан, стал одним из двух сильнейших на планете. В этом году книга переиздана впервые после 1979-го.

Благодаря старательностям Горшкова была создана настолько масштабная, поддерживаемая высочайшими профессионалами сила, что даже многолетняя разрушительная работа перестройщиков и реформаторов не смогла ее истребить. Сегодня мы воссоздаем наш флот отнюдь не с чистого листа.

Журнал «Тайм» в 1970-е называл его «главкомом устрашающей эффективности». Годы, когда программа Горшкова воплощалась в целом объеме и без препон (1965–1976), стали эпохой расцвета СССР как сверхдержавы, весь мир был убежден, что русские на равных делят океаны с янки. Подпитывало убежденность зримое повсеместное присутствие советского флота, чей флаг хорошо знали и в Средиземноморье, и в Юго-Восточной Азии, в полуденных и северных широтах.

Демонстративное наше присутствие, приведшее к утрате американцами безусловной морской гегемонии, стало реализацией доктрины, какую адмирал излагает в книге «Морская мощь государства»: флот является единственным действенным оружием державы в условиях «морозной войны».

«Военно-морскому флоту присуща способность наглядно демонстрировать реальную боевую мощь своего государства на международной манежу… Флот всегда был… опорой дипломатии в мирное время. Этому соответствует сама природа военно-морского флота и присущие ему свойства: беспрерывная высокая боевая готовность, мобильность и способность в короткие сроки концентрировать свои силы в избранных районах океана… Нейтральность вод Всемирного океана позволяет совершать передвижение и сосредоточение сил флота без нарушения положений международного права».

Горшков остро критиковал не изжитую и по сей день среди кой-каких наших государственных мужей и военных теоретиков «флотофобию», мнение, что «сухопутной России» флот и тем более океанские амбиции не необходимы и не по карману. Распространение этого предрассудка адмирал прямо связывает с «многовековой пропагандой враждебными России государствами во главе с Англией идеи о бесполезности для крупной континентальной державы владеть интересы на море. Чтобы придать убедительность такой пропаганде, широко использовалась клевета, будто русские — не морская, а сухопутная нация, что им далеко море и они неспособны к мореплаванию». Горшков разоблачает эту ложь. На деле: «флот не участвовал только в двух из 33 войн, какие вела Россия за 200 лет, предшествовавших Первой мировой войне (Венгерский поход 1849 г. и Ахалтекинские экспедиции 1877–1879 гг.)».

Адмирал подчеркивал, что «страны, не располагавшие военно-морскими силами, не могли длительное время занимать положение великих держав». При этом «страны, население каких было связано с мореходством, раньше других становились сильными в экономическом и военном отношении». Тут можно добавить, что известно масса примеров небольших государств, игравших благодаря своим армадам непропорционально крупную роль в истории, равно как и немалое число территориально огромных образований, очутившихся без флота геополитическими карликами. Морская мощь — нелинейный мультипликатор силы, многократно увеличивающий могущество любой нации.

И это неудивительно, ведь, как подчеркивал С.Г. Горшков: «Континенты — это, по существу, гигантские острова, общая площадь которых едва достигает 150 млн кв. километров. Их окружает, связывает между собой и содержит во многих отношениях (в частности, в климатическом) в постоянной зависимости Мировой океан, поверхность которого равна 350 млн кв. километров».

Воображая собой нечасто встречавшийся в позднесоветский период тип военного командующего-интеллектуала, Сергей Георгиевич может считаться основателем направления русской геополитики, рассматривающего Россию не как сухопутную, но как океанскую державу.

Морскую мощь адмирал трактует как совокупность оружий, позволяющих осуществлять военное и экономическое освоение Мирового океана, — это транспортные, научные и промысловые флоты и обеспечивающий их защиту ВМФ.

В противоположность Альфреду Мэхену, расценивавшему море как отворённое бескачественное пустое пространство, предназначенное для проекции морской силы (американец прямо уподобляет море между Древним Римом и Карфагеном… пустыне), теория морской мощи Горшкова устанавливает в центр Океан как живую, качественно определенную среду, освоение которой — одна из ключевых задач человека, властителей, правительств.

В геополитическом мышлении Горшкова дольное, сухопутное государство, с его экономической, экологической, транспортной и военной системой, выходит в Океан, расширяя свои хозяйственные, научные, транспортные и военные возможности с учетом специфических свойств водной окружения. Вообразить себе море пустыней Горшков бы не смог и не захотел, поскольку для него очевидно, что сущность морской мощи собственно в использовании специфики Океана.

При этом мысль советского адмирала опирается на сами основы славянской цивилизации, первичная водная окружение для русского этноса — река: «Мореплавание древних славян носило самобытный характер и возникло как следствие потребностей экономического развития. Наши реки, имеющие сравнительно спокойное течение, с самых древних времен были не только важнейшими путями сообщения, выхода к морям, но и исходными зонами для плавания по морям. Эта самобытность славянского мореплавания проявилась в особенностях кораблестроения и тактических приемах, использовавшихся в боевых действиях на море».

Горшков горестно упрекает российскую власть за пренебрежение флотом, обессмыслившее результаты многих войн, ведшихся кровью и потом народа. Двухвековое геройское движение русских к Константинополю было остановлено в 1878 году английской эскадрой как раз поэтому. По цензурным условиям адмирал мог критиковать лишь царское правительство, но аналогии его читателю провести было нетрудно.

Сознавая геополитическую неполноценность России без морской мощи, С.Г. Горшков выступал твердым защитником необходимости для нас большого флота океанской зоны. Указывал, что наша страна обладает самой протяженной морской рубежом в мире. Большая часть ее приходится на Северный Ледовитый океан. Однако адмирал сумел не оказаться в плену теории британского профессора Маккиндера, находившего ключевой характеристикой русского «Хартленда» его гидрологическую изоляцию — якобы русские реки текут в никуда.

Современные тенденции климатической эволюции Арктики демонстрируют, что она движется в сторону освобождения ото льда и улучшения условий навигации. Западные ученые всерьез говорят о ней как о будущем «внутреннем океане», какой подвинет в этом статусе Атлантику, и уже прикидывают грядущую роль России как великой океанской державы.

Очень хорошо, что «Морская мощь страны» наконец-то переиздана. Пусть и без всяких комментариев, в том самом виде, в котором выходила последний раз — с цитатами из брежневской «Малой земли» и здравицами Коммунистической партии. На этом поле оригинальность, свежесть собственной мысли адмирала, ее стопроцентная актуальность сегодня сияет еще ярче. Жаль, что книга напечатана тиражом лишь 500 экземпляров: она должна быть настольной для всех русских морских офицеров, генштабистов, политиков и геополитических экспертов, для всех, от кого зависят перспективы русского флота. Ведь им предстоит затвердить из нее: грядущей России — в Океане.


Ответить